Блог «Шарапудин Магомедов»
06 октября 80

В ожидании менее «драконистого» вассала

В ожидании менее «драконистого» вассала

sharap Шарапудин МагомедовАвтор блога

Сановный тролль обозначил себя

Свое (мое) отношение к деятельности Путина, Абдулатипова и всего нынешнего правящего режима выразил, в частности, в материале «Оскорбительная и интригующая пауза от Путина» (Годекан, 02.10.2017). И больше в ближайшее время высказываться на эту тему не собирался. Но дело в том, что буквально вслед этой публикацией свое видение деятельности Абдулатипова высказал уже известный мне тролль miloslav_kazantsev (Годекан, 02.10.2917). И он, прежде всего, своим заголовком масштабно в стиле советских времен обозначил объем проделанной бывшим главой республики работы: «Рамазан Абдулатипов: пятилетка за две».

Затем довольно подробно остановился на многих частностях. Но даже это не подвигло бы меня отреагировать на публикацию об уже ушедшем в отставку Рамазане Абдулатипове, если плюс к нику с недагестанскими фамилией и именем не увидел в конце материала подпись реального автора: «Мурад Ахмедов, главный редактор журнала «Литературный Дагестан». Но раз привлечена такая тяжелая артиллерия властной пропагандисткой машины, куда ни крути, что-то по этому поводу сказать необходимо.

Кстати, выходит, вот кто написал поклеп на Эдуарда Уразаева («Эксперт по заказу», Годекан, 31.07.2017) и вот с кем недавно полемизировал материалом «Обличительные всплески шизофрении» (Годекан, 13.08.2017). И еще зацепило недавно, что снова грубо, фамильярно, беспардонно наехали на Максима Шевченко («Максимку обидели», Годекан, 26.09.2017), но тогда, увидев ник того же автора-тролля, чья дееспособность была однажды подвержена мной сомнению, не стал, что называется, вступаться. Особенно с учетом, что Шевченко тоже не подросток и словом русским в отличие от меня владеет, будто впитал с молоком матери.

Проза и поэзия бытия Абдулатипова

Возвращаясь же к материалу об ударных пятилетках Абдулатипова, спору нет, он - человек активный. Не только «политик, философ, поэт, композитор, культуролог, художник…», но и многого чего еще умелец. Пишут в прессе, что он и живописью увлекается, и стихи пишет, и сценарии к фильмам сочиняет, не говоря уже о том, что классно играет волейбол, много читает, преподает, а также автор сотен научно-популярных статей. Но, согласитесь, видеть во всех его увлечениях выдающиеся достижения будет неверным, прежде всего, по отношению к самому Абдулатипову. Он, видимо, занимается всем этим, потому что нравится, доставляет ему удовольствие, но далеко не с тем, чтобы каждый его чих возводили до какого-то знаково особого свойства.

Особенно обращает внимание, как не разборчив и неосмотрителен автор при подборе примеров, характеризующих, как он утверждает, безусловную незаурядность, нестандартность, не вмещающуюся в рамки обычных представлений о чиновнике. И в качестве примера: «ведь даже отставка его вышла неординарной…». Боже, что же неординарного в банальном принуждении к написанию заявления об отставке. Да, можно было не делать, надо не делать таких жестких акцентов на подобных вещах, лучше пошутить, если даже случайно об этом зайдет речь. Но как же быть, когда доброжелатели вот так подставляют человека, тогда уж лучше жестко минимизировать столь неуклюжий пример, скажем так, якобы отдавания должного качествам человека.

Далее автор снова делает громкое обобщение, что «Абдулатипов – не очень типичный для региона политик (если не сказать, что совсем нетипичный)», который, надо полагать, не находясь в республике, не подпитываясь от нее, «добился в российской политике невероятных, пожалуй, даже фантастических успехов…».

И затем после столь многообещающего обобщения рисует самую типичную картину становления в нашей стране политика. Конечно, сказать об этом можно и так выспренно, c многозначительными акцентами, как сделал автор. Но можно и так.

Работал Абдулатипов преподавателем в местном ДГПИ. Вдруг вместе с женой уехал на ее родину - Мурманск, там защитил диссертацию и затем как-то попал на работу в Центральный Комитет КПСС. И вот на этот период и пришлись перестроечные перемены, выборы и в целом вся эйфория происходивших в стране демократических преобразований.

Абдулатипов возвращается в Дагестан, как работник ЦК КПСС. Для народа он, разумеется, был уже большущим хакимом. И он на этой волне удачно проходит в республике выборы и становится народным депутатом РСФСР. Далее Абдулатипов, видимо, проявил способность к быстрому освоению правил номенклатурных игр, плюс несколько заметных выступлений по бумаге на съездах депутатов и пошла карьера. Так и стали возникать все перечисленные автором места работы от депутата, министра, сенатора, полномочного посла страны и до ректора университета. Кстати, чем значимую должность он занимал, тем, видимо, более расковано он чувствовал на трибуне и тем длиннее, а в чем-то и объемнее становились его речи

Как он стал главой нам всем известно. Абдулатипов не раз по этому поводу публично посылал поклоны почти божественному для него Путину. Поэтому еще вопрос, стоило ли автору этого чуть ли не заздравного мадригала особенно столь за уши притянуто наполнять патетикой, как правило, рутинное чиновничье бытие. Сложно это чем-то оправдать и объяснить, кроме банального желания угодить высокооплачиваемому пенсионеру, который еще недавно занимал высокопоставленную должность. И, надо особо отметить, что ушел не на нары, как со многими это случается, а на покой от чиновничьей суеты, когда можно только тем и заниматься, что пользоваться всем, что приобрел в этой жизни. Сесть за компьютер или мольберт, радоваться вволю игре на пандуре или на волейбольной площадке, а то и махнуть с семьей куда-нибудь на Гавайи или Мальдивы.

Лидер дешевого отдыха и отсутствие громких терактов

Теперь о работе главы Абдулатипова. Вот что автор подмечает прежде всего. Четыре года без терактов, статистические показатели уровня преступности три раза меньшие, чем общероссийские. В итоге «пятилетие спокойствия и прорыва во многих областях, прежде всего, в сфере культуры». И еще Дагестан в лидерах среди регионов, где можно дешевле всего отдохнуть и где предпочитают не пить, не курить и заниматься спортом.

К итогу прорывов во многих областях мы вернемся позже. Автором еще будут делаться на них ударные акценты. Но вот что будет говорить автор по поводу столь заметного спокойствия и прорыва в сфере культуры мне сложно даже предположить. Спокойствие, да, даже штиль в этой области ощущается, но прорывов в последние десятилетия не видел и не почувствовал.

Если же коснуться приведенного в тексте примера рейтинга регионов, то он слишком саморазоблачительный. Что значит лидер дешевого отдыха? Эта заявка на, какое ни есть, лидерство при той убогой инфраструктуре региона и вяло текущей гражданской войне звучит очень уж двусмысленно. А вот на счет водки и табака – это явное желание претендовать на достижения и лавры ислама. Что же касается физкультуры, то количество людей, занимающихся массовым спортом, по данным профильного министерства, у нас увеличивается такими темпами, будто стадионы и дворцы спорта растут, как грибы после мелкого и почти невидимого глазу дотационного дождичка.

Надо отметить, что во всех этих трех случаях дутые цифры, по всей видимости, рассчитаны на то, что никто это проверять не будет, гражданам это пока не надо, чиновникам тоже не нужно, мотивации нет.

В этом плане чуть сложнее без, какой бы то ни было, реакции населения говорить об отсутствии терактов и резком снижении преступности. Но, тем не менее, это делается. И объяснение очень банальное. При имеющемся свободном доступе к интернету подобные ничем не прикрытые, прямодушные или рассчитанные на лохов акценты сложно объяснить чем-то другим, если не попыткой по привычке выдать желаемое за действительное. А уверенность, что массы и это проглотят, у автора, видимо, связана с тем, что основная часть населения видела, как Путин так долго тянул с принятием отставки Абдулатипова, и потому больше поверит человеку Абдулатипова, который и на пенсии остается человеком Путина.

А на деле же, как известно, любой интернет-пользователь может задать в поисковике, к примеру, победа Абдулатипова над терроризмом. И по выдаваемому валу информации можно легко прийти к выводу, что речь, видимо, идет об отсутствии терактов с огромными жертвами, которые, кстати, и ранее случались не каждый день. А подробную же информацию об остальных подобного рода действиях террористов, которых Абдулатипов назвал в прессе «осколками» бандформирований, можно увидеть на многих сайтах, к примеру, на РИА «Дербент».

Там имеется информация и о взрыве в июне 2016 года полицейской машины на федеральной трассе в районе аэропорта «Уйташ», и о взрыве в том же 2016 году на Джемикентском посту, и о многих других боестолкновениях полиции с боевиками с многочисленными жертвами с обеих сторон. А также, кстати, на этом сайте представлена информация о сотнях боевиков, уехавших в Сирию. При том, надо отметить, инциденты с участниками бандподполья происходили, как правило, в унисон с заметными заявлениями Абдулатипова о победе над терроризмом.

Говоря об уровне преступности сам Абдулатипов, как отмечается в прессе, выражал удивление, почему люди порой не верят подобной убойной статистике по ее снижению. Видимо, потому, что, к примеру, согласно данным портала правовой статистики Генпрокуратуры РФ, в 2014 году количество преступлений террористического характера в Дагестане не уменьшилось, а выросло почти на 30% в сравнении с 2013 годом (с 365 до 472). Это, кстати, почти половина всех зарегистрированных преступлений по данной категории, совершенных в России (513).

Еще, как отмечает издание «Кавказская политика», только в первом квартале 2015 года в Дагестане совершено 185 преступлений террористической направленности, и эта цифра лидерская по стране.

И что еще очень важно, по данным этого же издания, за семь месяцев прошлого года прокуратура Дагестана выявила 2452 нарушения при учете преступлений. Из которых 1729 были совершены сотрудниками органов внутренних дел, а 745 – органами Следственного комитета. То есть, получается, что в правление Абдулатипова огромный процент преступлений в республике совершается самими работниками силовых структур.

Здесь необходимо в поддержку Абдулатипова отметить, что силовики не подчиняются главе, и все претензии к нему по этому поводу, мягко говоря, не корректны. Но и соответственно – не стоит и свершения по этому поводу заносить в победные реляции ударных пятилетий Абдулатипова.

Миллиардные убытки и эффект выжатого лимона

Обращаясь к перечню других ударных дел Абдулатипова, автор снова отмечает хулу недоброжелателей по поводу его повышенного внимания к культуре, а также говорит об осуждении этими недругами его неформального и открытого стиля общения и жестких методов руководства. И как достижение приводит восстановление управляемости регионов, их неукоснительное и безоговорочное подчинение Махачкале.

Так и кто с этим спорит, Абдулатипов, на самом деле, добился того, что вертел, как хотел, главами регионов. Но здесь определяюще то, чем и какой ценой он этого достигал.

Да, увеличил сбор налогов и прочих выплат, менял глав, как перчатки, говорил с ними жестко, почти матерно. И что в результате?

Если уж сильно напирать на сбор налогов, надо бы подумать и том, с чего их собирать, откуда им взяться. Ведь, как указывают специалисты, такой неподготовленный административный напор на сбор налогов неминуемо приводит к эффекту выжатого лимона. Это мера становится вредной, если не учитывать, что сбор налогов – это следствие. Откуда им наращиваться при таком низком уровне средней зарплаты (около 20 тыс. рублей) и при том, что экономический результат предприятий республики сводится к миллиардным убыткам.

Но у автора имеется перечень достижений, как слагаемые налогооблагаемой базы. Опуская мероприятия, остановимся на том, что осталось:

«Десятки новых школ, садиков, отремонтированных больниц, новые медицинские центры, уникальные экономические и культурные проекты, … возрождение туризма». И все это, как представляет автор, Дагестан при Абдулатипове.

Во-первых, школы, садики, больницы, медцентры – очень даже, как мы знаем из прессы, выгодное всем освоение бюджетных средств. И если только в этом видеть заслуги чиновников, то их всех надо гнать поганой метлой.

Ведь мы знаем, что уровень коррупции в бюджетной сфере (об этом пишет известный эксперт-экономист Маир Пашаев) зашкаливает, откаты по господрядам достигают 30-50% (строительство детских садов, школ, больниц, дорог). В бюджете Дагестана, по мнению эксперта, «даже есть некоторые статьи (субсидии и т.д.), иногда целые программы, средства по которым расхищаются чуть ли не на 100%». Показательно и то, что только за первые два года правления Абдулатипова расходы на содержание госаппарата выросли с 3,5 млрд. рублей в 2012 году до 7,5 млрд. рублей в 2014 году – более чем в 2 раза!

Что же можно сказать о характеризующих правление Абдулатипова уникальных экономических и культурных проектах, возрождении туризма.

О возрождении (!) туризма, на мой взгляд, вообще речи нет, не слепой да видит это, анализ не требуется. Уникальные экономические и культурные проекты! Назовите хоть один – потом поговорим. Я, например, не знаю ни одного успешного уникального, скажем так, приабдулатиповского, какого бы то ни было, проекта. Разве что приоритетные проекты, содержание которых в глаза никто не видел

Может, имеется в виду Каспийский завод листового стекла? Так он, да еще завод «Мараби» отмечаются в прессе , как практически построенные в период предыдущей команды.

А самый крупный инвестиционный проект – «Дагагрокомплекс» почти в «коматозном» состоянии, через четыре года после начала своей реализации – банкрот с суммой кредитных долгов 4,5 млрд. рублей.

И вообще перспективы у больших проектов в Дагестане, судя по общей атмосфере в стране и отношении регионального руководства, практически нулевые. Это наглядно показывают и различные рейтинги. В последних двух версиях инвестиционного рейтинга республика по рискам находится на 83-й строчке — выше риски для бизнеса оцениваются только в Ингушетии и Тыве. Показательно и положение Дагестана по рискам по отдельным видам: 82-е место по уровню финансовых рисков, 77-е — социальных, 85-е — криминальных и 81-е — управленческих.

Шкала ценностей глазами варваров

Еще наиболее, видимо, ударная цитата автора:

«К примеру, во всех районах республики были открыты центры традиционной культуры народов России, многие из которых пришли на смену закрытым на амбарные замки и простаивавшим годами сельским клубам».

Это, с одной стороны, здорово, тем более что центры подобные открыты во всех районах. Но, если на это посмотреть с точки зрения социальной роли нашего государства, то велика ли заслуга в том, что слегка подшаманили допотопные клубные здания и закинули туда подвернувшиеся под руку экспонатные или иные изделия традиционного искусства народов республики. И это, кстати, примечательно и на фоне строительства в районных центрах двух-трех минаретных мечетей.

Выбор под эти центры помещений клубов, простаивавших годами в закрытом и заброшенном виде, настораживают еще и приданием некоего подсобного характера их образованию. Если эти центры открывались и обновлялись также, как и музеи в Махачкале, то это - профанационные действия, имитация развития традиционной культуры. Видел и знаю в подробностях историю, как, к примеру, переезжал с площади в другое здание наш основной объединенный республиканский краеведческий историко-архитектурный музей, освободив свои демонстрационные площади для чиновничьих кабинетов. Более двух лет экспонаты музея лежали сваленные в кучи и на открытом воздухе во дворе дореволюционного здания, и в его помещениях, подверженных ремонтным работам. И все это происходило из-за якобы несогласованных действий чиновников по организации конкурсных торгов между строителями. А несогласованность эта, в конечном счете, упиралась, по мнению уже прежнего руководства музея, в попытки чиновников подобрать удобного сговорчивого строителя.

В итоге сложно подсчитать, какому урону ценности подверглись экспонаты музея. Стоит ли перемещать с места на место музеи такой ценой, и почему за подобное варварство не понесена ответственность тем, кто дал команду на столь архинепрофессиональный шаг и не сумел, к тому же, затем проконтролировать процесс своевременной реконструкции нового здания музея? Ответ прост: в здравом уме никому и в голову не придет перемещать заранее экспонаты музея в здание, где идет ремонт. А ответственности нет, потому что сделал это тот, кому дали возможность основательно прикрываться кредитом доверия сюзеренного и потому могущественного Путина.

Взлетной площадки нет

Вот мы и добрались до реально ощутимых сфер, в которых ударно работал Абдулатипов.

Цитата: «Внушительный рост экономических показателей, особенно в сельском хозяйстве дал надежду на полноценное возрождение в республике этой государствообразующей отрасли».

То, что это, к сожалению, обстоит совсем не так, обозначим детально позже, так как нас впереди ждут еще более всеохватные, скажем так, достиженческие обобщения.

А теперь, чтоб не игнорировать упоминание очень важной темы, обратим внимание на то, что автор вскользь отметил некие новые формы, за счет которых власть наладила в республике межрелигиозный диалог и сняла «градус напряженности между приверженцами разных направлений в исламе». Единственное, что власть наладила, это - исключительно уродливым образом реализующиеся профилактические меры постановки мусульман-салафитов на спецучет, из которого выход только в лес и на тот свет.

Но вот снова цитата об ощутимо очень важном, которое вбирает в себя предыдущее громкое заявление об агропроме и обо всем остальном: «… самое видимое и ощутимое сейчас для всех – безопасность – главное достояние сегодняшнего Дагестана, самое труднодостижимое достижение: базис и фундамент, на котором теперь с легкостью можно строить все, что угодно».

То есть, мы живем в безопасной республике и стоим на твердом фундаменте и с налаженными базисными возможностями для всяческого развития.

По поводу безопасности, убежден, можно отрубить сразу тем, что почти в каждом селе джамаат разделен на салафитов и традиционалистов, и вот этой разделенностью активно пользуется власть, делает вид, что поддерживает одних, и, чуть что, сажает на профучет других. В этой нервозной обстановке и живет почти вся республика.

И вообще, о какой безопасности с таким достиженческим акцентом можно говорить, когда в республике идет нескончаемая вяло текущая война. Власть, конечно, это никогда не признает, и будет всегда наступательно выражать удивление на манер карманника: какой кошелек, кошелек, кошелек, какой кошелек.

Остается тешить себя тем, что по поводу базиса, экономики, развития промышленности и сельского хозяйства, можно лишь какое-то время упираться, что относительно все хорошо, что кое-что существенное сделано. Но при убедительных аргументах, думаю, вариант карманника здесь уже не пройдет.

Прежде всего, отметим, что состояние застоя экономики подтверждает упавший вдвое за период правления Абдулатипова (с 6,3% до 3,5%) рост ВРП (валового регионального продукта). И это при благоприятных для дагестанской промышленности кризисных условиях, когда одни только растущие оборонные заказы КЭМЗа и «Дагдизеля» дают 90% объема всей продукции. Многие другие предприятия, особенно завод «Авиаагрегат» теряли выгодные заказы и не получали возможного развития. В итоге промышленный сектор вот уже 10 лет не может преодолеть шестипроцентный вклад в ВРП.

Более того, по данным эксперта-экономиста Маира Пашаева, темпы роста экономики в 2013-1016 годах по сравнению с 2010-2012 годами ниже в 1,7 раза, по некоторым параметрам и вовсе отрицательные.

Если говорить об эффективности, то, по мнению эксперта, совокупный убыточный финансовый результат предприятий Дагестана с 3,7 млрд. по итогам 2013 года варьировал в годы правления Абдулатипова от 4 млрд. до 6 млрд.

Что касается отдельно агропрома, то, по данным чиновников, за четыре года производство сельскохозяйственной продукции увеличилось в полтора раза. Но в прессе этот рост подвергается серьезному сомнению, приводятся доводы возможного наличия там масштабных приписок, делается это на примерах статистики по производству мяса, винограда, риса, молочной и овощной продукции. Обо всем этом, кстати, подробно пишет Андрей Меламедов в своей недавней статье в «Новом деле» «Глава, который «не делал» ошибок» (30.09. 2017).

О приписках в сельском хозяйстве пишет и эксперт Маир Пашаев своей аналитической справке о состоянии экономики республики за 2013-2016 годы, озвученной, кстати, на состоявшемся в феврале этого года в Москве Дагестанском гражданском форуме. Эксперт указывает на кризис базовых элементов развития агросектора, к примеру, мелиоративный комплекс республики разрушен, племенное животноводство, продуктивное семеноводство давно в упадке, не говоря уже о низком уровне агротехники и агрокультуры. Но, тем не менее, Минсельхоз РД, как уже знаем, ежегодно указывает в отчетах рост в сельском хозяйстве, хотя никто при необходимости не может обосновать цифры, так как 3/4 от их объема сконцентрированы в частном секторе, которое практически не поддается точному учету.

Обращает внимание мнение Маира Пашаева, что приписки имеют системных характер и распространяются во все сферы экономики республики, особенно дорожное хозяйство, здравоохранение, образование, культура. И еще показательно его мнение о том, что «нет ни одной дагестанской отрасли, ни одного ресурса, продукта, который имел бы устойчивое позиционирование на рынке страны, за пределами и обеспечивал бы поступление значимых финансовых потоков».

Если вернуться к заявлениям автора о том, что Абдулатипов за годы правления обеспечил республику надежной площадкой для дальнейшего развития, то тут, думаю, у читателя, по крайней мере, должны возникнут в этом большие сомнения. На мой же взгляд, не то, что взлетная площадка для экономики пока несовсем готова, ее просто нет, ее еще предстоит начать строить.

Ориентиров развития тоже нет

Но автор наш не унимается. Вскользь отмечая, что не все хорошее – заслуга власти, он все же настаивает на том, что «не признавать реальных позитивных изменений невозможно». По его убеждению, «прогресс есть во всех сферах»

Здесь, прежде всего, разговор и об объединенном краеведческом историко-архитектурном музее, ставшем в итоге реставрации национальным. О скандале вокруг реализации этой реставрации, конечно, и запаха нет.

Упоминаются и строительство дорог в горные районы, и возрождение общественного транспорта.

И далее еще ряд действий, о которых как-то до этого слышать не приходилось. Мне даже, как водителю со стажем, сложно представить реализующиеся «новые технические решения в сфере безопасности на дорогах», не видел и то, как «осовременивается городская среда», не знаю и то, в чем заключаются внедряющиеся «инновационные подходы в логистике». И все это (разрази меня желанный туринвестбум) на фоне меняющегося в лучшую сторону инвестиционного климата и роста туристической привлекательности региона.

Затем снова в очередной раз автор от дежурной оговорки, что немало повсюду нерешенных проблем, переводит наше внимание к якобы реальности, где в эпоху Абдулатипова сделано столько, что это дает возможность увидеть потенциальные способности Дагестана «выйти из кризиса, аккумулируя свои ресурсы и используя их на благо людей рационально».

Это что было? Значит, Абдулатипов 4 года, а по автору, две пятилетки выстраивал механизм автоматического рационального использования республикой своих ресурсов на благо людей. По способам действия и благой целенаправленности явно напоминает вечный двигатель или маяк с таким же ресурсом, как ориентир эффективному развитию республики.

И вслед за этой любопытной мыслью звучит наиболее, видимо, отборный вариант перечня ударных свершений команды Абдулатипова. И здесь важен заключительный аккорд. Он звучит так: «и еще множество больших и малых, масштабных и негромких достижений – все это далеко не полный список достижений, итоги пятилетки Абдулатипова, одной пятилетки, которую можно посчитать за две».

С тем, что имеем до «… и еще …» мы довольно подробно ознакомились. Чтоб освежить впечатления предлагаю бегло пройтись по последнему отборному перечню достижений Абдулатипова. Он поделен на экономику, культуру и, скажем так, масштабные мероприятия.

Экономика: «Рост промышленного производства и сельского хозяйства, новые предприятия, тепличные хозяйства и виноградники, реконструированный аэропорт, новые мосты и дороги …».

Культура: «… первый в стране «Театр поэзии», мемориал общей памяти и общей судьбы «Ахульго» на месте одного из самых кровопролитных сражений Кавказской войны, интерактивный музей «Россия – моя история»…»

Мероприятия: «… отмеченные без единого негативного происшествия на международном и всероссийском уровне масштабные юбилеи Дербента и Махачкалы …».

Зная о застойном состоянии экономики республики, чувствуя, мягко говоря, некорректность по отношению к дагестанцам сооружения такого мемориала «Ахульго», осознавая вредность с таким показушным авралом проводимых масштабных мероприятий, остается благодарить Путина, что он решил избавить нас от очередных пятилеток Абдулатипова, решил сменить своего чрезмерно «задраконствовавшегося» вассала на, возможно, менее «драконистого».

Шарапудин Магомедов

0 Распечатать
Наверх