Блог «Шарапудин Магомедов»
03 июля 107

Естественный отбор должности в «Дагправде»

Естественный отбор должности в «Дагправде»

sharap Шарапудин МагомедовАвтор блога

Прочитал в «Дагправде», что сотрудник этой газеты - журналист Джангиши Гадисов (на фото он в центре, в светлом костюме) стал победителем VI Всероссийского конкурса журналистских работ о предпринимательстве. Он своим материалом «Наследники «Шелкового пути» среди 3324 представителей федеральных и региональных СМИ – участников этого ежегодного конкурса стал первым в номинации «Материал о предпринимательстве или инвестиционном климате в России в печатном издании или интернет-СМИ, на сайте информационного агентства или в блогосфере». С чем его, как коллегу, как труженника в своем деле, поздравляю. И думаю, что работающие с ним коллеги тоже считают, что он вполне заслуженно отмечен на этом конкурсе.

И в связи с этим не могу не отметить, что Джангиши Гадисов – журналист, который хорошо осознает, в каком издании служит, и работает преимущественно с материалами о позитиве, несущими позитив, направленными на позитив. Разумеется, не только, но, как правило. И это далеко не есть плохо. Но это к тому, что он в этом издании востребован и, скорее всего, прослужить там столько, сколько пожелает. И никакие форс-мажорные обстоятельства в издании, связанные, к примеру, со сменой руководства или с изменением его личного должностного статуса на это не повлияют, так как он сумеет все эти передряги преодолеть и на автомате продолжить выдавать нужные для газеты хорошие материалы.

Но не зря говорят, что и муравей кусается, если его неожиданно потревожить. Вот и Джангиши проявил характер, когда главред газеты Бурлият Токболатова стала его гнобить, заподозрив в причастности к анонимке в прессу о ее якобы незаконной рекламно-предпринимательской деятельности в газете. Заподозрила она группу активно общающихся журналистов, кого-то вынудила уйти, а вот с Джангиши это было сделать не просто.

Более подробно о том, что было предпринято по отношению к нему и еще о многих причудах руководства издания писал сразу после ухода из газеты на сайте «Годекан» в нескольких частях под общим заголовком «Записки бывшего корреспондента газеты «Дагправда». Но все же отмечу, что неудобство подступиться к Джангиши состояло в том, что сама главред заметно возвысила его, назначив завотделом самого крупного социально - экономического отдела, а также к нему сложно было придраться, флегматичен, уравновешен, вывести из себя очень трудно, а главное – работу свою делал без проколов и задержек, легко и как надо. И что же тогда делает главред?

Бурлият Токболатова, как боец, вспоминает про слабое место противника, про то, что у Джангиши есть проблемы с дипломом. Он в одном вузе проучился до третьего курса, бросил, затем заочно поступил в другой вуз и тоже дошел до третьего курса. До этого ей ничего не мешало взваливать на него уйму работы, с которой он успешно справлялся, а вот теперь главред на основании недостаточного образования понижает его до рядового корреспондента, забирает у него руководство грантовым спецпроектом по приоритетным проектам Абдулатипова и методично продолжает процесс травли то ли подозреваемого кляузника, то ли возможного стукача.

Но в этот период ее довольно неожиданно и быстро продвигают в кресло министра печати, а оставленный ею вместо себя, почти как Путин Медведева, Тамерлан Мусаидов уже не справляется с этой задачей, и Джангиши, собравшийся было сам уйти, решает остаться.

И вот к чему теперь решил этого снова коснуться. Перед своим переходом в другое кресло Бурлият Токболатова сделала в редакции серьезную пертурбацию должностных лиц, у руля поставила надежных людей, за счет других серьезно оптимизировала бюджет газеты. В должности министра, как, возможно, и сама предполагала, она неочень-то и задержалась, и, как, видимо, и планировала, решила вернуться в свое переданное во временное пользование кресло главреда. Но она не рассчитала, насколько сладок вкус власти. Тамерлан Мусаидов и приближенные к нему самой Токболатовой лица, мягко говоря, без радостного энтузиазма встретили возвращение прежнего шефа. Более того, к этому времени Мусаидова успели утвердить в должности.

То есть, явно назрел бунт на корабле. Мусаидов, видимо, сказал уже своим особо приближенным, вы со мной или как. Во всяком случае, в редакции речь снова идет о телеге на Токболатову с подробным изложением ее выкрутасов, как чиновника, а также говорят, что и ее профессиональные качества журналиста в этом, видимо, докладном рапорте ставятся по серьезное сомнение.

Как бы там ни было, проверки пошли одна за другой, уже успели побывать в редакции представители Счетной палаты республики, Управления федерального антимонопольного союза. И соответственно - несложно представить, какая царить атмосфера в редакции. Токболатова – человек не гнилой и не злопамятный, но кратковременной вредности и исходящей из нее принципиальной настойчивости ей не занимать.

И что же теперь она делает, вернувшись в свое главой данное законное главредовское лоно и увидев, что далеко не все этому рады? Представляю, как зрелищно это выглядело бы в подробностях хотя бы того, что происходит на планерках и летучках, но мне достоверно известны лишь отдельные детали, которые, правда, тоже производят вполне определенное впечатление о том, примерно чем озабочены нынешний и не пожелавший радостно расстаться с должностью главреды.

Факт, что Токболатова делает рекогносцировку, осмотр и изучение позиций перед тем, как предпринять какие-то конкретные кардинальные действия по отношению не оправдавших ее доверие членов коллектива. Пока слишком очевидно смотрится возможная ее предвзятость по отношению к Мусаидову, который не доволен тем, что его поставили и тут же убрали только потому, что вернулась она. Поэтому слишком резких движений делать нельзя, надо осмотреться, изучить имеющиеся и формирующиеся в редакции позиции людей, выждать и видно будет, когда наносить удары.

А пока Токболатова склонна, как мне пояснили в редакции, проявить милость к прежде опальным журналистам, привлечь свежие силы, а в стане приближенных Мусаидова, видимо, решено, судя по уровню требовательности, уже сейчас начать наводить шорох на профессиональной почве, а потом посмотреть на их реакцию, на поведение в целом и решить, куда кого задвинуть.

Токболатова вернула на место ответсекретаря Аслана Рамазановича Магомедова, которого она, несмотря на его огромный стаж работы в этой должности, перевела в какой-то отдел, а на его место поставила того самого Мусаидова, который эти обязанности до этого никогда не исполнял. То есть, видимо, готовила тогда его в главреды, чтоб обеспечить себе тыл на министерском фронте работ, хотя теперь выясняется, что тем самим обеспечила себе резервную головную боль.

Далее, она перевела в завхозы одного из заместителей главреда. Надо полагать, у остальных замов тоже участь будет примерно такая же, если за это время они не сумеют выкарабкаться из опалы.

А главное – Токболатова вернула Джангиши в утраченную им якобы из-за недостатка образования должность редактора социально-экономического отдела.

Теперь все же отмечу, почему все-таки ныне решил по поводу этого высказаться? Говорю об этом потому, что у многих членов коллектива, в котором тоже работал, с упреком или без может возникнуть такой вопрос.

Мотивы мои простые. Прочитал про поощрение Джангиши, знал кое-что о ситуации в редакции. Затем представил, как долго будет длиться это тупое противостояние лиц, претендующих на главредство или, скажем точнее, на главенство в редакции, и решил хоть как-то подтолкнуть эту ситуацию. Подтолкнуть в том плане, чтобы коллектив смотрел на этот процесс естественного отрицательного отбора трезво и осознанно и как на неизбежное зло, и одновременно как на сложившуюся, прочно установившуюся практику кадровой политики нынешнего государства.

Сложно не согласиться с мыслью, что основная функция нынешнего государства сводится к тому, чтобы лично обогащались составляющие это государство чиновники. Все остальные функции выполняются в свободное от этого основного занятия время и, куда ни крути, являются, в той или иной мере, вспомогательными. То есть, газета ли выпускается, налоги ли собираются, пенсии ли раздаются, этому делу уделяется время лишь в той мере, в которой это позволяет заниматься основным делом – личным обогащением за счет использования инструментов государственного управления.

Поэтому, есть ли смысл удивляться, что так работает и главред «Дагправды», и стоит ли ждать, что ради наведения порядка какая-то проверяющая контора, найдя некие нарушения, сделает замечание или потребует исправить ситуацию. Во-первых, они сами так работают, во-вторых, им для выполнения этой являющейся уже вспомогательной работы нужна та самая основная мотивация, на реализацию которой направлено их основное время. Иначе никак. Поэтому результаты того, что происходит в редакции с проверками зависят в данном случае от тех, между которыми идут разборки, от их мотивационной устойчивости или настойчивости.

Еще один принципиальный момент. Каждый человек растет интеллектуально в той мере, чем он занимается, или, скажем иначе, чем проще занятие, тем меньше человеку требуется умственное напряжение. А много ли человеку надо ума, несмотря на изощренность применяемых порой схем, для того, чтобы сэкономить для себя на работе немного денег?

Вот на это, выходит, и упирается, если отбросить шелуху официальных заклинаний государства, тот почти первобытный принцип отбора кадров по личной преданности, которую обычно подкрепляют подношениями, тем подчеркивая свою замаранность, как необходимое условие для успешной дальнейшей работы.

Отсюда и закономерность, что руководителем не назначают профессионала, который, наверняка, начнет из себя что-то изображать, который даже про собственное достоинство порой будет вспоминать. Согласитесь, зачем нужен такой человек особенно главредом газеты, легче управлять и найти общий язык с тем, кто молча берется и требует от подчиненных все, что им (вышестоящим) надо.

И вот такая невостребованность системой квалифицированных руководителей порой, конечно, выдает смешные случаи, когда парикмахер организует работу поваров, сапожник рулит сантехниками, а главредом, кстати, могут и таксиста назначить, и даже нянечку из детского сада. А вот Джангиши Гадисова при всей его лояльности и политкорректности никогда не назначат, потому что он –профессионал и будет все-таки иметь, какую ни есть, свою позицию, что наверху не только не приветствуется, не только считается нежелательным, но и строго возбраняется.

Спешу отметить, что это просто так сказал, к примеру. Не дай бог снова окажется в опале за подозрения в возможных греховных помыслах.

Могу добавить, что подобный естественный для власти отбор отрицательно сказывается на коллективах, в которых выживают, как правило, не самые лучшие, а самые лучше приспособленные, что для работы не всегда и не во всем есть хорошо.

И еще мне одна прочитанная в интернете цитата продемонстрировала суть того, что происходит в редакции «Дагправда». Там с обеих сторон, по всей видимости, наблюдается стремление к такому естественному отбору, когда ты забираешь то, что отобрали у тебя. Токболатова это уже почти сделала, Мусаидов, возможно, собирается. А остальные члены коллектива - не берите в голову, тем более, что для многих из вас активная возня вокруг должностей должна представляться неизбежно нормальным процессом.

Шарапудин Магомедов

0 Распечатать
Наверх