20 сентября
Блог «Шарапудин Магомедов»
02 июля 61

От засилья феодализма и самодержавия к открытости власти

    От  засилья  феодализма  и самодержавия   к открытости власти

sharap Шарапудин МагомедовАвтор блога


Людей портит не власть, а страх. Тех, кто имеет власть портить страх ее потерять, а тех, кто подчиняется власти, портит страх перед властью.

Аун Cан Су Чжи


О любвеобильном феномене Путина

Не раз порывался высказаться по поводу любви, Путина и патриотизма, но все время приходил к мысли, что нет смысла ломиться в открытую дверь, говорить об очевидных для многих граждан вещах.

И вот недавно прочитал очередное любопытное признание в любви к Путину. Корреспондент «Дагправды» Абдурахман Магомедов в своей колонке «Феномен Путина» (19.06.17, №№113-174), по сути, говорит, что в феноменальности Президента страны, в исключительности того, что он делает, и как его воспринимают, нет никакой мистики. Его феномен, то есть, видимо, исключительная значимость - в патриотизме, который подтверждается, во-первых, его словами: «Поверьте, я люблю Россию», а, во-вторых, тем, как определяет автор, состоянием гомеостаза, в котором пребывает объект его любви.

Проще говоря, Путин добился устойчивого политического равновесия и в этом состоянии гомеостаза, надо полагать, максимальной комфортности стране «не страшны никакие хвори, потому что его иммунитет крепок, даст отпор любой внешней угрозе».

Кстати, если гендерно коробит определение материала, как признания в любви к Путину, автор может воспринять это, как эмоциональное проявление почтения к лидеру. Прояснить можно это хотя бы тем, что речь о феномене, как все-таки объекте преимущественно чувственного созерцания, и еще тем, что анализа природы действий этого феномена в тексте не наблюдается.

Вот и далее автор говорит, что именно от нелюбви к стране у многих других руководителей державы руки росли не из того места, а вот у Путина за что ни возьмись – все получается. Так как он, к тому же, вместе с интуицией от Бога вобрал в себя и хватку лучших прежних самодержцев, а также имеет «богатый жизненный опыт, обладает политкорректностью и огромным терпением к своим оппонентам». И здесь, правда, несовсем обходится без мистики, так как во всем этом автор видит ту самую «египетскую силу», которую невозможно побороть.

Примечательно, что автор, по сути, готов простить всех своих врагов, которые помогли явлению стране в качестве президента столь любвеобильного Путина, прощает даже ненавистного Ельцина, несмотря на то, что, по его мнению, тот предал великую державу. Ведь зато, выходит, он дал стране Путина, чья любовь к родине дорогого стоит. Она (эта любовь) возвела его до самого верха - «до уровня главной на сегодня политической фигуры на планете», а также, напомним, реабилитировала Ельцина в глазах Абдурахмана Магомедова.

Именно «за эту большую любовь к своей стране Владимира Путина (оказывается – прим. авт.) не любят наши геополитические противники, а также либеральная интеллигенция внутри страны», которую, по его мнению, в другой стране, по сути, поголовно поставили бы к стенке за то, что «открыто поддерживают интересы зарубежных стран». И внимание: по мнению автора, феномен Путина, выходит, проявился еще и в том, что двумя сакральными ныне словами «Крым наш» поставил на место всю эту пятую колонну псевдодемократов и реальных либералов.

И все же автор наш сожалеет, что мало ярких публицистов-патриотов против «мощнейшей и организованной медиа-группы, вбивающей в мозги российской молодежи «либеральные ценности». Хотя в то же время выражает уверенность, что ту самую «египетскую силу» Путина «народы Российской Федерации в абсолютном своем большинстве поддерживают» и что именно поэтому нам не страшны всякие там халифаты и их приспешники.

И финальным аккордом звучит гордость автора тем, что сегодня руководителем Российской Федерации является Владимир Путин, потому что он чувствует в этой стране патриотический и социальный комфорт. И еще – с таким Президентом и временные трудности легче преодолеть, а главное - с этим мнением, по его убеждению, согласны миллионы наших сограждан.

К чему ведет авторитарная власть: к гомеостазу или геморрою?

Прежде всего, хотелось обратить внимание на то, что, все высказанное нашим автором в этом материале о любви к родине, патриотизме неминуемо обретает милитаристские оттенки тем, что выдвигается на первый план обязательность этих чувств, в частности, речь о приоритете готовности защищать отечество с оружием в руках. Да, это тоже необходимо, но подобная установка невольно способствует распространению патриотизма имперского толка: гордость за свою страну, ее размеры, природные богатства, за историю. При этом уходят на второй план патриотизм, как любовь к малой родине, к «березкам и елям», извилистым дорогам в горах.

И дело в том, что при этом люди настраиваются не просто к радости и гордости, что ты здесь живешь, а больше ориентируются, настраиваются на ощущение, что у тебя есть некие преимущества — особенно перед представителями, скажем так, не державных государств.

И трудно не согласиться с теми, кто считает, что опасно вообще делить нацию на патриотов и непатриотов, и что еще более пагубно выявлять по таким имперским проявлениям этого качества истинных патриотов и неистинных. Как же коротка память человека, если буквально недавно мы через это проходили, автор хорошо должен помнить, как в советское время доходило до того, что люди могли получить срок за отсутствие патриотизма.

Как же сильно отличаются эти имперские оттенки патриотизма Абдурахмана Магомедова, проявляющиеся при, по сути, признании в любви и уважении к Путину, от тех, которые ощущаются в другой его небольшой заметке «Одинокая сосна» («Дагправда», 21.06.17, №№177-178). Это именно из разряда того, что пересказывать сложно, прочитать надо.

И все же отрывочек: «Одинокая сосна… Она мощно вздыбилась на скальном массиве в окружении молодой березовой рощи. У нее свое предназначение, – это несомненно! Потому что еще в детстве нас, горских пацанов, взрослые учили: нельзя трогать одинокое дерево, упаси Бог срубить с нее хоть одну ветку – несчастье постигнет тебя. - Какое? – спрашивал я тогда. - Высохнешь, как срубленная тобою ветка, – убежденно отвечал дядя Абдулла. И я всю жизнь боялся и сейчас боюсь трогать одинокое дерево. А та узловатая, кряжистая, как на китайских акварелях, непонятной породы сосна до сих пор живет на утесе возле горной тропинки, ведущей к аулу Ангида Цумадинского района. За эти полвека с лишним никто так и не осмелился подойти к ней с топором. Потому и живет своей одинокой и мрачноватой жизнью».

Во всем, что говорит автор в этой эскизной заметке, ощущается теплота его отношения к своей малой родине, ко всему, что там растет, живет. Вот из чего формируется истинное чувство патриотизма и вот из чего и благодаря чему возникают герои. И это имеет очень далекое отношение к лозунгам имперского звучания. Кстати, в этой заметке чувствуется и то, насколько гармонично присутствует автор в том, о чем пишет, как искренне любить и ценить все, что связано с его малой родиной. Вот, к примеру, в этом и может проявляться гомеостазное, если хотите, состояние для человека окружающей действительности. Но далеко не в том, в каком состоянии политического устройства пока находится наша страна.

Под гомеостазом, как выяснил, понимается процесс саморегуляции, то есть способность открытой системы сохранять постоянство своего внутреннего состояния посредством скоординированных реакций, направленных на поддержание динамического равновесия. Если говорить это применительно к действующей и доминирующей во всем вертикали власти во главе с Путиным, то такая декларирующая свою открытость система вполне в состоянии поддерживать свое равновесие.

Но вот что касается других свойств саморегуляции этой системы, здесь явно наблюдаются возможные проблемы. Это и в стремлении такой системы воспроизводить себя, то есть восстанавливать утраченное равновесие, и в стремлении преодолевать сопротивление внешней среды. Представьте, если некая сила возьмется серьезно раскачивать эту вертикаль, то много ли у столба есть возможностей сопротивляться и каковы шансы у то же столба самому возродиться в прежнем состоянии, если по какой-либо причине он ляжет на землю?

И в целом, куда ни крути, такая авторитарно устроенная власть, при которой один человек может вести огромную страну к сырьевой зависимости и полуголодному в итоге существованию, не только не способна обеспечить стране и народу элементы, ведущие их к тому гомеостазному состоянию, о которой говорит автор, как о реальности, но и при продолжение такого существования она (эта власть) во многом может привести страну к геморройным и другим патологическим процессам и в жизни народа, и государственном устройстве.

А вот иначе устроенную власть с реально работающей системой сдержек и противовесов просто не будет ни необходимости, ни тем более возможности раскачивать и валить, низвергать. Такая система власти имеет все необходимые компоненты саморегуляции. Это и ее реальная разделенность на ветви, потому что работает системный взаимоконтроль, это и вытекающая из этого независимость ветвей власти, а также способность этих ветвей власти системно самовосстагавливаться, так как такие механизмы заложены в демократическое устройство власти, не деформированное, как у нас, монопольными рычагами президентской власти.

Вера в любовь Путина и надежда на интернет-общение

Если вернуться к феномену Путина, его любви к России и любви к нему миллионов россиян, то очевидно, что речь может идти только о феномене поддержки авторитарного руководителя. Хотя и об этом можно говорить с большой натяжкой, потому что сложно, с одной стороны, увидеть что-то особенное в том, как проявляет наш лидер свою любовь к стране, ее населению, «до твердости железобетона вытаптывая политическую поляну», а также, с другой стороны, чему особенно можно удивляться в отношении нашего народа к лидеру с учетом того, как активно восхваляется первое лицо в большинстве СМИ, как в них признаются ему в любви и верности.

Но феномен российского народа все же как-то обозначился в том, как, на каком уровне им была поддержана партия, которая никакой политической или экономической программы ни до, ни после выборов не представила. Правда, это можно объяснить и нашей ментальностью, так как партия ассоциировалась с лидером, который побеждает в войнах, призывает к порядку олигархов, а также ставит на место Европу и Америку. Вот, получив от поведения лидера ощущение своей исключительности и державности, народ и проголосовал так, как требовалось.

А то, что жить стали хуже, знают все, в том числе и признающийся в любви и почтении к Путину Абдурахман Магомедов. Но он, наверняка, это сравнит с лихими 90-ми и добавит при этом: зато мы ныне в состоянии, хоть кому, показать кузькину мать. И еще, у него, разумеется, есть подкрепленная любовью к лидеру вера, что скоро страна поднимемся с колен. У меня, к сожалению, при имеющемся раскладе в стране и мире нет никакой веры в то, что любовь Путина спасет нас от продовольственных карточек. Но есть надежда, что после таких кризисных времен эпоха интернета все же проявится, и люди начнут сознавать необходимость выработки и принятия механизмов самоуправления, позволяющие больше самим вырабатывать и делегировать решения, минимизирую делегирование полномочий, над чистотой использования которых, как правило, потом мучаются их избранники.

Что касается любви к Путину, не могу не отметить, что многие предостерегают делать при этом неосознанные шаги - как бы чего потом не вышло. Во всяком случае, советуют при этом проявлять организованность, делать это коллективно и по плану, а также с обозначением конкретной цели. В этом больше склоняюсь в мысли, что вряд ли у рядовых граждан осталась способность любить еще кого-то из чиновников, кроме Путина. И потому с учетом прилагаемых властью к этому стараний эта любовь никак не может поддаваться такой заорганизованности, она, на самом деле, представляется, как строительная пена, все заполняющая и все заменяющая. И как в одном из интернет-постов детализировалось, эта любовь «почти столь же невесома, столь же моментально расширяется, не только заполняя пустоты и трещины, но и деформируя все гибкое, ломая все хрупкое при отвердении, а также выпирая наружу пузырями – иначе никак».

И еще надо согласиться с теми, кто, как сам феномен Путина, его любовь, так и феномен любви к нему не связывают, с каким бы то ни было, мистическими проявлениями. Во всяком случае, люди любят его таким, какой он есть. Они, наверняка, уже давно поняли, что значительно жизнь не улучшится, но успокаивают себя тем, что пока карманы не пустые. Да, не могут не понимать, что перебои с деньгами у них вот-вот начнутся. И вот в этом состоянии люди нет-нет и прибегают, видимо, если не к мистическим заклинаниям, то уж точно могут плюнуть через левое плечо или еще что-нибудь эдакое суеверное предпринять, но все же продолжать верить и любить Путина.

Протест зреет медленно и верно

Если уж и говорить о каких-то мистико-обрядовых вещах, то слышал сравнение прямых линий Путина по схожести с обрядом, скажем, « лидерского» причащения населения. А схожесть проявляется в желании миллионов людей дойти до Путина, рассказать о своей беде. Далеко не всем в этом везет, и тот, кто не дотянулся, ждет следующей прямой линии. Тех же, кто игнорировал подобное мероприятие душевного общения с лидером, конечно, не постигнет суровая кара, как при религиозном причащении, но без участия в его жизни Путина останется точно.

А Путинские прямые линии с элементами причащения на самом деле, кстати, мало чем отличаются от настоящих, церковных. Здесь и дети, и нищие, и больные. И самим процессом, отдавая этому дань, нередко рулит сам президент. Даже то, что происходит после прямой линии, во многом напоминает тот же обряд причащения. Ведь и здесь проявляется важность того, как вести себя до и после причащения, как сохранить полученный дар и как им воспользоваться. И особенно это видно на примерах того, что происходит с участниками прямой линии после своего неудобного для власти вопроса. У них, как и после церковного причащения, неумелое пользование Святыми Дарами, может превратиться в проклятия человека, принявшего их.

А вообще, надо признать, что возможности допущения подобных параллелей или же подмена имен лидеров и важных понятий, типа говорим это, подразумеваем то, происходит именно тогда, когда в стране развиваются элементы авторитарной или иной деспотии. Сравнительно недавно это было с Лениным, когда говорилось о сложности отделить его от партии, ныне нам внушают, что любовь Путина неотделима от успехов России

И все же, если даже вспомнить про «египетскую силу» феномена Путина, про его головокружительные успехи на внешней арене и внутри страны, а также учесть патриотический и социальный комфорт любящего Путина журналиста Абдурахмана Магомедова, не могу не отметить, что нет-нет, да и возникают у людей нелицеприятные вопросы к лидеру по поводу властных перспектив в стране.

Не столь удачной им видится внешняя политика, когда не только беспрецедентно антироссийски настроены западные державы, но и дружественные страны то огрызаются, то игнорируют союзнические призывы.

Во внутренней управленческой политике, как известно, наша власть отличается авторитарными, по сути, методами работы. Ставка всегда делается, как отмечают эксперты, на централизации, ручном контроле, отторжении претендентов на власть, неприятии политповестки не от своего круга и ревностном отношении к превосходству, какого бы то ни было, иностранного лидера.

Но что мы ныне наблюдаем даже с учетом таких выгодных для вертикали власти приоритетов в работе? Идет речь о распрях, чуть ли не феодальных войнах чиновников на местах, даже выделяются сановные люди, которые, имея доступ к вождю, совсем не выглядят теми, кто кинется выполнять любой его приказ. И главное – факт бесспорный, что возобновилась борьба за власть. Это отрадно особенно при том, что Путин и его команда уже столько лет внушают людям, что критикой чиновников и борьбой за власть они весьма себя компрометируют.

В связи с этим уместно отметить, что, как бы до этого не относился, к примеру, к Шевченко или Навальному, для меня они после их (у каждого в отдельности) несомненно бесстрашного открытого и личного вызова властной системе стали людьми стоящими, достойными уважения. Шевченко это сделал во время предвыборной кампании, назвав в открытом разговоре действия министра МВД по массовой профилактике салафитов незаконными и уголовно наказуемыми. А Навальный и вовсе, на самом деле, потряс всю руководящую машину, во-первых, сначала самостоятельно формировав антикоррупционную повестку. Чего никому до этого в Путинские годы не удавалось и не позволялось. Во-вторых, он открыто претендует на верховную власть. И, судя по его антикоррупционным действиям, настроен решительно и готов пойти до конца. Уже тем, что так всколыхнул молодежь, спровоцировал ее задуматься над своим будущим, он свою очень важную миссию выполнил – стал еще одним ярким и активным политиком страны.

В связи с этим надо подчеркнуть, что умных и толковых политиков в нашей стране хватает, но им, на мой взгляд, не достает бойцовских качеств вести активную оппозиционно - политическую деятельность.

К примеру, чем не яркий пример политика депутат Псковского областного собрания Лев Шлосберг, статья которого попалась на глаза в интернете. Заголовок не в бровь, а в глаз: «Царь и народ в отсутствии государства». Яркая и показательная характеристика всех трех элементов, содержащихся в этом заголовке.

Беря в пример то же убожество и примитивность механизма ежегодного прямого эфира, политик и делает эти жесткие выводы, что государства, по существу, нет. И далее: «Есть президент, которому хочется быть императором и есть морально изувеченный зомбоящиком народ. Есть вороватое и лживое чиновничество. Есть сервильная — что угодно царю, то и напишем — пресса. А государства, ответственного перед народом, — нет». Нет и много чего еще от независимого суда, беспристрастной прокуратуры до честных выборов. И нет всего этого уже 17 лет.

И это, по мнению Льва Шлосберга, «потому что Владимир Путин строил и построил именно такое государство, где не работают институты и механизмы, но слово первого лица является законом. Сегодня — одно слово. Завтра — другое. Путин управляет Россией как владелец бизнес-компании, как президент корпорации, но не государства, единственным источников власти в котором является народ, а права и свободы народа охраняет и защищает закон».

Политик убежден, что «государство, держащееся на вершине пирамиды, может рухнуть в любой момент». И далее: «Только государство, стоящее на основании пирамиды, надёжно. Такое надёжное государство Владимир Путин не построит никогда. Он неспособен это сделать. Ему такое государство не нужно. Это может сделать только другой — во всех смыслах слова другой — человек. Свободный человек. Тот, кому будут нужны не подданные, но граждане. Не холопы, а обладающие правами люди».

И почему же при таком раскладе так мало проявляющих недовольство тем положением, в которое они загоняются властью, способствуя формированию и сохранению не отвечающего их интересам государственного устройства?

Никто не потерян для стремления к истине

И снова вспоминаются сетования журналиста Абдурахмана Магомедова на то, насколько не ценит любовь Путина к своей стране либеральная интеллигенция, которой, кстати, он, фактом «Крым наш», по сути, поставил мат в два хода: объявил об этом и теперь настаивает на этом. Еще показательны в данном случае сожаления журналиста о том, что мало у власти ярких публицистов-патриотов против, по сути, нескольких изданий, в которых он видит «мощнейшую и организованную медиа-группу, вбивающей в мозги российской молодежи «либеральные ценности».

На мой взгляд, в первом случае журналист путает любовь или нелюбовь к Путину с несогласием с его политикой и затем в эмоциональном порыве делает из него монстра, легко и умело сметающего все на своем пути. В том числе и либеральную клику, которую, кстати, и у этого журналиста, и у его сторонников по любви и почтении к Путину, как правило, ассоциируются то с какой-то сексо-политической смесью - либерастами, продающими интересы родины, то с шабесгоями, которые за так работают на пятую колонну.

Но вот в случае якобы инфовойны журналист или явно перебирает возможности государства и кучки изданий, или невольно признает, что те сильнее своими аргументами.

Огорчает в этом плане и то, что любознательный, любящий путешествовать, подниматься в горы, лазить по скалам и подмечающий там интересные детали природы и классно пишущий об этом журналист искренне заблуждается в оценке эффективности нынешнего государственного устройства. И главное - при таком прочно установившемся вертикальном раскладе чиновников он неадекватно оценивает приоритет их мотиваций, от клерка до самого верха. Правда, и здесь можем увидеть, что нет худа без добра: искренне заблуждающийся в чем-то человек, как известно, не потерян для достижения в этом деле истины.

В связи с этим, думаю, не выглядит безысходным и то, что он далеко не один, который, будучи под чарами лидерской харизмы Путина, не там видит причины наших удач и проблем. Это, кстати, происходит и с теми, кто ломится на прямую линию, и с теми, кто на митингах в регионах, в том числе в Махачкале обращается за помощью к Путину и только в нем видит избавление от имеющихся проблем.

В таком же ключе можно говорить даже о поступках многих людей, которые вроде бы знают, где собака зарыта, но не только проходят мимо, а также указывают на другое место, уводя за собой всех, кто им верит. Подобные люди особенно нуждаются в поддержке, так как знают как, но поступают иначе в виду того, что в должной мере не осознают последствий того, когда это что-то делаешь не так, как знаешь.

Жить по пониманию

К примеру, было такое, что автор Ислам Узалов заслужил публикацию своего материала на самом почетном месте, в центре первой полосы газеты «Дагправда» (14.05.14, №№ 146-162).

Он, как лауреат республиканской госпремии за цикл публикаций, принял приглашение и согласился участвовать в работе Первого всероссийского медиафорума независимых региональных и местных СМИ. И вот одну из глав заметок об этом мероприятии под заголовком «Владимир Путин – лицо с экрана» и поместили на первую полосу вместе с фото с форума, где Путин скромно, без всякого президиумного антуража, сидит за небольшим столиком в окружении участников актуального разговора.

Ислам Узалов сообщает нам, что лицо президента с экрана ничем не отличается от Путина вблизи и что он прост в общении, легко схватывает суть разговора и источает море обаяния.

Затем автор приводит примеры того, как Путин не только хорошо знает географию страны, но и вникает во все, что происходит в каждой ее точке, начиная с проблем медицины, страхования. Иначе говоря, Путин «в курсе на относительно неплохом уровне» всего того, что обсуждается в стране.

И вот в этой связи Ислам Узалов никак не может понять московских либералов. Видимо, всех, так как он уточняет, что имеет в виду «не тех неуравновешенных придурков, позорящих идеи либерализма, … а вполне вменяемых, умных, тонких людей».

Можно было не реагировать на этот, на мой взгляд, невольный морально-политический пассаж. Но дело в том, что Ислам Узалов – автор хороших текстов, которые и я, кстати, читаю с удовольствием. Один из моих коллег, видя мое отношение прочитанным заметкам о Путине, быстро пробежался по тексту и выдал: ну и что, хорошо пишет. Противоречия в тексте он заметил, когда присмотрелся, еще раз прочитал, и тоже затем также очень сожалел, что такой автор поддался столь откровенному конъюнктурному соблазну не только якобы отдать должное Путину, но и заодно положит крест на всех его либерально мыслящих и так позиционирующих оппонентах.

Конъюнктурность такой позиции именно в том, что сам Ислам Узалов в этом же материале подчеркивает, что он довольно скептически относится к тому, что предпринимается Путиным в вопросах внутренней политики. Он к тому же конкретизирует, что в действиях Путина наблюдаются показатели того, что «страна находится в режиме насквозь централизованного ручного управления, когда все нити находятся в руках одного лица». И это, убежден Ислам Узалов со ссылкой на науку, «не есть хорошо». И здесь необходимо отметить, что Ислам Узалов, на мой взгляд, не лицемерит, потому что принципиальное мнение по вопросу высказывает, но все же проявляет слабость, видимо, из этических соображений, что делать для приличного человека не возбраняется и вполне поправимо.

И все же, какие у Узалова претензии к либералам. Он вопрошает: «Почему же они воспринимают Путина, как кремлевского шамана, не имеющего представления о том, что творится в стране? Почему они считают, что все решения принимаются им самочинно – как ему вздумается, и невозможно понять, что у него в голове?».

Думаю, каждый здравомыслящий человек осознает, что Путин в курсе всего и хорошо понимает, что делает. А вот по поводу того, что у него накоплено в голове, согласитесь, это никому не дано знать. И весь вопрос в этом. Так как от позиции Путина ох как много зависит и еще очень долго будет зависеть в нашей стране. Мы же можем судить только по тому, что говорит и делает Путин и еще можем предъявлять претензии по поводу того, что он мог бы или должен говорить и делать.

Говорю об этом столь детально с тем, чтобы напомнить Исламу Узалову некоторые мысли из его знакового материала «О национальной гордости великодагестанцев». Он там очень верно отметил, что, наряду с отсутствием боязни не нарушать закон, убогого образования, в нашей общественной жизни на первое место выходит то, что среда, столь активно и настойчиво производящая негатив, сама противостоять этому негативу не может. Необходимо для этого, по его мнению, переформатировать, перепрограммировать среду. То есть, если договаривать, необходимо переструктурировать общество на институциональном уровне с тем, чтобы обеспечить и государственное устройство с разделением властей и присущим этому разделению системой противовесов, а также с тем, чтобы создать условия для естественного развития гражданского общества, все большего скрепления его горизонтальных связей

Вот о чем больше говорят либералы, которые не придурки. Эффективность такого устройства Путиным тоже не отрицается. Кстати, он не раз называл себя либералом. Но почему мы продолжаем цепляться за, так называемую, суверенную демократию с царскими полномочиями президента? Видимо, здесь все-таки дело опять же в понимании. Один очень мудрый и стойкий человек Вазиф Мейланов сказал, что надо жить по пониманию. И если это не происходит, то значит, человек не так понимает. Выходит, что и Ислам Узалов то, что так искусно и глубокомысленно изрекает не так понимает, как того требует наша суровая повседневность.

Необходима возможность приобретать новые вещи и услуги

В частности, он много и хорошо говорит в своих статьях о роли знаний в победе над тем негативом, которым изобилует республика. К этому надо отметить одно очень важное обстоятельство. То, что знаем - уже можно использовать. Но есть ведь еще и то, что мы называем «неосознанными» знаниями - опыт. И, как известно, по мере того, как растут наши знания и опыт, появляется больше вещей, которые мы можем себе позволить. Именно по мере накопления этих двух вещей, как известно, и происходить процесс нашего «саморазвития». То есть, новые знания, новые понимания и опыт - это новые возможности, новые составляющие нашего роста.

Это к тому, что одних знаний, даже широкого кругозора не достаточно для нашего роста, как личности, с тем, чтобы быть не посредственностью, а умным человеком, гражданином. Очень верна мысль, что не столько важно быть информированным, образованным, сколько сообразительным. А для этого, согласитесь, нужен опыт достижения раскрепощенности ума, надо суметь освободиться от многих комплексов, выработать правильное отношение к различным условностям, стараться не фальшивить, стремиться быть искренним и не зловредным, а главное – это именно то, что сказал тот очень мудрый и стойкий человек: жить по пониманию. Только такого уровня понимания гражданин способен живо мыслить, интересно жить и приносить пользу.

Но, чтобы таких людей было больше, есть необходимость в том, чтобы провоцировать создание определенных условий общественного устройства. Есть необходимость, чтобы граждане имели возможность приобретать новые вещи, пользоваться новыми услугами, в том числе общественного звучания (неангажированные законы, независимые суды, взаимоконтролируемые и взаимоуровновешиваемые ветви власти, свободно развивающиеся институты гражданского общества и т. д.). То есть, вместе с массой открытий чудных, духом просвещения гражданам нашим для роста своего и развития страны необходимо проходить через определенный путь с теми самыми трудными ошибками, которые и порождают опыт и политической жизни, и духовной работы. Возможно, беда наша в том, что до президентства ни одна женщина еще не дошла. Она-то лучше знает, что без беременности, без боли невозможно ничего живое породить.

Поэтому, чем пассивно ограждать людей от возможных потрясений, к примеру, во время митингов или всеобщих выборов руководителя, общественно полезным видится дать людям возможность реализовать наиболее значимые проявления гражданственности, а власти при этом позаботиться, чтоб никаких потрясений не было. Тогда, может, лет через 50 или 500 нам удастся дойти до уровня свободного общества и открытого государства. Ведь для того, чтобы государству дойти до уровня открытости власти необходим опыт десятилетий жизни в подлинно демократически устроенном обществе. А иначе и через полвека нашему обществу не избавиться от пережитков феодализма и самодержавного государственного устройства.

Шарапудин Магомедов

0 Распечатать
Наверх