Блог «#коТорый_надо_смОтреть»
24 июня 1032

Путин: деньги-то не дошли или не везде дошли

vietovideli Зомбоящик Автор блога

Президент провёл совещание с членами Правительства, посвящённое мерам по защите прав граждан – участников долевого строительства и определению правового статуса самозанятых граждан.

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги!

Мы с вами сегодня обсудим несколько вопросов. И я бы хотел начать с некоторых проблем, которые прозвучали в ходе «Прямой линии». Имею в виду перечисление средств в пострадавшие регионы, доведение их до получателей, до граждан прежде всего. Это и те районы, которые пострадали из-за паводков и из-за пожаров. Вы слышали, что есть определённые нарекания со стороны граждан, и справедливые: деньги-то не дошли или не везде дошли. Поэтому нужно внимательно к этому отнестись. И я попрошу сейчас Министра МЧС доложить, как там реально складывается обстановка на местах.

Потом поговорим с Вами о предложениях по возможной дальнейшей эксплуатации жилых домов и иных объектов капитального строительства, расположенных в охранных зонах нефтепроводов и газопроводов. Понимаю, что тема чувствительная и для наших сетевых организаций, и для граждан. Нужно найти решение.

Потом – по обеспечению защиты прав граждан – участников долевого строительства, об определении правового статуса самозанятых граждан и, наконец, о закреплении за российскими судами приоритетного права на оказание услуг по транспортировке и хранению углеводородного сырья, добываемого на континентальном шельфе и в исключительной экономической зоне Российской Федерации.

Давайте начнём с первого вопроса, который я обозначил, а именно с доведения до граждан средств, выделяемых государством в рамках закона на поддержку пострадавших.

И ещё раз хочу напомнить: и федеральные органы власти, и региональные должны держать это под строгим, постоянным контролем. Речь идёт и о выплате соответствующих денежных компенсаций за утраченное имущество, частично либо полностью, и о восстановлении жилого фонда.

Пожалуйста, Владимир Андреевич, начинайте.

В.Пучков: Товарищ Президент Российской Федерации! Уважаемые коллеги!

В соответствии с Вашими указаниями МЧС продолжает наращивать потенциал по ликвидации чрезвычайных ситуаций, улучшается деятельность органов управления и сил на местах.

Вместе с тем имеется ряд проблемных вопросов по оформлению необходимых документов для получения материальной помощи. Благодаря предпринятым мерам МЧС России и Минфина средства из Резервного фонда Правительства Российской Федерации – если ещё буквально два-три года назад они выделялись в течение трёх-шести месяцев, – сегодня мы довели контрольные сроки принятия решения Правительством Российской Федерации до десяти дней и продолжаем наращивать этот потенциал.

В соответствии с Вашими указаниями в Ставропольском крае мы предприняли дополнительные усилия. Сегодня работают все оперативные группы федеральных структур, работают подразделения Сбербанка, перешли на семидневный и круглосуточный рабочий график, выполняют весь комплекс мероприятий. Из 17 тысяч пострадавших 12 тысяч человек уже получили материальную помощь из федерального бюджета и из бюджета Ставропольского края. На месте продолжает работать 24 комплекса городка жизнеобеспечения, где на месте оказывается необходимая помощь и поддержка людям, в том числе работают юридические службы, специалисты всех структур по оказанию поддержки людям для оформления документов и принятию судебных решений для признания людей пострадавшими. И мы наращиваем усилия федерального центра, служб Ставропольского края для дальнейшего улучшения работы в этой сфере.

Вместе с тем с учётом опыта нашей работы, глубокоуважаемый Владимир Владимирович, я предлагаю возложить на МЧС России дополнительную функцию по усилению контроля за деятельностью органов местного самоуправления и органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации по подготовке всех необходимых документов, по уточнению списков пострадавших в зонах чрезвычайных ситуаций, полномасштабному доведению всей необходимой помощи, обеспечению жильём, восстановлению социальной инфраструктуры и решению других задач.

Доклад закончен. Благодарю за внимание.

В.Путин: Я не против, надо посмотреть только, с юристами проговорить это, но, думаю, в рамках Ваших полномочий, связанных с преодолением последствий чрезвычайных ситуаций, наверное, это можно сделать. Во всяком случае, это нужно дисциплинировать.

Что касается отдельных субъектов, то я знаю, что деньги туда поступили в день «Прямой линии», но на счетах-то деньги были, в том же Ставропольском крае – до 6 миллиардов, по-моему, на счетах было. И могли бы, зная, что перевод обеспечен 100-процентно, могли бы и начать эту работу своевременно. И МЧС, конечно, должно наблюдать внимательно за тем, что происходит. Но и ваша структура должна оперативно работать по определению объёмов ущерба. Мы с вами знаем, что без соответствующих результатов работы комиссий решения окончательно не принимаются. Поэтому здесь нужно делать как можно быстрее, не затягивать. Хорошо?

В.Пучков: Есть.

В.Путин: Антон Германович, у Вас какие комментарии есть на этот счёт?

А.Силуанов: Владимир Владимирович, перечисление средств пострадавшим гражданам у нас осуществляется и контролируется непосредственно Министерством финансов и Федеральным казначейством. Казначейству даны необходимые поручения о том, чтобы эти решения и деньги, которые предусмотрены для выплаты гражданам, перечислялись незамедлительно, в тот же день и в ту же минуту, что называется, как только будет принято соответствующее решение и определены перечни граждан, которые нуждаются в помощи. Поэтому этот вопрос находится в Минфине на особом контроле, и перечисления осуществляются незамедлительно после принятия всех необходимых решений.

В.Путин: Ну, незамедлительно-то не получается. Где ж «незамедлительно»? Если только в день проведения мероприятия, «Прямой линии», перечислены деньги, значит не незамедлительно. Я Вас прошу повнимательнее к этому отнестись.

А.Силуанов: Ясно.

В.Путин: Теперь по поводу свалок, упорядочения содержания полигонов ТБО. Вы их тоже видели. Собственно, что «видели»? Вы и так знаете, насколько серьёзна эта проблема. Я только хочу понять, кто же всё-таки давал разрешение на строительство там, в той же Московской области? Сергей Ефимович, есть у Вас эта информация? Нельзя сказать, что люди самозахватом землю заняли и самостоятельно в нарушение каких-то норм там что-то построили. Это же многоквартирные дома, правильно, многоэтажные?

С.Донской: Да, Владимир Владимирович. Уточню. Минприроды не занимается, но мы как раз сейчас в части всей свалки ТБО поднимали все вопросы и уточнили следующее. Установлена санэпидемзона этой свалки, она составляет 500 метров, была установлена в 2003 году. И строительство этих домов как раз проходило за этой санэпидемзоной, то есть в принципе нарушений не было. На данный момент мы разговаривали с руководителем Роспотребнадзора ещё с точки зрения уточнения и оценки тех рисков, которые по этой свалке существуют. Но, по их уверениям, строительство домов, которое было согласовано несколько лет назад, не нарушало все эти нормы. Поэтому на сегодняшний день по законодательству именно такая ситуация.

В.Путин: Нормы не нарушали, а жить невозможно.

С.Донской: Да. Мы, исходя из этого, договорились ещё о следующих действиях. Во-первых, что касается свалки в Кучино, как её называют. Мы договорились с губернатором, что они принимают решение о закрытии свалки с 2019 года, но с учётом строительства новых объектов, потому что это очень важно с точки зрения того, что объём, нагрузки, которая поступает из Москвы в Московскую область, соответственно, необходимо будет строить новые полигоны, чтобы размещать все эти отходы. Но, до того как будет закрыта эта свалка, этот полигон, было дано поручение, чтобы они начали уже строить необходимую инфраструктуру, которая снизит объёмы или вообще ликвидирует объёмы выбросов биогаза и фильтрата. То есть там ещё необходимо будет провести определённые работы, для того чтобы снизить воздействие на окружающую среду. И эти работы потом будут учтены при рекультивации свалки.

Но в целом проблема на самом деле достаточно серьёзная. Я бы хотел в целом сказать, по всей стране у нас существует более 4 тысяч санкционированных свалок, при этом несанкционированных полигонов за четыре года выявлено более 200 тысяч, 70 процентов ликвидировано, осталось 57 тысяч полигонов. Вместе с тем мы понимаем, что проблема требует системного решения. Принят закон в 2014 году, который создаёт условия для формирования новой системы переработки отходов.

В.Путин: 458-й?

С.Донской: Да.

Ключевые позиции, которые необходимо в ближайшее время решать, – это подготовка и утверждение терсхем, назначение региональных операторов, определение соответствующих тарифов и принятие регионами инвестпрограмм. На сегодня территориальных схем утверждено в 83 субъектах, семь регионов выбрали уже региональных операторов. Несмотря на то что старт работы дан с 1 января 2019 года, когда все регионы должны будут перейти на новую систему, 27 регионов подтвердили, что в 2017 году они готовы начать работу на новой системе. Они уже будут выбирать региональных операторов во втором полугодии этого года и сформируют на их основе инвестиционные программы, в которых будут учтены мероприятия по ликвидации полигонов и, соответственно, строительству новой инфраструктуры.

Вторая новация закона – это обязанность производителей, импортёров либо самостоятельно утилизировать товары после утраты ими потребительских свойств, либо платить за это государству экологический сбор. Я здесь хотел бы подчеркнуть, что экологический сбор – в первую очередь это не фискальный инструмент, а стимул для предприятий перерабатывать отходы. На сегодняшний момент эта норма вступила в силу, в первом квартале начали выплачивать экологический сбор, собрали 1,5 миллиарда рублей, которые мы собираемся направить субсидиями как раз пионерным регионам.

Но вместе с тем регионы указывают на дефицит инвестиций. Мы считаем, необходимо изменить всё-таки подходы к расчёту экологического сбора. В первую очередь это связано с тем, что в 2015 году было принято решение установить минимальный уровень утилизации товаров. На тот момент экономически это было приемлемо. Но на сегодняшний день, с учётом того, что необходимы инвестиции в строительство инфраструктуры, в ликвидацию тех же самых полигонов, всё-таки предлагаем дать поручение Правительству проработать вопрос, связанный с расширением перечня товаров, которые можно было бы утилизировать, и увеличением уровня утилизации, так чтобы это с минимального уровня дошло до уровня, который был бы сейчас приемлем. Тем самым можно, в принципе, собирать до 30 миллиардов рублей и направлять регионам для проведения всех необходимых работ.

Плюс ко всему Правительством на сегодняшний день утверждён приоритетный проект «Чистая страна», в рамках которого уже ведётся работа по ликвидации свалок-полигонов. Речь идёт о 15 свалках-полигонах в 11 регионах страны. Сумма, которая будет затрачена до 2019 года, – более 5 миллиардов рублей.

И ещё важный момент, который хотел бы тоже обозначить. Мы понимаем, что рекультивация свалок – это достаточно сложная сейчас проблема. В отдельных случаях иногда и собственников невозможно найти. И, получается, всё взваливается на плечи государства. У нас есть предложение всё-таки подготовить экономический механизм, который бы гарантировал ликвидацию свалок-полигонов по итогам их работы. То есть чтобы был своего рода якорь, чтобы никто не убежал, не было банкротств и, соответственно, все полигоны-свалки ликвидировались. В мире существует практика создания ликвидационных фондов для таких объектов. Соответственно, если можно, поручите Правительству, чтобы мы проработали как раз этот вариант тоже.

И ещё одна тема, на которой хотел бы остановиться. Это отходы первого и второго класса, по которым, мы считаем, тоже необходимо повысить эффективность работы, это самые опасные отходы. И в мире очень часто используется механизм, при котором создаются соответствующие структуры, государственные структуры, которые занимаются отходами как раз первого и второго класса. У нас есть предложение проработать этот вопрос по аналогии, например, с Росатомом, который как государственная структура занимается радиоактивными отходами, тоже высокоопасными. Мы сейчас провели переговоры с заводами, которые раньше занимались ликвидацией химического оружия. В принципе, можно было бы их привлечь к этой работе. То есть это как раз тоже большой объём работы, и мы могли бы, модернизировав эти заводы, как раз их направить на то, что они будут заниматься отходами первого и второго класса.

Спасибо за внимание.

В.Путин: Вам спасибо за то, что это всё рассказали, это очень интересно и важно, без всяких сомнений. Это большая работа, а проблема нарастала десятилетиями, ещё с советских времён некоторые свалки создавались. Это всё понятно, это требует большой системной работы, к сожалению, для нас.

Вы сказали, что нельзя найти собственников. Ну, мы в этом и виноваты. Как же мы так выстраивали работу, что даже собственников найти не можем? Но из того, что Вы рассказали, я мало что понял, я как представитель тех людей, которые задавали вопросы мне, как жить в таких условиях. Вы вот мне как представителю этих людей, которые живут рядом с этой помойкой, скажите, когда будет закрыта эта свалка, которая жить не даёт им и их детям? Когда она будет закрыта и что это будет такое, как это будет происходить? Конкретно.

С.Донской: Губернатор обещал эту свалку закрыть в 2019 году. Перед этим, в 2017 году, они уже начнут проектирование рекультивации этой свалки и в 2018 году начнут уже предварительные работы по установке систем. Технологии по рекультивации свалки требуют установки систем по отводу биогаза и установки очистных для фильтрации. Это они планируют уже в этом году сделать.

В.Путин: Подождите, скажите мне, пожалуйста, что конкретно нужно будет сделать с этой свалкой? Она будет ликвидирована? Что с ней будет происходить? Я просто хочу для себя понять.

С.Донской: К 2019 году будет изъята лицензия.

В.Путин: О сроках мы сейчас поговорим. Что конкретно сделано должно быть?

С.Донской: Первое. Должны быть проведены все предварительные оценки состояния этой свалки, сейчас это всё идёт. Плюс ко всему к 2019 году…

В.Путин: Нет, опять про 2019 год. Я хочу не сроки, я хочу понять, что сделано. «Оценки должны быть проведены». Оценки чего?

С.Донской: Во-первых, состояния геологии этой свалки, плюс ко всему состояние свалки с точки зрения состава отходов. Это будет необходимо для проектирования.

В.Путин: Хорошо. Понятно.

Дальше, следующий шаг какой?

С.Донской: Следующий шаг – будет подготовлен проект, который будет использован как раз для рекультивации. Он, в свою очередь, пройдёт экологическую экспертизу. После этого губернатор должен обратиться в Правительство, в том числе о включении этой свалки в реестр прошлого ущерба, то есть ликвидации прошлого ущерба. И после этого будет начата уже ликвидация, с 2019 года.

В.Путин: Ликвидация?

С.Донской: Ликвидация свалки.

В.Путин: А что, до 2019 года туда всё будут мусор свозить?

С.Донской: Владимир Владимирович, эта свалка на самом деле не входила в список полигонов, которые должны были ликвидироваться.

В.Путин: Не важно, входила она или не входила. Я спрашиваю другое: до этого времени будут туда возить мусор?

С.Донской: На данный момент не принято решение об окончательном закрытии с сегодняшнего дня. Просто предварительно надо было провести все необходимые работы.

В.Путин: Значит, послушайте меня, и чтобы Воробьёв меня услышал. В течение месяца закрыть эту свалку. Документы, которые должны быть подготовлены (я не хочу заниматься здесь вещами, которые невозможны к исполнению), должны быть подготовлены в самые короткие сроки. Имею в виду эту экспертизу: геологию, состав этого мусора и так далее. Я не знаю, за какое время, самое короткое, можно сделать, но через месяц я спрошу, что сделано, и с Вас, и с Воробьёва.

Третье. Вы сказали, что он должен написать заявку на то, чтобы получить соответствующие средства на это. Считайте, что он написал. К концу дня эта заявка точно будет. И у нас есть 5,4 миллиарда, которые мы выделили из федерального бюджета на эти цели, ещё полтора миллиарда уже собрали в качестве экологических сборов, это уже почти 7 миллиардов рублей. Поэтому используйте эти деньги. Если нужно, попросим Минфин, или можно даже из резервного фонда Правительства, из моего резервного фонда выделить какие-то деньги, они у нас есть там, и профинансировать начало работы. И самым оперативным образом нужно решить вопрос о том, где отходы будут складироваться: где-то в другом месте, вдали от мест проживания, постоянного проживания людей.

Хочу, чтобы Администрация зафиксировала это сегодня в качестве поручения. Дмитрий Анатольевич, и Вас прошу взять под контроль это и довести до конца. Запомнили, что я сказал?

С.Донской: Да, Владимир Владимирович.

В.Путин: Хорошо.

Теперь по поводу реконструкции региональной дорожной сети. Мы обсуждали неоднократно с Минфином вопрос по поводу отчислений из акцизов, которые были повышены некоторое время назад.

Давайте Соколов начнёт, а Силуанов потом прокомментирует.

Пожалуйста, Максим Юрьевич.

М.Соколов: Спасибо.

Уважаемый Владимир Владимирович!

Сегодня, по данным Росстата, дорожная сеть Российской Федерации составляет около 1,5 миллиона километров. Из них порядка 500 тысяч километров – это дороги регионального значения, а около 930 тысяч километров – дороги местного и муниципального значения. При этом соответствие нормативам, нормативному качеству по региональным дорогам, по данным Росстата, – лишь 41,5 процента от всей протяжённости, а по муниципальным дорогам и местным дорогам – менее 40 процентов. Это происходит по многим причинам, но в том числе и потому, что региональные дорожные фонды получают недостаточно средств, для того чтобы обеспечивать нормативное содержание дорог. Только лишь примерно на 15–16 процентов от существующих региональных нормативов (они везде разные, но в том числе во многом соответствуют федеральным стандартам), только лишь на 15–16 процентов идёт наполняемость региональных дорожных фондов. В дальнейшем эти средства передаются на содержание и проведение ремонта или капитального ремонта, доведение до нормативного состояния дорог.

Более того, у нас были приняты решения об увеличении акцизов в рамках предыдущих лет, но при этом эти дополнительные акцизы не поступают в основной массе в региональные дорожные фонды. И если ранее пропорция между федеральным бюджетом и региональными дорожными фондами была 88 на 12 (12 поступало в федеральный бюджет), то в итоге изменений действующего законодательства, Бюджетного кодекса сейчас только лишь 61 процент поступает из собранных акцизов в региональные дорожные фонды. В 2018 году планируется даже ещё меньше – 57,5 процента, а в 2019 году – около 60 процентов.

И, конечно же, по нашему убеждению, средства, которые в полном объёме должны от собранных акцизов отправляться в региональные дорожные фонды, должны коренным образом исправить ситуацию с содержанием региональных и муниципальных дорог. В этом году это примерно могло быть 110 миллиардов, а в следующем, если довести до соответствующей планки, которая была до этого, это 160 миллиардов, а если до 100-процентного зачисления всех собираемых акцизов в региональные дорожные фонды, это бы дополнительно дало им 225 миллиардов, то есть практически треть от существующего объёма. И эти средства, направляемые на ремонт, восстановление и реконструкцию дорог, конечно, исправили бы ситуацию с региональными дорожными фондами.

Хотя надо отметить, что и сами субъекты, руководители субъектов, направляют не в полном объёме собираемые акцизы в свои субъектовые дорожные фонды. По данным Казначейства, например, Саратовская область регулярно выводит около 6 миллиардов рублей из своего регионального дорожного фонда, это более половины. Калмыкия практически полностью замещает федеральными трансфертами собираемые у себя акцизы, то же самое относится к Тверской области, Краснодарскому краю, Ставропольскому краю. И конечно, здесь дополнительно надо поднимать ещё и дисциплину самих субъектов. Соответствующие поправки в законодательство были приняты в прошлом году, и Правительство жёстко следит за тем, чтобы обязательства субъектов по наполнению своих дорожных фондов исполнялись в полном объёме.

Вот основные причины и наши предложения, которые бы могли в ближайшие годы исправить ситуацию с нормативным содержанием региональных и местных муниципальных дорог.

Спасибо.

В.Путин: А стоимость километра у вас проверяется как-то?

М.Соколов: Да, я как раз сказал о сметных нормативах. И здесь федеральное Правительство приняло решение о нормативах содержания федеральных дорог. Совсем недавно мы внесли соответствующие поправки в базовые постановления, сократив, оптимизировав таким образом объёмы. И мы считаем, что субъектам надо в том числе ориентироваться на этот федеральный подход. Некоторые уже привели свои нормативные документы в соответствие с федеральными требованиями, некоторые – ещё нет. И на первом этапе, конечно, было бы целесообразно, исходя из бюджетной обеспеченности, такие документы субъектам принять. Мы считаем, что это можно сделать в рамках текущего или максимум следующего года, а в дальнейшем уже, с учётом бюджетных решений, обеспечить, так же как и на федеральном уровне по содержанию федеральных дорог, стопроцентное направление средств из регионального дорожного фонда на ремонт и соответствующее содержание региональных и местных дорог.

В.Путин: Антон Германович, пожалуйста.

А.Силуанов: Владимир Владимирович, действительно, в последние годы, особенно в период, когда объём доходов федерального бюджета сократился, мы приняли решение о повышении акцизов, которые пошли в федеральный бюджет и стали направляться на общефедеральные цели. Кстати говоря, и за счёт этих акцизов мы помогаем субъектам Российской Федерации частично реализовывать такие общефедеральные дорожные проекты. Действительно, это около 200 миллиардов рублей. Поэтому простая передача этого доходного источника из федерального бюджета в регионы здесь может вызвать проблемы с нашими обязательствами. Какие есть соображения.

Мы сейчас готовим предложения по налоговым изменениям. И думаю, что в рамках предложений по совершенствованию налоговой системы мы могли бы отрегулировать этот вопрос, передав, в конечном счёте, акцизы зачислений в полном объёме в региональные бюджеты, но и не ущемив интересов федерального бюджета. Перед нами тоже стоят существенные задачи не только по федеральным дорогам, а на федеральные дороги у нас тратится средств меньше, чем в регионах. За счёт средств федерального бюджета мы около 660 миллиардов рублей тратим в рамках Федерального дорожного фонда, а регионы – порядка 740.

Конечно, нам тоже хотелось бы выполнить задачу о том, чтобы все акцизы на нефтепродукты передавались в региональные дорожные фонды. Но здесь нужно, конечно, учитывать и интересы бюджета. И через предложения по изменению налоговой системы мы такие предложения подготовили.

В.Путин: Когда мы принимали решение по этим акцизам, исходили из того, что они в основном будут поступать как раз в регионы, насколько я помню. Как первоначально вопрос ставился, Максим Юрьевич?

М.Соколов: Да, изначально так и предполагалось. И действительно, при принятии этого решения была определённая пропорция в распределении между федеральным бюджетом (даже не Федеральным дорожным фондом, а федеральным бюджетом) и, соответственно, региональными дорожными фондами. И эта пропорция соблюдалась: 88 процентов от объёма собираемых средств направлялись в региональные бюджеты, 12 – в федеральный бюджет в целом. Но два года назад были приняты решения, и в прошлом году дополнительно, по увеличению акцизов. В целом акцизы по разным классам бензина и дизельного топлива были увеличены на четыре рубля, но из этих четырёх рублей, если говорить грубо, только один рубль попал в региональные дорожные фонды. И в связи с этим была изменена эта пропорция, и мы вышли сегодня на те показатели, о которых я сказал, – примерно 60 на 40.

В.Путин: Антон Германович, мы приняли решение о распределении доходов от акцизов два года назад в достаточно сложных экономических условиях. Сейчас ситуация меняется: у нас и прогнозы ВВП меняются к лучшему, и наполняемость федерального бюджета становится лучше. Доходы бюджета увеличились на сколько, по сравнению с прошлым годом, – на 26 процентов?

А.Силуанов: Да.

В.Путин: На 26 процентов.

Что касается федеральных трасс и трасс местного и регионального значения. Федеральные трассы у нас приведены в нормативное состояние в объёме примерно 77 процентов, да? А региональные – где-то 46–52. Разница очень большая. Сколько региональных?

М.Соколов: Региональные – ещё меньше, порядка 42 к концу этого года.

В.Путин: Да, 34–42. Поэтому, конечно, нам нужно сохранить набранные темпы по федеральным трассам, но нельзя уж слишком отпускать региональные дороги. Поэтому то, что Вы сказали, наверное, это правильно. То есть не «наверное», а точно правильно. Но вот это перераспределение опять в рамках налоговой системы не должно быть таким, когда вы акцизы оставите, но где-то отщипнёте у них настолько, что им опять на дороги денег не останется.

Вы когда собирались это предложение сформулировать?

А.Силуанов: Владимир Владимирович, в соответствии с планами по совершенствованию налоговой системы мы должны в этом году подготовить предложения, в следующем году принять законодательство по налогам, а в 2019 году уже реализовать.

В.Путин: Опять 2019 год. Очень хорошо.

Дмитрий Анатольевич, я Вас прошу отдельно по этому вопросу с коллегами поработать. Я сейчас не буду определять, сколько, но совершенно точно нужно часть средств, которые мы забрали из этих акцизов, перераспределить в пользу регионов, хотя бы один рубль туда надо добавить.

Д.Медведев: Проработаем потом окончательно, доложим предложения, что можно было бы сделать для увеличения региональной составляющей.

В.Путин: 50 копеек, рубль, я не знаю. Подумайте, хорошо?

Д.Медведев: Хорошо.

В.Путин: Антон Германович, я Вас прошу поработать именно в этом плане, иначе мы уйдём за 2019-й, потом будет 2020-й, 2025-й, и будем на телегах там ездить, там невозможно будет вообще передвигаться. Деградирует дорожная сеть. На это нужно обратить внимание.

Теперь давайте перейдём к тем вопросам, о которых я сказал как об основных: по нефтепроводам и жилым домам, которые вдоль него расположены.

0 Распечатать
Наверх