Блог «Шарапудин Магомедов»
02 октября 185

Оскорбительная и интригующая пауза от Путина

Оскорбительная и  интригующая пауза  от  Путина

sharap Шарапудин МагомедовАвтор блога

Абдулатипов, как хотел, так и вертел номенклатурный клан

Трудно не согласится с мнением, что Абдулатипов воспринял свое назначение очень уж философски и слишком поэтически. Чего стоят его всевозможные обращения к искусству, творчеству, его заверения о выводе народа из рабстве, о роли бога и Путина в его (Абдулатипова) и нашей жизни.

А экономика стала заложницей персональной мотивированности чиновников привлекать и вкладывать в нее средства, отсюда и все более нарастающие объем и беспардонность коррупции. В итоге деятельность Абдулатипова, его правление в одном из самых неспокойных регионов, если пытаться вспомнить что-то выделяющееся, и состояла сплошь их поэтических и философских отступлений во время довольно частых публичных выступлений.

Но вот Абдулатипов сделал, что мог, целых 4 года порулил дотационным бюджетом, присутствовал при том, что много чего сеялось, убиралось, строилось, а еще между делом философски порадел за республику, за ее народ, призвал его к свободе и самоокупаемости, поэтически усилил государственность региона, даже заложил основы единства нашего конфессионального разнообразия. И в мечети молился, и крестился по случаю. А главное - сумел уйти вовремя, никакого вертолета и маски шоу, сплошная идилия проводов на пенсию.

И мнение соответственно о себе оставил, как о феномене, который заслонил собой весь номенклатурный клан, тасовал этот клан, как хотел и когда хотел, а также подмял под себя почти все регионы республики, выдавливал из них эффективно и налоги, и прочие платежи.

И еще его будут помнить, как чиновника очень быстро освоившего технологию номенклатурных интриг и сумевшего довести действие многих из способов влияния на подчиненных до нового со времен Магомедали логического абсурда. Если тогда логика с «доложить» вступала в противоречие с данным словом, то логика взаимозачетов Абдулатипова основывалась на борьбе с коррупционной составляющей назначенных им чиновников. Назначил на должность, дал немного порулить, предоставил возможность закрепиться, затем за то, что не справляется с новым вкладом в, так называемую, антикоррупционную деятельность, чиновник Абдулатиповым в качестве компенсационного морального бонуса перемещался ближе к себе в качестве личного советника, а его место переходило другому штурману-временщику. И так по кругу, основываясь на справедливости от Абдулатипова, достигаемого путем его глубоких размышлений.

Нельзя не отметить особо, как, помахивая Путинским кредитом доверия, Абдулатипов и его команда обошли всех на прошедших всеобщих выборах, кого просто удалось обыграть тактически с помощью админресурса и изъянов в законодательстве, кого купить чем-нибудь, а кого и просто задавить чьим-нибудь авторитетов или чем-нибудь еще, что под руку попадется. Особенно запомнилась аудиозапись с голосами, похожими на чиновников, которые подробно рассказывали о том, кого из кандидатов в депутаты им удалось вывести из игры, а кого и как следует заставить это сделать в ближайшие дни. Красноречив и пример, когда Абдулатипов после того, как не без его участия в аварских районах в Госдуму прошел кандидат – лакец, набросился в оскорбительном тоне на ахвахцев, которые принесли ему данные с победой аварца. Кстати, чуть позже он снял с должности главу района и даже в советники не пригласил.

Ждем нового вассала с нетерпением

И вот ныне вся республика, что называется, затаив дыхание ждет от царственного Путина назначения нового вассального главы. И как унизительно, на мой взгляд, звучит объяснение Максимом Шевченко для нас этой специально выдерживаемой Кремлем «классической паузы» с назначением наместника, который будет над нами главенствовать следующие, как минимум, пять лет.

По его мнению, Путин хочет подольше понаблюдать, как в панике неведения будут суетиться и светиться, подставляться представители различных этнических и финансово – бюрократических кланов. И вот, когда они доперепишутся и дошептаются в ужасе того, что вдруг не их сторонника или даже врага назначать, Путин, как считает Шевченко, «предложить того, кого никто не ждёт, чтобы все с облегчением приняли его кандидатуру, как компромиссную».

Шевченко вроде как нас успокаивает, что Путин, в конечном счете, сделает все, как надо, сбанкует эффективно, сработает государственно.

Если он, как специалист, практикующий довольно активные правозащитнические действия, не чувствует, насколько это объяснение выглядит для дагестанцев омерзительно, то у Шевченко, выходит, не шибко активно идет процесс выдавливания из себя раба.

Признаю, что многие чиновники ведут себя позорно, даже журналисты неочень в ладу с моралью, когда чрезмерно, уж очень активно эксплуатируют в интернете тему отставки, гоняясь за количеством прочтений. Но все же для всех дагестанцев, на мой взгляд, факт, что эта, так называемая, «классическая пауза», которая, на самом деле, уже не раз повторяется – пощечина от верховной власти, прежде всего, гражданскому обществу республики.

Мало того, что реально лишены права всеобщего голосования при выборе главы, тут еще над нами ставятся подобные психологические эксперименты.

Да, конечно, могут возразить или, точнее, съязвить, что не право выбора ограничено, а ограничена только возможность выбора. И вот при такой ситуации, когда мы терпим, что конституционно право свободы выбора у нас реализуется не в том, что нам предоставляют эту свободу, а в том, что мы практически предоставляем его персонально Путину, наше терпение еще подвергают новым каким-то административно-психологическим испытаниям.

Власть верховная, судя по сложившимся реалиям, может, кстати, еще с гражданами ерничать так: вам необходимо сделать выбор, но вы позволили себе дойти до того, что его не делаете – это тоже ваш выбор. То есть, в конечном счете, мой (Путина) выбор – это тоже ваш выбор. И это, несмотря на то, что делать буду этот выбор так, как считаю нужным.

Единственное, что хоть немного снижает это карикатурно-гигантское возвышение президента над гражданским обществом, единственное, что смягчает этот, по сути, назначенский напор – это уже формирующееся реально негативное отношение к этому многих активных граждан.

И еще, что касается депутатов, которые будут формально утверждать кандидатуру главы республики, то давно замечено, что за выражением "уважаю ваш выбор", адресованному начальнику, чаще всего скрываются либо презрение к выбору, либо полная уверенность в том, что худший выбор было бы трудно придумать. Вот, если допустить, что, скорей всего, с такими мыслями и оказывают голосованием депутаты уважение выбору президента, то можно надеяться, что не так уж безнадежно и навечно законом обозначены все эти нелепости, связанные с выборами.

http://www.anepedia.org/res/img/1-1tr.gif

Если же говорить о кандидатурах от президента страны, то его выбор при отсутствии приемлемых для депутатов кандидатур – это, согласитесь, явно не выбор для них, а жесткое царское принуждение.

Думаю, депутаты, помимо вертикалью порождаемого служебного раболепия, при голосовании за утверждение президентского кандидата исходят еще и из того, что, к примеру, обозначил в прессе Денис Соколов. По его мнению, мало что может изменить перестановка кадров, а также назначение главой будь то технократа, экономиста, силовика в республике «с унылой стабильностью и латентно протекающей войной с населением».

И еще надо согласиться с Максимом Шевченко в том, что у нас в стране царствуют ведомственные кланы. Поэтому сложно будет ныне избежать назначения главой кого-нибудь их генералов, у каждого из которых, судя по сообщениям в прессе, имеется очень сановный ведомственный покровитель. И это, несмотря на очевидность того, что за этими генеральскими назначениями следуют худшие сценарии событий. Подобные критерии в делах назначения, как правило, не работают, считается, что они в процессе назначения звучат совсем не к месту. Видимо, возможные при этом беды воспринимаются могущими иметь отношение к последствиям, а не к самому назначению.

А государственных же мужей пока на горизонте среди предполагаемых претендентов, к сожалению, не видать. И, может, потому все-таки нам в плане нового главы придется убедиться в том, что нет ситуации, которую нельзя ухудшить.

Сатрапы и сатрапообразные

Чтобы особо этому обстоятельству не удивляться и не огорчаться, вспомним общества, в которых руководитель региона, как и Абдулатипов, и, видимо, и будущие главы, были третьими лицами после бога и царя.

Это, как известно, ярко проявлялось в Древней Персии или Византийской империи, где такой региональный предводитель получал титул сатрапа. Он, хоть и был гораздо самостоятельным, собирал налоги, содержал армию, чеканил монету, все же имел много общего с нынешними региональными сатрапово ориентированными наместниками.

Особенно это проявляется в поведении по отношению к подданным, скажем так, простолюдинам. И вот что при этом важно - если древние сатрапы делали это, по крайней мере, от имени и позволения реального правителя, скажем так, Абсолюта, то все, что самодурно предпринимается и нынешними главами, и верховной властью в отношении народа является злоупотреблениями своими возможностями. Этой разницы нынешние чиновники не хотят видеть, потому и выглядят в своих действиях так убого и бесчеловечно.

Ныне деспотов создают рабы

Если вернуться непосредственно к Абдулатипову, то, судя по его, в какой-то мере, экстравагантным высказываниям, он, на мой взгляд, вполне мог бы согласиться и даже повторить слова Лукашенко о том, что «готов добиваться спокойствия в республике даже ценой собственного разума».

Это к тому, что, на самом деле, надо очень пожалеть и посочувствовать страну, которую кто-то все время старается спасти. И если люди в этой стране к этому относятся спокойно, то ее явно может ожидать серьезная опасность постоянства чьего-нибудь ига, гнета. То есть, выходит, что в этой стране много очень рабов, и они сами своим поведением, отношением к правителям, своей верой в отговорки власти о необходимости временного наведения жесткого порядка, формируют в обществе элементы деспотии.

Каков царь, таков и вассал

По поводу же назначения нового вассала или наместника обычно говорили: прежде чем радоваться, что избавились от какого-то ненавистного правителя, проверь, кто его сверг. У нас даже такой возможности нет. Нам остается, прежде чем проявлять какие-то чувства, ориентироваться на то, кто его будет назначать. И тот, кто этому обстоятельству радуется и с нетерпением ждет, что, наконец-то, назначать более адекватного правителя, тот или заинтересован, надеется при случае выгадать что-нибудь лично себе или он просто сам не адекватен.

Деспотии гибнут, если не идут до конца

Если говорить о перспективах нашего напичканного элементами всех формаций общества, то с учетом превалирования властной деспотии, самого разного характера гнета населения остается надеяться и верить, что старания такого тотального господства несут в себе, как утверждает одна из зарубежных политологов (Ханна Арендт), «семена собственного уничтожения». Считается ведь, как отмечает другой политолог (Антуан де РИВАРОЛЬ), что «деспотии гибнут из за недостатка деспотизма, как хитрецы – из за недостатка хитрости».

Повсюду ли тираны и везде ли гордыня?

И как тут не добавить для Абдулатипова, что для каждого чиновника нет расставания более горестного, чем расставание с властью. А вот по поводу того, что подвели некоторые бывшие соратники, огорчаться и вовсе не следует. Еще древние говорили, что поклонников больше у восходящего солнца, чем у заходящего.

И еще Абдулатипову пару фраз для успокоения и размышлений. От древных мыслителей нам известно, что «жажда господства (…) берет верх над всеми остальными страстями» (Тацит) и что «каждый был бы тираном, если бы мог» (Даниель Дефо).

Так-то все это, возможно, и так. Все же не хочется верить, что этим иезуитским напастям, тяжелым грехам гордыни и жестокости подвержены в определенных условиях и в одинаковой мере поголовно все.

К чему ведет «озеленение» кадров?

Если коснуться реальной подоплеки последнего шквала отставок губернаторов, то имеет право на существование и мнение о тенденции смены князей на менеджеров, но более правдоподобной видится позиция тех, кто склоняется к тому, что власть верховная тем самим готовится к выборам и к возможному полному разрыву с Западом. Российский политик Наталья Гулевская считает, что «зачищается вся вертикаль от чиновников, госслужащих и должностных лиц, не желающих расстаться со своей частной собственностью за рубежом и передать ее в руки государства».

Если иметь в виду такую зависимость отстранения от власти от связей с Западом, то, на самом деле, история учит нас, что речь пойдет о несменяемости и стабильности властных элит и зависимости этого всего от идеологического окраса. На эту линию, кстати, ложится и обозначенная Абдулатиповым реплика об «озеленении», омоложении кадров. И надо согласиться с Натальей Гулевской, что все это, похоже, ведет к укреплению не только безграничной власти и вседозволенности, но и не за горами могут быть такие меры, как экспроприация и национализация.

А это для нашей республики, где преобладают левые, социально-ориентированные взгляды, очень опасная тенденция. Особенно с учетом, что главой могут назначить человека в генеральских лампасах.

Шарапудин Магомедов

1 Распечатать
Наверх