Блог «Шарапудин Магомедов»
26 июня 29

«Драконы» во власти и «бегемоты» в интернете

«Драконы» во власти и «бегемоты» в интернете

sharap Шарапудин МагомедовАвтор блога

Не грех, коль Вас волнуют страсти,

Но худо быть у них во власти

Уильям Блейк

Наезды на главу на фоне лидера

Прочитал на Кавполите материал Расула Кадиева «Дагестанские чиновники уничтожают государственную власть» ( 22 июня 2017 года) и решил отреагировать, так как вижу, как блогер нашел интересные и значимые детали из жизни действующей власти, но, во-первых, несовсем удачно выбрал тональность а, во-вторых, совсем не те акценты расставил при подаче читателю этих имеющихся в его распоряжении показательных фактов чиновничьего популизма и самодурства.

Не могу сказать, что он неверно оценивает все, что связано с событиями, на которых останавливается. Во всяком случае, в целом и я того же мнения. Но дело в том, что документально обличительный способ подачи этих, по сути, смешных ситуаций, комичных действий чиновников, на мой взгляд, значительно снижают эффект восприятия читателем текста повествования.

Не хочу сказать, что знаю, как именно это надо делать в том или ином случае, язык русский впитал не с молоком матери, да и талантом образного повествования, виртуозного владения фигурами речи бог не наградил. И потому, чтобы не обидеть автора, какой бы то ни было, некорректностью, не стану отмечать конкретно то, где и как он не почувствовал, во всяком случае, не передал уровень комичности некоторых поступков чиновников. Или же, не столь зло обозначил, иронически высмеял тяготение некоторых их действий к невольному или намеренному нанесению большого вреда формированию и развитию в республике гражданского общества.

С учетом же, что не было даже попытки как-то не так прямолинейно высмеять действия чиновников, попробую, как сумею, пересказать то же самое несколько в ином ключе, с иной тональностью и с другими акцентами.

Правда, надо отметить, что не буду в той части текста касаться факта возложения Путиным в проливной дождь и без зонта цветов к памятникам погибшим воинам. Скажу откровенно, Кадиеву тоже не стоило касаться этого факта в контексте того, о чем он в основном говорил. Ведь при этом невольно теряешься в догадках, в каком ключе это действо президента воспринимать, в комичном, ироничном или героическом. И еще не буду касаться отставки Абдулатипова, так как, во-первых, при этом невольно ощущаешь себя попугаем, а, во-вторых, все сказанное затем покрывается налетом тенденциозности.

Грандиозное патриотическое песнопение ради картинки в Ютюбе

Абдулатипов в июньский день памяти и скорби поручил подчиненным организовать и провести с участием себя невиданное до этого по масштабам реально поющих всеобщее хоровое, по сути, караоке патриотических песен военных лет. И сделать это, естественно, было велено с приглашением большого числа участников, представителей с мест от чиновничьей, научной, творческой и молодежной элиты, а также было указано обязательно привязать это патриотическое караоке к университетской площади столицы.

Видимо, все это делалось и для большей вовлеченности людей в реальное исполнение памятных и в чем-то ностальгических песен и, конечно, с расчетом имеющихся на выбранной площади возможностей для яркой подачи в СМИ картинки о столь общественно значимом и масштабном музыкальном мероприятии. Ведь всему этому благоприятствует и фон сравнительно старой и в то время ухоженной части города, и парадно выглядящий ныне фигурный фасад здания ДГУ с примыкающей к нему площадочкой, лестнично переходящей на основную площадь и позволяющей организаторам расположить исполнителей, скажем так, узорным веером или красивой бусинкой.

И вот разослали главам районов и городов, руководителям творческих союзов, ректорам вузов, а также, видимо, директорам школ и заведующим детсадами указательные депеши с требованием в соответствии с волей главы обеспечить приход энного количества представителей своих коллективов или сообществ на это обещающее быть грандиозно массовым патриотическое песнопение.

В итоге в назначенный час у фасада здания ДГУ лестнично и в гендерном порядке в четыре ряда (мужчины вверху в синеватых смокингах, женщины ниже в красноватых платьях) выстроились артисты госхора, перед ними в центре, на почетном месте встали в темных костюмах пятеро самых сановных чиновника во главе с главой. По обе стороны от них стройными и длинными линиями в три ряда расположилась одетая, как для торжественных случаев, и, видимо, самодеятельно поющая детвора самого разного роста и соответственно – возраста. За ними (детьми), одетых в основном в белые рубашки и кофточки, ярким контрастом стояли в различных темного цвета национальных костюмах взрослые и тоже, видимо, самодеятельные артисты. И затем от этого, по всей видимости, основного поющего состава вниз по обе стороны от обеих краев детворы изящным и витиеватым узором расположилась молодежь в самых разных национальных и иных костюмах.

В итоге сложилась картина, с одной стороны, в цветовом плане очень похожая на триколор, а еще в целом вся эта конструкция людей, поющих патриотические песни на военную тематику, напоминала некое древнее драгоценное украшение, о форме применения которой можно только догадываться. Но будь это бусы или иная накладка на шею или руку, получилось очень красиво и зрелищно.

Только вот, куда ни крути, сомнения одолевают, стоило ли уделять такое пристальное внимание столь изысканной режиссерской форме подачи мероприятия, стоило ли делать основной акцент на складывающейся в итоге на видео, к примеру, в Ютюбе картинке с поющими патриотические песни дагестанцами в ущерб звучанию этих песен.

Тем более, что в городе власти доступен любой величины зал или иная площадка, где какие-то меры акустического благополучия уже предприняты. Ведь если петь песни, то важно их звучание, важно впечатление от пения и слушания песни. Почему нельзя было это все провести в зале, если даже нужна и важна была торжественность проведения мероприятия. Очевидно же, что плюс этому, к каким-то мероприятивным дивидендам, остались бы хорошие записи песен, а также впечатления от этого спетого и прослушанного материала. В нашем же случае все, кого так спешно вытянули с мест, кучковались на университетской площади и, по сути, могли наблюдать только картинку пения, звуки же для многих неминуемо еле слышно разлетались в пустоту.

Да, надо признать, хоть и не грандиозно массовое караоке патриотов, но своеобразное зрелище состоялось. Кто-то пел то хором, то сольно, остальные в основном смотрели, как другие шевелили губами. Если с чем-то это действо сравнивать, то, скорее, оно с большой натяжкой похоже на финальную часть тожественного праздничного мероприятия советских времен.

Банально и наивно будет упрекать чиновников в чем-то конкретном, организаторы, наверняка, сделали, что могли, постарались выжать из этой ситуации максимум возможного. Дело в том, что ни на что иное они рассчитывать не могли уже на этапе планов устроить в этом месте грандиозное действо песнопения с раздачей сотням людей текстов этих песен. Ведь было очевидно, что при имеющейся акустике и отсутствии специальной аппаратуры им сложно рассчитывать на качественное извлечение и «караочную» трансформацию звука.

В плане нареканий больший интерес представляет то, как чиновники могут себе позволить докладывать в центр о хоре в 500 человек, когда на видео в интернете видно, что у здания ДГУ поют отсилу человек 100 профессионалов, многие из которых, в лучшем случае, шевелят губами, лишь внутренне пропевая слова. Кстати, это особенно ярко видно на примере «сановных» певцов, которых камера то и дело приближает к зрителю. Остальные же прибывшие на площадь просто стоят там, кучкуясь в качестве зрителей

А вообще, если нацеливаться на грандиозность такого мероприятия, почему нельзя было этот патриотизм проявлять в свободном режиме где-нибудь в парке, в котором заранее будут созданы все условия для поющих и слушающих эти важные для нашего слуха песни.

В итоге ведь в сухом остатке что имеем - красивую картинку в Ютюбе или еще где-то и рапорт о том, что в Дагестане Абдулатипов вместе с пятьюстами дагестанцами пел песни военных лет. И, судя по деталям, подробностям этого мероприятия, выходит, что это устраивает и тех, кто рапортует, и тех, кто принимает этот рапорт. То есть, чиновнику, не только Абдулатипову, при нынешней системе власти иного и не надо, достаточно, что называется, вовремя удачно рисонуться по вертикали, показать благоприятную картинку, озвучить показательную цифру или сказать что-нибудь патриотичное.

Отсюда и имеем имитацию грандиозного патриотического песнопения. И это у чиновников неминуемо проявляется во всем. У них всегда планы грандиозные, дела такие же имитационные, а доклады на таком же уровне показательные. И это все идет по кругу – от имитационного замаха к еще более грандиозным планам. И это всех устраивает, потому что все так работают. Только Путин изредка для видимости наведения порядка может пальцем пригрозить. А так для чиновника, как отчитался, так оно, как правило, и будет.

Тяжелое это дело – гнобить главу на царском троне

Точно так же, пожалуй, как и тащить из болота бегемота. Поэтому, прежде чем перейти в следующей части разговора, которая связана с религиозным мероприятием ифтар, хочется все же для заметки Кадиеву сказать о том, что в подобных материалах с лобовым наездом на власть один даже очень малозначительный, но скоропалительно сделанный вывод, который легко можно логически оспорить, может минимизировать и все остальные выводы, какими бы они не выглядели бесспорными.

Речь, к примеру, об утверждении, что обязали прийти чиновников, а пришли преимущественно студенты. И говорится так на основании имеющегося в наличии постановления правительства о приводе на хор чиновников и распоряжения ректора ДГУ об обеспечении явки на этот всеобщий хор студентов. Более того, ссылаясь на наличие этих документов, делается вывод, что власти надули народ, сначала, согнав на хор вместо чиновников студентов, и затем еще, поставив вместо них профессиональных певцов.

А почему при этом не допустить, что и в адрес ректоров вузов, как и главам регионов, было отправлено предписание обеспечить явку студентов на это всеобщее патриотическое песнопение? И почему надо видеть именно обман в участии в хоре профессиональных певцов? Вызов чиновников так же, как и студентов, не исключает такое же указание «начальникам» артистов. А обман, скорее, в том, что дежурное мероприятие выдали за грандиозный эмоционально-патриотический порыв чиновников, ученых и молодежи республики.

А возмущение при этом автора тем, что чиновники не жалеют ни нашего времени, ни бюджетных денег, людей, на мой взгляд, уже почти никак не трогает. Об этом можно говорить разве что для самоуспокоения, чтоб жить дальше с ущербным в данном случае чувством исполненного долга.

Слабовато звучит и то, что Кадиев именно с нецелевой тратой денег связывает пример рассылки от зампреда правительства Джафарова министрам и главам регионов приглашений на ифтар с участием Абдулатипова. Думаю, не зацепят читателя и резонно звучащие упреки в том, что глава республики часто путает государство и религию, совершает поступки, которые уводят его далеко за грань многих элементов светскости государственного устройства. Он это отрыто и до смешного топорно делает с самого своего вступления в должность.

Ифтаром по завистникам и кляузникам

Если же начать говорить о ифтаре от Абдулатипова, видимо, надо, прежде всего, сослаться на то, что сказал пророк о награде тому, кто накормит во время разговения соблюдавшего пост мусульманина. Ему, оказывается, будет записана такая же награда, как и тому, кто соблюдал пост. Тогда у постящегося, как он позиционирует, Абдулатипова корысти особой в этом плане, как мусульманина, не наблюдается. Разве что это как-то может быть связано с мирской суетой, с какими-то мелочами карьерного характера.

Затем важно то, на какие деньги проведен ифтар и кого при этом кормили. Реагируя на первую часть вопроса, говоря откуда у него миллионы, любой главенствующий чиновник, не моргнув глазом, ответит, что заработал их потом и кровью. Поэтому нам остается сделать акцент на упреке лишь в том, что Абдулатипов вместо того, чтобы собирать министров и глав регионов, далее бы кормил, как можно больше, нуждающихся в этом бедняков и сирот. Ведь именно они числятся среди имеющих право получать милостыню разговения. Кстати, и путник входит в их число. Поэтому вполне можно приравнять к ним призванных по указу на ифтар толстосумов их других районов и городов.

И все же, раз уж случилось, что обнародовал свое намерение накормить немалое число постившихся, то все-таки, может, надо было или отметить, за счет каких грош ифтарный банкет раскручивается, или хотя бы сослаться на то, что это государство жертвует бюджетные деньги на благое дело.

Не столь уязвимым вижу для Абдулатипова и упрек Кадиева, связанный с ифтаром с не мусульманами. Да, разделяю мнение, что, если он и как человек, и как глава республики не обладает волей для того, чтобы отказаться от подобных дешевых приемов религиозного популизма и все более смешивает разделенные конституцией страны понятия светскости государства и религиозности отдельных граждан, то мог бы хотя бы с почтением отнестись к этическим нормам мусульман, которым делает столь много знаков особого внимания и предпочтения.

Но что касается конкретного вопроса, что будут делать на ифтаре Толстикова и Чиненная, вряд ли он застанет Абдулатипова врасплох. Тот, опять же не моргнув глазом, сходу заявить, что при этом руководствуется самыми благими намерениями, граничащими с призывами их к истинной религии или, во всяком случае, смягчения их сердец по отношению к исламу. Иначе ведь Абдулатипов, как верующий человек, сильно рискует, так как дружба с верующими и проявление вражды к неверующим – это один из основных принципов ислама и одна из важнейших обязанностей мусульманина, запечатленная во многих аятах Книги Аллаха и хадисах Пророка. А вот что касается религиозных чувств Толстиковой и Чиненной, то это уже, видимо, легко регулируется номенклатурно-корпоративными взаимоотношениями этих чиновников.

«Драконовские» вольности чиновников на местах

Далее Кадиев затронул очень важный момент взаимоотношений чиновников центра и регионов. И что примечательно: в том, что он утверждает по этому поводу, вполне отчетливо проявляется не знание им этого вопроса (знает он об этом, наверняка, много чего), а понимание, восприятие им того, какой должна быть власть и как она должна работать. То есть, такое устройство власти, которое существует ныне, он приемлет и готов рассуждать о том, как она в этом виде изнутри может становиться эффективнее.

Вот у Кадиева «есть ряд вопросов и к федеральным органам власти». «Администрация Президента РФ, - как ему видится, - должна блюсти дисциплину среди чиновников субъектов». И особенно, видимо, как он продолжает, - «с приходом технократов в руководство Администрации Президента России, таких, как Антон Вайно и Сергей Кириенко, ожидали усиление чиновничьей дисциплины и борьбу с вышесказанным местным творчеством».

А под местным творчеством он, к примеру, имеет в виду и объявление выходным днем религиозного праздника, о пробки на дорогах, регулярно образующиеся при проездах по ним чиновников с кортежами многочисленных машин. Подобные дисциплинарные вольности от местных чиновников, по мнению Кадиева, «еще больше извращают госаппарат» и унижают население. И вот такая ситуация, как он считает, чревата для чиновников тем, что народ может не заступиться за них, если какие-то бандюки будут отбирать у них власть.

Здесь невольно всплывает в памяти Кузьма Прутков со своим «зри в корень». Кадиев же, выходит, намеренно глух к подобным истинам и руководствуется лишь тем, что все зло видит в главенстве Абдулатипова.

А дело-то, согласитесь, в том, что само устройство системы власти в стране позволяет процветать любому иному ущербному творчеству местных чиновников. Если, к примеру, пройтись по постсоветскому времени, то проблемы наши одни и те же даже по таким фактам, на которых останавливается Кадиев.

Раньше у нас улица Магомеда Гаджиева застывала для проноса тела Амирова, на время проезда мэра на работу и домой дорогу освобождали от всего, что могло стоять там на его на пути. Это длилось много лет. И мы роптали, нам это очень не нравилось, хотя у того бывшего мэра столицы были и определенные, не связанные лишь с волюнтаризмом причины.

Пришел первый на селе и единственный в республике парень, «драконствовавшего» до этого мэра сместили - и что в итоге? Теперь трасса Махачкала – Каспийск дважды в сутки, утром и вечером перекрывается со всех сторон, пока свободолюбивый и многострадальный борец с коррупцией с многочисленной охраной будет добираться до дома.

Судя по тому, как тщательно трасса готовиться для проезда главы, не удивлюсь, если следующий глава пойдет чуть дальше и, что называется, неформально-официально установит время своего проезда домой и на работу. А это будет означать, что вместо знаков будут стоять люди в погонах и проезд к дороге главы будет перекрываться отовсюду совсем и надолго. Кстати, если бы у руководителя республики была возможность вмешиваться в правила дорожного движения, убежден, и нынешный, и последующий главы обязательно «приватизировали» бы дорогу домой тем, что значительно уменьшили бы движение по ней, во всяком случае, не каждый бы смертный мог проехать по ней вообще.

А что позволяет местному главе так «рулить» в своем регионе? Элементарно – вертикаль, кредит доверия от Путина, и главное - зависимость срока этого «кредита» только от личной прихоти кредитора.

А как же Путину выгодно распоряжаться этим кредитом? У него, согласитесь, есть необходимость, прежде всего, самому ценить оказанное доверие. Поэтому с этой целью он даст немало времени, чтобы «заемщик» тоже по достоинству оценил его благожелательное отношение.

Да, кредит, в конце концов, может кончиться. Но будет другой «заемщик» доверия Путина. И у него тоже будет достаточно времени для «творческого» руководства регионом. И это, как известно, не кончится никогда, пока в стране не установится системный взаимоконтроль ветвей власти.

А основная причина этой нашей обреченности, кстати, такая же драконовская, и ведет она нас на федеральный уровень власти.

И надо оговорится, чтобы начать идти к нормальному обществу со сформированным системным взаимоконтролем власти, не так уж много и надо. Необходимо царскую власть руководителя страны умерить, сделать президентской с тем, чтобы обладатель этой должности стал реальным координатором работы ветвей власти, урегулируя возникающие между ними конфликты. А для этого, конечно, сильно поможет добрая воля невольно конституционно царствующего ныне президента, но в целом же необходима кропотливая работа населения на пути к гражданскому обществу.

Почему же ныне президент осуществляет больше не координирующие, а надзорные функции по отношению ко всем ветвям власти и что необходимо сделать, чтобы избавить ветви власти от подобной аномалии?

Как нейтрализовать «дракона» во власти?

Привластные политологи признают явный перекос властных полномочий в сторону Президента, который ни к одной ветви власти по Конституции страны не относится. И он (Президент) еще при этом позиционируется, как лицо, осуществляющее государственную власть в стране, то есть, он глава государства, гарант конституции и тоже первый парень в политике, определяет в ней все.

При этом они (эти политологи) считают, что столь широкие по сравнению с другими ветвями власти полномочия и особое положение в системе власти позволяют ему (президенту) легко вести надзор за всеми ветвями власти и осуществлять при этом регулирование действий этих органов государственной власти. И вот таким образом он серьезно влияет на формирование и работу органов исполнительной власти, может отставить правительство, распустить Госдуму. И это, как надо понимать околовластных политологов, замечательно с учетом того, что для корректировки возможных перекосов в работе на Конституционный суд возложена задача вести надзор за деятельностью Президента.

То есть, Президент представляет в Совет федерации кандидатуры Конституционных судей, которые затем будут надзирать за его деятельностью. И это будет компенсировать и балансировать надзор Президента за всеми тремя ветвями власти. Предлагаю позже вернуться к тому, почему видится, мягко говоря, очень сомнительной такая противовесная сила этих судей, несмотря на то, что их утверждает орган (СФ), которому по Конституции подконтролен Президент.

Те же политологи, на которых ранее ссылался, видят преимущество устройства нашей власти в том, что Президент своим особым положением и надзорными функциями дополняет систему разделения властей. Они считают, что президент, находясь над органами власти и являясь одновременно их частью, может с успехом координировать и направлять деятельность всех трех ветвей власти. И что определяющим их позицию видится – все это служит дополнением к действующей системе «сдержек и противовесов»

И при этом политологи ссылаются на ст. 80 Конституции РФ, где якобы это закреплено. И на самом деле: «Президент Российской Федерации обеспечивает согласованное функционирование и взаимодействие органов государственной власти».

Политологи тут же вслед детализируют, что для регулирования и координирования работы всех ветвей власти у президента имеются все необходимые инструменты. И внимание – при добросовестном исполнении своих обязанностей Президент способен регулировать работу системы «сдержек и противовесов», исключая при этом перекос властных полномочий в сторону какой-либо ветви власти.

И самое интересное и показательное - именно эта особенность Российской модели разделения властей выгодно отличает её от ныне существующих.

О каком добросовестном исполнении обязанностей при конституционно возложенной на президента миссии координатора работы ветвей власти может идти речь, если всю мощь власти он направляет на укрепление монополии на политическом поле страны. И вот в связи с этой бесспорно установившейся политической реальностью и рассыпается, как карточный домик, наша особенно устроенная модель разделения властей.

Теперь давайте попробуем оценить полномочия президента страны с учетом, что он может быть лидером партии, которая имеет в парламенте монопольное большинство.

И оценим еще эти полномочия, эти широкие надзорные функции, как дополнение к действующей системе «сдержек и противовесов».

Аксиомой очевидной звучит ныне истина, что власть государства только тогда может осуществлять задачи, когда исполнительная, законодательная и судебная ветви не зависят друг от друга. Как это обеспечивается? Тоже всем уже известно, при помощи разделения функций власти, системы сдержек и противовесов исключается главенство их полномочий по отношению друг другу и обеспечивается взаимосвязь и взаимоконтроль между ними. И что очень важно – эта система обеспечивает исполнение такого разделения власти, такой независимости ветвей власти друг от друга не только документально, но и практически. Это означает, что элементы системы сдержек и противовесов и принципы работы властей в основном за счет ограничения полномочий позволяют не допускать узурпации. И здесь, надо подчеркнуть, что система служит, должна служить контролем действий президента.

Так почему же в нашей стране и по нашей конституции практически в этом плане система не срабатывает, и президент активно и действенно, порой категорически решительно влияет на все, что происходит в стране?

Эксперты-политологи, касаясь роли президента, обычно ссылаются на документы, в которых обозначены права и обязанности каждой власти, и указывают на то, что Президент и Конституционный суд могут накладывать вето на неэффективные документы и инициативы, а также напоминают, что в нашей стране функционирует Госдума, правительство, суды и Совет Федерации, которому подконтролен президент.

Для полноты картины обозначим, что президент – глава страны, он обеспечивает суверенитет и целостность государства, а также выполняет другие задачи, соблюдая права и свободы Конституции, а также регулируя деятельность всех органов.

В том-то и загвоздка, как именно он (Президент) регулирует деятельность всех органов. Имея полномочия не только нажимать на ядерную кнопку, но и назначать судей, отставлять правительство, назначать выборы в Госдуму и распускать этот парламент при необходимости, Президент никак не может ограничиться регуляцией деятельности этих всех властных органов только в плане координации их работы, ему по уровню полномочий предписаны надзорные функции.

При подобных прямо-таки монарших конституционных полномочиях и прокурорской практике взаимодействия с ветвями власти не то, что документально заложенная система сдержек и противовесов не способна контролировать действия Президента, но и для подавляемых президентской властью и теряющих при этом возможность взаимоконтроля и независимость друг от друга ветвям власти тоже эта система остается на бумаге. Реально же они, по сути, под прессом президентских пожеланий выполняют предписанные им функции и делают вид, что друг друга контролируют.

Если же говорит о механизмах, ограничивающих власть Президента страны, то они тоже обречены на имитационную роль подобных функций. Конституционный суд, по сути, формируемый Президентом, и Совет Федерации, частично тоже реально формируемый главой государства и состоящий из предствителей подконтрольных ему же ветвей власти, не могут на практике влиять на действия главы государства. Особенно недосягаем он, как лидер, по сути, монопольной партии и как политик по рейтингу признания и популярности претендующего стать реальным лидером нации, монархом Российской Федерации.

Таковы российские реалии. Не можем мы никак, несмотря на тяжелый опыт, осознать всю пагубность той жизни, когда какая-то идеология становится в стране главной, не можем так же избавиться от заблуждения, что нашу жизнь, наше самочувствие и благосостояние улучшить какой-то добрый заботливый патриотичный предприимчивый, эффективный во всем правитель. Подобного не было, не бывает и не будет.

Такой правитель может в итоге прямой линии с народом кому-то навороченный телефон подарить, а также может какому-то бедняку помочь построить домик и даже, как убедились, может однажды огромное число людей накормить. Но значительно изменить, улучшить жизнь людей у такого правителя не будет мотивации без эффективного гражданского общества, способного реально генерировать элементы народовластья и самоуправления. А в итоге такой активной политической работы граждан и может родиться эффективное, не деформированное, как ныне чрезмерными полномочиями президента, государственное устройство. И главное – тогда, наверняка, будут условия для того, чтобы зафиксировать в нашей Конституции соответствующие изменения к такому устройству власти.

0 Распечатать
Наверх