08 декабря
Блог «per aspera ad astra»
22 марта 2088

​Ответ критикам Ахмата-Хаджи

sardaligar Bulat SardaligarАвтор блога

Чтобы рассказать об Ахмат-Хаджи требуется сделать краткий исторический обзор того времени, в котором он жил. Изучение его деятельности с позиций формального подхода обязательно приведёт к заблуждению.

Бурные 90-е годы и по сей день вызывают противоречивые дискуссии. Это было время глубоких перемен и ломки старой системы. На политическую авансцену волей судьбы выходили яркие, порой самые противоречивые фигуры. Те, кто и по сей день не канули в лету, наоборот, ставшие символами прошлого, будоражащих сознание в том числе и простых обывателей. То, что мы переживаем в наши дни неразрывно и крепкой вервью связывает нас, и зачастую по рукам и ногам. Не давая идти дальше с ясным осознанием произошедшего те годы, некоторые граждане впадают в очередной «мифологический лес», как бы я его назвал. В своеобразное насаждение тёмных представлений, отрывочных сведений, на славу удобренное собственной фантазией. И чем ненавистна таким нынешняя власть, тем сильнее у них ощущение собственной правоты. Такие личные обиды возвели в ранг личной войны против ненавистной им системы. Такие себя посчитали фрондой, направо и налево разбрасывая семена ненависти, вовсе не готовые нести историческую ответственность за собственные слова. Они, по сути, таран против всего общества, что еле-еле немного отходит от ужаса прошлого. Именно того ужаса, куда ввергли прежние правители, не по праву получившие бразды правления.

В начале июня 1991 года в Грозном проходит второй съезд чеченского народа, его потом переименуют в ОКЧН. Д.Дудаев назначают председателем исполкома ОКЧН. Из воспоминаний Д.Дудаев: «Когда я увидел, кому съезд вайнахского народа вверил свой суверенитет и свое будущее, даю слово чести, у меня по коже мурашки побежали. Уже на первом заседании исполкома у тех, кто организовывал этот съезд, началась драка из-за денег. Буквально из-за денег, собранных на прошедшем съезде. Никаких должностей мне в этой республике, в той среде, испорченной до беспредела, не нужно было. Я вообще не только боялся этой среды, откровенно говоря, я ею брезговал. Эта среда была настолько далекой от моего интеллекта и моего уровня со своей роскошью, чванством, закулисными играми. Эта среда была для меня дикой и далекой .... Я посмотрел и содрогнулся от ужаса». Согласитесь, весьма красочно он описывает тогдашнее состояние тех, кто потом с помощью Б.Ельцина захватит власть в республике. Так начиналась, так называемая, чеченская революция.

Взяв дважды власть в свои руки, (1991 и 1996 годы) и то, благодаря прямой и косвенной поддержке того же Кремля, они подобно напившемуся водителю понеслись по своей дороге к краху и национальной катастрофе. Не группа Ельцина летом-осенью 1991 года помогла Дудаеву захватить власть, свергнув Временный Высший Совет ЧИР? Не Москва ли в лице Березовского и Ко летом 1996 года подарили целую республику, так называемым, сепаратистам? И что дальше …? Сама судьба дважды дала им в руки власть, и что они сотворили с республикой?

Расцвела преступность. Вчерашние борцы за свободу настолько обезумели от вседозволенности, что превратили республику в зиндан, в заложниках которых оказался весь народ. Под лозунгами «очищения/укрепления» Ислама в республику хлынул поток «спасителей душ». Те же кто не хотел участвовать в этой каше, просто отложили оружие, и разошлись по домам. Их было мало, но чувство гордости и одновременно стыда за то, что происходит в республике могло создать из них в конце концов яркую и действенную оппозицию всему тому хаосу, что происходило тогда. Именно, они, будучи олицетворением настоящих людей не посрамили чести, не запятнали себя ни чужой кровью, ни иными черными делами. А молодежь, изголодавшаяся по духовным ориентирам на фоне катастрофически падающего авторитета старших, значимости традиций и суфизма, ринулась осваивать азы «чистого Ислама». Попав в сеть «спасителей душ», движение было по одном направлению – война. «Наша конституция – Коран, наш путь - Джихад», кричали тогда попавшие в лапы сектантов. Война не только против России, с которой подписали 2 фундаментальнейших договора, но и против своих. Тех, кто придерживается суфизма.

В обществе произошла атомизация по религиозному и тейповому признакам. Разрушение традиционных общественных отношений повлияло и на межличностные связи. Доходило до того, что на фоне радикализации рвались внутрисемейные отношения. Новоявленный мусульманин мог преспокойно обвинить в куфре отца, мать и пригрозить им смертью!

1994 год, муфтий Ичкерии Алсабеков призывает к джихаду против России. В эфире ТВ он показывает, как нужно укрепить намерение, и если нет оружия под рукой, то сойдет и посох, когда человек намеревается выйти на войну против неверных. Потом Алсабекова и след простыл в те дни. Дезавуируя свои слова, он появляется в Москве. Из совместного заявления с патриархом Алексия: «Мы самым решительным образом отвергаем самую мысль о возможности перерастания конфликта вокруг Чечни в христианско-мусульманское противостояние. Истинные последователи двух религий желают только мира. Использование святых для христиан и мусульман символов и понятий в целях разжигания вражды и провоцирования межрелигиозных столкновений есть грех и беззаконие перед лицом Всевышнего».

Первая война была очень непопулярна в российском обществе. Поэтому, рассчитывать на его поддержку Б. Ельцину не приходилось: падает его популярность среди простых граждан. И чтобы оживить «умерший рейтинг» ему придётся пообещать вывести войска из ЧР и заключить мир в 1996 году. Всё ради власти, всё ради себя …

Амбициозность двух политиков, Ельцина и Дудаева не дала шансов на мир, а значит, красивые фразы о мире были «для прессы». Ради спасения жизней ни один из политиков не ударил и палец об палец: Ельцин хотел свой «блицкриг» на деньги европейцев, а Дудаев -свою войну. Каждый получил то к чему стремился.

Привязывание религиозных мотивов к кровавым событиям было необходимым ходом для мобилизации населения против армии. Конечно, назвать первую войну всенародной нельзя. Но факт, что именно простые чеченские парни смогли оказать достойное сопротивление. Давя на религиозные чувства и историческую несправедливость, так называемые, сепаратисты сумели сформировать на тот период силы сопротивления федеральным структурам.

На этом фоне в различных общественно-политических и религиозных событиях в жизни республики отмечалась деятельность Ахмата Кадырова. Он были из семьи, где религия имела важное значение, глубокие познания сути её сделали из него ту персону, что внесла огромный вклад в становление республики. Без преувеличения можно сказать о феномене Ахмата-Хаджи. Это – исторический посыл всем потомкам, требующий глубокого изучения.

Именно на его плечи выпадает бремя религиозной ответственности. В марте 1995 года – он муфтий Ичкерии: «Впервые джихад был объявлен в конце 1994 года тогдашним муфтием Алсабековым. В ту пору я работал у него заместителем и свято верил в то, что передовые умы чеченского народа провозгласили независимую республику и что Россия, вводя свои войска, хочет подавить эту независимость. Не углубляясь в тогдашнюю политическую ситуацию, не анализируя, что случилось при власти Завгаева, я вскоре после того, как Алсабеков уехал из Чечни, продолжил объявленный им джихад».

Ахмат-Хаджи активно участвовал в миротворческом процессе. Веря в правильность пути, он призывал к войне. И находил поддержку среди части народа. Действительно, начавшаяся война выглядела как вероломный акт. Ничем нельзя было оправдать фильтрационные пункты, события в с. Самашки и т.д. Действия военных вызывали ненависть и желание мести. 95 и 96 годы не работали на федеральные власти. Блицкрига не получилось, а углубить то что называли тогда «чеченским кризисом» смогли. Либеральная ельцинская власть удивительно сочетала в себе самые противоречивые свойства, что вылилось в то, что сами уничтожили шанс мирно решить проблему еще в декабре 1994 года. Соответственно, действия федеральных сил не могли не вызывать негативную реакцию. Тогда, имело определенное оправдание силам сопротивления.

С 1995 года в республику просачиваются и активно распространяются идей ваххабизма. Вооружённые группировки в первую войну особо не отметились ничем масштабным, разве что ли, например, разгромом тыловой колонны 245-го мотострелкового полка у с. Ярыш-Марды в апреле 1996 года. Военной необходимости не было в этом. Более того, 4 апреля того же был подписано мирное соглашение между представителями местной власти Ярыш-Марды и федеральными войсками. Перечеркнув это соглашение, Хаттаб принялся наводить свои порядки, подставив мирное население села. Уже тогда назревала напряжённость между традиционалистами (суфии) и ваххабитами, с презрением относившихся к «мушрикам». На плечах тех самых «мушриков» и была вынесены все тяготы войны. Их именем и прикрываются нынешние безмозглые юнцы, летающие в облаках фантазий военных баталий. Тогда, готовый на переговоры Б.Ельцин, резко изменил своё мнение с: «Война завершена. Готов обсуждать с Дудаевым, как будем жить с Чечней», после известий о разгроме колонны –на: «Встречаться с Дудаевым не стану. Я с бандитами не разговариваю». Вот, и вся политика ваххабитов …

Пик напряжённости во взаимоотношениях с джамаатами придётся на 1998 год. 14 июля 1998 года в Гудермесе происходит настоящее сражение подразделений национальной гвардии ЧРИ, возглавляемых С. Ямадаевым против гудермесского джамаата, которых поддержали полевые командиры Арби Бараев, командир «Исламского полка особого назначения», Абдул-Малик Межидов со своим джамаатом. Громкие названия ничем не помогли им: население активно помогало противникам джамаата. План З.Яндарбиева, окончательно превратившегося в радикала, по захвату Гудермеса провалился. Он не сможет диктовать условия А.Масхадову. Но силы были сохранены, главный удар в спину по республике «борцами за религию» будет сделан в августе 1999 года. Лишь из-за того, что такой же чеченец, сторонник идеи независимости последователь суфизма, он становился объектом негативной пропаганды, так называемых, «борцов за веру». Фактически, благодаря политике пришлых «спасителей душ», не только в стане сепаратистов, но и по всему обществу пошло деление на правильных и заблудших. Идея национального государства подвергалась обструкции со стороны новоявленных мусульман, призывавших «освободить всех мусульман Кавказа». «Освободить», конечно, в понимании радикала, определённо схожего с большевизмом времён «красного террора»: кто не с нами, тот против нас.

Некоторые склонны называть этот процесс ликвидации национальных свойств панисламскими, исламистскими. Нет, это предтечи ИГИЛа, и никакого отношения к истинному шариатскому строю не имеют. Об это, кстати, неоднократно заявлял и Ахмат-Хаджи, предостерегая от ваххабизма и говоря о преждевременности введения шариатского правления.

Впервые на территории бывшего СССР, в Чечне бал проведено религиозное мероприятие, нацеленное на противодействия радикализации молодежи. Организатором его был муфтий ЧРИ Ахмат-Хаджи: 25 июля 1998 года он проводит Конгресс мусульман Северного Кавказа. Его участники осудили ваххабизм. И этому не было прецедента, чтобы улемы высказали чёткое мнение. Будучи ещё с советских времён инертной средой эта прослойка общества, вообще удивительно, что сумела подать голос против радикалов. Не побоялись, несмотря на угрозы. Вообще, 1998 год был переломным. Открыто выступая против поспешности введения шариатского правления, Ахмат-Хаджи вспоминал позже: «В 1998 году я понял, что заблуждался. Дело в том, что я был противником введения шариатского правления в республике. И противником распространения ваххабизма». Надо отдать должное: воспринимая в целом его личность, он был из числа сильных людей, не фанатик, не приспособленец, а трезво и живо воспринимающий события человек.

Подписаны были 2 важных договора: августовский 1996 года – Хасавюртовские соглашения, межу прочим содержавших очень важный пункт – отложенный статус до 31 декабря 2001 года. Также, в мае 1997 года в Москве А.Масхадов и Б.Ельцин подписывают Мирный договор. Он предусматривал отказ от применения силы и социально-экономическое восстановление республики. Как бы развивались события очень интересно, если тогдашняя власть сумела бы пройти рубеж? Не смогли … Так как власть Масхадова становилась всё номинальной и карикатурной. Посему, омерзительно, когда радикалы ходят с его портретами по Европе, называя его мусульманином, шахидом. Не им это говорить, пачкая собой его память! Самим фактом подписания А.Масхадов получил высокий статус, что при умелом управлении в республике, мог стать важным стабилизирующим элементом в диалоге с Москвой. Более того, подписание Мирного Договора утвердил, как потом уже выяснилось на бумаге, завершение провозглашённого ранее, (и поддержанного муфтием А.Кадыровым соответственно) джихада.

Использование религиозных мотивов в призыве к войне во время правления А.Масхадова абсолютно не отвечало основам Ислама, принципам взаимоотношений с Россией и национальным интересам чеченского народа. Так, кто же предатель, человек, старавшийся предотвратить скатывание республики к войне с Россией или те, кто намеренно вёл её на убой? Ответ очевиден: Ахмат-Хаджи открыто заявлял о неприемлемости военной авантюры.

А.Масхадов проявил политическую слабость. При этом, совершил одну из главных фатальных ошибок. Он не скрывал, что не может заставить уважать своё право на власть, он не хотел крови среди чеченцев, наивно полагал, что, если он возьмётся за очистку республики от бандитов, может начаться гражданская война, а в войне с Россией поднимется весь народ. Весь народ не поднялся в первую, а сейчас, когда она увидел истинное лицо «борцов за свободу», так и подавно махнёт на эту войну. Единственно, народ мог бы подняться против бандитов. И к этому шло … Действительно, ситуация разительно отличалась: если в первой ещё были какие-то элементы народности, то вторая представилась как террористическая. За бандитами народ не пойдет, а вот за властью, что готова защитить их элементарные права – может. И этого шага ожидал народ, доверивший ей свою судьбу. Но власти такой не было, и случилось ещё худшее … Сохранить лицо цивилизованного общества не удалось, не дотянули до 31 декабря 2001 года …

7 августа 1999 года НВФ вторгаются в Дагестан. Из воспоминаний А.Кадырова: «Басаев - бандит, а я - муфтий. Как я могу сказать, что мы вместе?». Я предложил Масхадову свой вариант и сказал, что это для него единственный шанс. Он должен был немедленно издать указ о высылке всех иностранцев во главе с Хаттабом, запретить на территории Чечни ваххабизм и разжаловать Шамиля Басаева с возбуждением против него уголовного дела. Дагестан - это территория России, и если Чечня считает себя самостоятельным государством, то она вторглась в Россию и нарушила договор о мире, подписанный двумя президентами». Еще раньше радикалы совершили нападение на военную базу в г. Буйнакск 22 декабря 1997 года. Чечня превратилась «гуляй-поле» для радикалов всех мастей. Действительно, по всем нормам международных и внутренних законов Россия получала право на военную реакцию. 12 августа тогдашний заместитель министра внутренних дел РФ Игорь Зубов озвучивает на пресс-конференции, что президенту А. Масхадову направлено письмо с «предложением провести совместную с федеральными войсками операцию против исламистов в Дагестане». Собственно говоря, это предложил и муфтий Ахмат Кадыров. Масхадов, фактически, никак не отреагировал на предложение России о совместных действиях против НВФ, вторгшихся на территорию РД. Вместо совместной борьбы против террористов А.Масхадов назначает Ш.Басаева командующим. Руководство ЧРИ не оставляет никаких шансов на предотвращение войны в республике, окончательно скатившись к поддержке терроризма. А как эта линия государственной политики соотносится со светлыми принципами Ислама и построения независимого государства? Так, все-таки, анклав террора или де-факто состоявшееся независимое государство? Ответ на этот вопрос дали сами, так называемые, сепаратисты. Получая финансовые средства по линии бюджетных отношений из Центра, это никак не коробило «тонкие чувства» сепаратиста, не мешало им кричать о «построении государства». Фактически, в руки российской военщины были отданы все карты, республика - в ожидании новой крови.

Слышны наивные рассказы, мол, спецслужбы, да «рука Москвы» и прочее не дали «построить независимое государство». Хочется их спросить, где это видано, что против определенной силы не существует противодействующая? И если так слабы, то вообще, зачем за это брались? Где, кто строил государство? Нарушение вышеуказанных договоров, фактически, привело республику на грань существования. Это ли цель, вообще, существования исламской уммы на Земле? Умар бин Хаттаб, да будет доволен им Аллах, однажды сказал: «Поистине, среди людей есть те, целью которых является только война, они не могут ничего, кроме как сражаться. Есть те, которые сражаются ради славы. Есть те, которые сражаются ради довольства Аллаха, и они являются шахидами. Каждый из них будет воскрешен согласно тому, за что он умер». Опираясь на высказывание этого легендарного человека, следует отметить, что упомянутые им - «те, целью которых является только война, они не могут ничего, кроме как сражаться» - не принесли пользу своему народу. Война ради войны?

Чечня, фактически, в те годы получила первый опыт того, что сейчас именуют ИГ. Да, не в полной мере, но всё шло к тому, что это явление могло проявиться в полной мере. С другой стороны, внутричеченские процессы навевали, что мириться с этим не хотело подавляющее большинство чеченцев. И вряд ли их возглавил бы А.Масхадов, чьи указы игнорировали радикалы, явно насмехаясь над ним, отсюда, падение его авторитета среди простых граждан. В виду бездействия властей назревающий внутренний неконтролируемый конфликт остановила вторая война.

Муфтий ЧРИ А.Кадыров настоятельно просит А.Масхадова выдворить иностранных наёмников, издав указ. Действительно, война завершена. Такое большое количество вооруженных людей, да еще и не скрывающих своего отношения к будущему ЧР и РФ, (а они должны были быть только войной), не нужно было в республике. А.Кадыров в интервью "Независимой газете" от 3 апреля 2001 года сказал: «Если бы он (Масхадов) издал такой указ, то мог бы сказать всему миру, что он хотел сам справиться с бандитами, если нет - то он становится защитником ваххабитов и террористов». По логике событий так и произошло: нет действий против террористов и радикалов, но идёт призыв к населению воевать. За что воевать? За интересы бандитов и дальше грабить народ? Какой тут джихад, о котором голосят некоторые?

Здесь уместно упомянуть высказывания доктора шариатских наук Усмана Ахмада Абдуррохима. В своей книге «Ахмат-Хаджи Кадыров шариатское видение и исторический подход» он пишет, страница 9: «Ахмат-Хаджи Кадыров считал, что важнейшими из причин, с точки зрения шариата, из-за которых война должна быть прекращена – то, что вторая война не приведёт к тем целям, которые ставила перед собой война первая – это независимость чеченского народа от российского государства. Это мнение было основано на общем принципе того, что ни в коем случае нельзя применять правовые нормы джихада и его осуществления без понимания реальной действительности и изучения способов достижения интересов и улучшения жизни людей с помощью джихада».

400 тысяч безработных на фоне полной разрухи и расцвета криминала стало лицом Ичкерии. Все светлые идеи были брошены в канаву в угоду страстям полевых командиров. Вместо строительства государства – хаос. И весьма трудно совладать с этой негативной массой, когда изначально власть нацелена только на самообогащение и защиту права грабить.

А. Кадыров делал всё, чтобы предотвратить негативный сценарий. Спрашивается, что или кого предал Ахмат-Хаджи? Не он ли был всегда со своим народом?

Действительно, «Ахмат - сила», и это без издёвок. Он заставил с собой считаться. Он установил тот план действий, что обеспечил мирное развитие общества, заставил противоборствующие стороны прийти к консенсусу. Делали ли это прежние лидеры, узнали многие по «плодам их».

Путь ли мусульман тех, кто призывает к крови? Вспомнились слова Томаса Джеферсона: «Дерево свободы нужно поливать время от времени кровью патриотов и тиранов, это для него естественное удобрение». Сепаратисты обильно пролили кровь патриотов народа, но как потом оказалось в своих корыстных целях. И по сей день бессовестно эксплуатируя идею национально-освободительной борьбы, они пользуются памятью павших. К ним они не имеют никакого отношения, так как в своё время своими действиями, фактически, обнулили ту самую идею. Задачу они выполнили, и в связи с этим можно считать проект «Ичкерия» закрытым.

Чтобы более не попадать в подобные «проекты», в особенности, молодёжи следует знать, что сладкие речи о баталиях очень быстро заканчиваются, когда видишь смерть не на экране. Более того, мифические планы часто приводят к разрушениям сознания, да и материального мира.

Ахмат-Хаджи говорил: «Когда мы победим? Когда наш противник будет говорить на нашем языке», т.е. когда в стане противника будет признаваться правота его позиции. Так и получилось: Ахмат-Хаджи сумел найти «ключ» к душам тех, кто ранее был даже из числа непримиримых. Этого ему не могут простить. Ему также не простят то, что он сумел вытащить из лап политических авантюристов и откровенных фанатиков целую республику.

Так, что же и кого предал Ахмат-Хаджи? В одном хадисе сказано: Абдуллах ибн Умар рассказывал, что Пророк, мир ему и благословение Аллаха, сказал: «Мусульманин обязан слушаться правителей и повиноваться им независимо от того, нравится это ему или нет, если только ему не велят совершать грехи. Если же ему приказывают совершать грехи, то он не должен слушаться и повиноваться им в этом», (аль-Бухари, Муслим). Ахмат-Хаджи призвал к исповеданию религии и к сохранению её.

Своей деятельностью он по праву может считаться лидером мусульман. Тем более, если учесть то с каким трудом он сумел завоевать народное доверие. Именно ту духовно-психологическую связь, что незримо должна существовать в обществе, претендующему на право считаться полноценным. Так и произошло: в кратчайший срок с точки зрения исторического процесса Ахмат-Хаджи смог восстановить эту связь, что и создаёт доверие. Доверие, что прежние лидеры втоптали в грязь личных амбиций и жажды наживы.

0 Распечатать
Наверх