Блог «Шарапудин Магомедов»
01 сентября 194 1

Хвала Абдулатипову во благо Дагестана

Хвала Абдулатипову во благо Дагестана

sharap Шарапудин МагомедовАвтор блога

Прочитал на сайте «Даглайф» материал «Рамазан Рабаданов. Об Абдулатипове» (22.08.2017 года). Да, это тот самый забавный и тем известный телекомментатор собачьих боев и всего другого. Прочитав раз, не понял, что это было. Иронически развернутая критика главы республики или Абдулатипова снова, похлеще, чем Караулов, публично облобызали по всем незапретным местам. Перечитал – все равно не установился в каком-то одном мнении. Предлагаю вместе разобраться. Для этого придется подробно проанализировать весь текст.

Опустим предисловие Тамерлана Магомедова о наличии больших сомнений в возможности каких-либо серьезных инвестиций наших земляков-олигархов в Дагестан. Возьмем во внимание фразу о хорошем фестивале, великолепной природе и прекрасных гостях.

И дело в том, что Абдулатипов прилетел в Карата на фестиваль этнической культуры.

И вот как об этом рассказывает наш комментатор, который, оказывается, на самом же деле, экономист. «Он (Абдулатипов – прим. авт.) принял в дар «трубку мира» от индейцев, они приняли его в свое племя и дали имя «Мудрый лекарь». Глава выступил перед народом с речью на аварском языке, сыграл на пандуре две народные мелодии. Он сам сочиняет музыку. Песня «Дагестан, Дагестан …», который исполняет аварский певец Насрула Расулов написана Абдулатиповым и мелодия к песне сочинена им. Хорошая песня, оцените кто слушал, звучная. У Абдулатипова есть такой тоже талант. Я это знал 20 лет назад».

Этот абзац звучит, почти как прелюдия к разгромному ироничному фарсу о достоинствах Абдулатипова. Здесь, судя по индейцам, аварской речи, пандуре, песне, которая звучная, выходит, по сути, один сановный туземец поговорил с другими туземцами, которые охотно прибавили ему и статусность медицинского характера. И вообще в целом глава наш такой же талантливый во всем, как и 20 лет назад, он так же играет на пандуре, сочиняет звучные песни, а теперь и народ лечит, видимо, от рабства. И еще добавлю, что Абдулатипов волейбол играет хорошо, а также, наверняка, на досуге и кистью с красками балуется. Чем не всесторонне развитая личность, рисуемая в документах строителя лучшего общества?

Далее ожидал что-то вроде разбора полетов его дарований, который приведет к выводу, что любое из его увлечений ему удается с гораздо большим успехом, чем лекарство душ человеческих. Но автор резко прервал свой ироничный взлет к некоему памфлету о достоинствах главы республики, и сходу приковал наше внимание на портрет и поведение Абдулатипова в Ахвахе его глазами.

И вот он подчеркивает, что, сидя рядом с главой на обеде, не ел, не пил и ловил каждое его слово и движение, чтоб, разумеется, затем из первых уст ознакомить нас с мнением автора о столь знаковой политической фигуре.

Ловя с близкого расстояния каждый мим, каждую интонацию в разговорах Абдулатипова с окружавшими их бизнесменом Омаром Муртузалиевым, главой района Магомедзагидом Муслимовым, братом Раджабом и советником Деньгой Халидовым, автор обрел «положительные впечатления». То есть, Абдулатипов – это не отрицательный персонаж. Более того, мы, как экономисту, должны поверить автору, что глава республики «трезво оценивает возможности республики, знает состояние экономики и, как ему показалось, видит перспективу роста экономики в поднятии прежде всего духовного уровня жителей».

Видимо, основательный состоялся разговор, раз делаются подобные всеобъемлющие выводы об экономике республики. Вот бы одним глазком, краешком уха зацепить хоть что-нибудь из этого знакового разговора. Ведь вся проблема наша в том, что, судя по декларируемым проектам и программам, напрочь отсутствует трезвая оценка состояния экономики. А этой оценки нет, видимо, потому, что не знают или не хотят знать реальное состояние экономики. Что касается, по сути, посыла, что нет перспектив у экономики при таком духовном уровне жителей, то с этим сложно не согласиться. Более того, жители республики будут еще долго барахтаться в таком духовном и экономическом обнищании, если судить по тем примерам, которые автор приводит, как меры поднятия их духовного уровня.

Все три примера – это позорные факты в деятельности нынешнего руководства республики. Думаю, многие читающие прессу граждане, видели, какой ценой, какими неимоверными усилиями был наведен предпраздничный марафет на древний Дербент. Сюда дошел аж оргресурс Путина. А судя по заведенным уголовным делам, наспех отремонтированным стенам и другим непрофессиональным действиям, еще предстоит оценить на весах пользу и вред от организации и проведения этого юбилейного торжества.

Что же касается построенного им (главой) шикарного Дома поэзии и созданного им же лучшего музея, то интересно было бы послушать мнение по этому поводу строителей, проводивших там капремонт. И это, несмотря на то, что к участию в тендере в обоих случаях подбирались строители сугубо из своих людей. А в целом же мы имели два очень долгих капремонта зданий. Один при этом за счет потери библиотеки, другой – за счет потери и порчи многих музейных экспонатов, которые более трех лет были завалены в кучи и в ремонтируемых помещениях, и на улице под дождем.

А теперь необходимо особо остановиться на фразе «он поставил на честный путь ЕГЭ». Боже, как же это звучит двусмысленно. Если исключим, что такой, какой ни есть, мастер слова не может так убого мыслить, чтоб просто заявить, утверждать такое, то остается злая ирония по тому, как радужно и результативно проходит антикоррупционная деятельность Абдулатипова.

Если все же это не так, то интересно как же он все-таки сумел, ни много-ни мало, наставить на путь истинный учителей-взяточников и пустить по честному пути проведение ЕГЭ? Неужели каждого члена комиссии ожидает проверка на детекторе лжи? Или же Абдулатипов издал тайный указ о расстреле на месте тех, кто хоть сколько-нибудь зависит или занизить баллы ученикам? Иные пути к честности в этом деле ныне бессильны, как бессильны они сменить мотивацию чиновников и поставить их на честный путь неприемлемости расхищения бюджетных средств.

Все это архисложно априори, но невозможно, согласитесь, без институционального взаимоконтроля реально разделенных ветвей власти. Минимизировать в какой-то мере – реально. И то при тех драконовских мерах контроля. Иного пока не дано. Нет к тому никаких предпосылок.

При этом, разумеется, невольно задаешься вопросом: может ли автор, представляющийся нам довольно остроумным актером, говорить о столь важных вещах в таком непотребном виде. Скажем иначе: может ли такое быть, чтобы автор, как активный и читающий гражданин, мог не знать об истинной природе приводимых им в качестве бонусов власти строительных объектов? И главное – настолько ли наивен автор, чтобы верить в столь авральное перерождение учителей-взяточников, и настолько ли он неадекватен, чтобы верить в то, что Абдулатипов, сумев необычно перестроить работу или просто сумев наставить многих учителей на путь истинный, мобилизовал их к соблюдению честности при сдаче «егэшных» экзаменов.

Вот и одолевают сомнения: только ли в угоду главе все это сказано или за этой грубой лестью кроется желание хотя бы в таком виде донести до него основные проблемы нашего общества? В данной части текста без бутылки сложно разобраться. Явно требуется проведение различных спецэкспертиз психолого – психиатрического и смыслового направления.

Далее автор такое сморозил, что почти каждый житель республики будет от этих слов находиться в довольно долгом ступоре. Вот что он сказал: «При нем (Абдулатипове – прим. авт.) главы стали отвечать за свои поступки перед народом». Интересно за счет чего это удалось добыться, если доведено до минимума участие народа в формировании муниципальной власти.

А вот за счет чего: «Он (Абдулатипов – прим. авт.) создал сильнейшую централизованную власть в Дагестане. До него районами и городами управляли местные князья, которые творили, что хотели».

Особо еще отметим слова автора в оправдание тому, что авторитарно творят Путин, Абдулатипов и иже с ними. Он утверждает, что «без централизованной власти никакая экономика в мире не поднималась, даже при наличии всех остальных условий». Чтоб не уходит в дебри формальной дискуссии об очевидных вещах, правильным все-таки будет напомнить о множестве так устроенных суперимпериях и того, чем они все закончили, а также указать на нынешние федеративно устроенные супердержавы – такие, как США и ФРГ.

А по поводу того, какую сильнейшую централизованную власть Абдулатипов создал и что ныне творят местные князьки, которые, естественно, не перевелись, можно однозначно сказать, что, если что-то и является центром, то это Абдулатипов для глав, которых он, по сути, назначает напрямую с формальным участием неких представительских депутатских комиссий. А о силе этой централизации говорят хотя бы то и дело разгорающиеся скандалы в районах по поводу назначения глав. А князьки те на местах, которые никуда не делись и ничуть не изменились, ныне творят беспредел, как правило, только с позволения Абдулатипова. И отчитываются тоже только перед ним с целью, чтобы не «уволили» раньше срока, раньше освоения задуманных финансовых и прочих операций, чтоб как-то успеть оправдать свое пребывание на посту.

И теперь, если учесть, что автор не с Луны все это разглядывает, то без всяких экспертных мнений и экспертиз очевидно, что он не без иронии говорит то, что в любом виде хотел бы слышать Абдулатипов.

Автор, кстати, еще раз подчеркивает, что «слушал Абдулатипова ни на что не отвлекаясь». Как помним, он ради этого отказался от пищи на праздничном столе, а теперь он говорит, что, «когда музыканты прерывали обед на песни, я хотел, чтобы они поскорее закончили петь, чтобы дальше слушать Абдулатипова». Автор при этом подчеркивает: «Он говорил очень поучительно. Никакой пустой болтовни я не видел».

По смыслу и интонации последней фразы очевидно, что существует мнение о том, что Абдулатипову свойственна пустая болтовня, но он (автор) этого в данном случае не увидел, более того, слова главы показались ему очень даже поучительными.

Так после каких речей главы республики автор пришел к такому глубокомысленному выводу? Абдулатипов за праздничным столом в присутствии народа спрашивает главу района о том, как у него складываются отношения с людьми, напоминает ему, что он не на свой карман пришел работать, а ради тех самых людей, чье доверие надо заслужить. Здесь очевидно, что с учетом времени и места главе района на публику довольно неделикатно сказано: не воруй, служи народу и тогда я с тобой. И здесь больше обращает внимание то, что Абдулатипов при каждом удобном случае громко заявляет о том, что он не ворует.

Далее, казалось бы, Абдулатипов уже говорит по делу и поучает, что надо что-то и своими руками делать, а не выставлять все время на праздниках работы предков. И еще Абдулатипов сделал акцент на том, что подобным фестивалям надо придавать новые формы, чтобы и туристам было, на что посмотреть и что купить, а главное – чтобы привлечь инвесторов. Но в этих поучениях больше обращает внимание, как именно это делает Абдулатипов. Он, во-первых, вопрошает: «Что могут купить приехавшие к вам туристы и отдыхающие, что производите вы?», а, во-вторых, дает указание: «Создайте условия, чтобы бизнесменам было выгодно вложить у вас капитал».

Как же любят особенно сановные люди путать божий дар с яичницей и соответственно - затем валить проблемы с больной головы на здоровую. Вот и Абдулатипов нашел крайних в том, почему не развиваются у нас традиционные ремесла, и нет притока инвестиционного капитала.

Да люди бы рады развивать ремесла с огромным удовольствием, если бы были средства и если бы было это выгодно в конечном итоге. А по поводу привлечения капитала извне, то они могут лишь дружелюбно встретить того, кто захочет это сделать. Или же искусственно усилить экзотику своих аулов, своего внешнего вида, еды, домашней утвари, производственных инструментов. И ничего более живущий на прожиточном минимуме рядовой гражданин сделать не может.

Но эти прозвучавшие несовсем к месту поучения главы республики с такими, мягко говоря, противоречивыми посылами позволили автору сделать громкий на всю страну вывод, что он не знает «в России руководителя, кто так содержательно мог бы говорить». И это несмотря на дальнейшее знаковое для автора действие главы, когда он предоставил слово не брату и не кому-нибудь другому, а ему, автору этих грандиозно хвалебных слов.

С учетом, что автор, несомненно, способен оценить содержательность прозвучавших поучений главы, а также при известной и не раз показанной стране неконкурентности Путина в общении с народом, надо полагать, что речь здесь идет об откровенно грубой похвале с намеком на то, что похвалу Абдулатипов примет в любом виде, даже ценой минимизации достоинств человека, которого, как говорят, он боится вслед за Аллахом.

Как же использовал автор предоставленную ему, видимо, ценой пристального рассмотрения Абдулатипова возможность высказаться?

А сказал он о возможностях туристического бизнеса, перечислил их экзотические виды и заявил, что условия для этих видов туризма (событийный, этнический, экстремальный) горцы смогут создать без никаких капиталов со стороны. Затем он попросил, чтобы крупному специалисту в области туризма Раджабу поручили принять его проект «по созданию масштабного туристического кластера на побережье Каспия с притоком туристов в количестве 9 миллионов отдыхающих за сезон».

Не буду о проекте, которого не видел, но факт, что между строк явно звучит: почему же не делается даже то, для чего особых вложений не нужно.

Согласитесь, многие бы повторили такое действие автора. Ведь при любом результате он особо не теряет лица. Поддержат проект - он будет даже в паузах свое хобби - собачьих боев – говорит приятные для Абдулатипова вещи. Не поддержат – ничего страшного, зато он заявит как-нибудь, что между строк сказал все, что думает об Абдулатипове.

Но вот, оставив автора брату Раджабу, Абдулатипов улетел в столицу. Теперь можно подумать и о спонсоре, благо он здесь рядом. Это известный московский бизнесмен Омар Муртузалиев, который тоже выступил на этом фестивале. И его речь вообще восхитила нашего автора. Видимо, особенно в той ее части, в которой он сказал, что выделить на нужды района 5 лимонов денег, а также пообещал подумать с друзьями -предпринимателями о том, чем еще можно будет помочь.

И последний аккорд хвалебных речей коснулся того, что между бизнесменом Омаром Муртузалиевым и главой района установился хороший контакт, и это не иначе, как заслуга Абдулатипова, который специально привез его с собой.

А финальный аккорд всего материала таков: «Спасибо этническому фестивалю. Он был полезен не только Ахвахскому району».

И с одного раза мы, конечно, догадаемся еще кому. И судя по оценке автором своего туристического проекта, выходит, что без него кирдык дагестанской экономике, которой больше пока нечем набрать капиталоемкость. То есть, выходит, он на фестивале работал, не смыкая глаз, и затем разразился материалом, не жалея чудных слов, не только для себя, но и для всеобщего блага Дагестана.

Шарапудин Магомедов

0 Распечатать
Ашурбек Габибов 04 сентября 2017, 15:07

Ш. Магомедов: «Все три примера – это позорные факты в деятельности нынешнего руководства республики» - полностью согласен!
И ещё: «А финальный аккорд всего материала таков: «Спасибо этническому фестивалю. Он был полезен не только Ахвахскому району». По этому поводу можно сказать:
- Как бы ответил незнакомый горец лет СТО назад на вопрос: «Откуда будешь»? Ответ: «Из такого то рода, села, джамаата, общества и т.д.», а мы всех их превратили в отдельные народ, народность , этнос, национальность, …, т. е. вместо того, чтобы применить собирательные образы (общий язык, культура, обычаи, традиции, …), мы применили образы и понятия раскалывающие и разлагающие народ Дагестана, на те самые «кирпичики - молекулы», собрать которые не способен ни один алхимик, маг, колдун, …, ибо: "Нельзя войти в одну и ту же реку дважды", это процесс исторический, работающий в динамике! Вот это и есть «финальный аккорд» направленный не на объединение Народа Дагестана в единое целое, а на его этнические составляющие, те самые кирпичики и элементы, из которых вряд ли выстроишь целостное!

0

Оставить комментарий:

Наверх