22 октября
Блог «per aspera ad astra»
09 октября 41

​Ингушетия под ударом

sardaligar Bulat SardaligarАвтор блога

Тогда в 91-м, конечно, не было интернета и прочего из нынешних современных технологий, весьма оперативно способствующих распространению информации. Но одно остаётся неизменно – фактор митинговщины и недовольства властью, что сопровождает любое общество в любом государстве. Никогда общество не было и не будет довольно властью, а власть обществом! Это – иллюзия, когда говорят с улиц, что ранее неизвестные люди смогут принести счастья народа, избавить его от коррупции, защитит его на долгие годы от репрессий и т.д. Тогда в 91 -м, конечно, не было интернета, но было всё из заготовок революционеров: листовки, пикеты и агитаторы.

Смена власти всегда предполагала плавное перетекание прежних кадров во вновь создаваемые властные структуры. И забавно выглядит, даже как усмешка судьбы, когда в карцер попадает один и тот же человек и допрашивает его тот, кто был при прежней власти. Сменилась вывеска и хозяева, методы – никогда! Именно, поэтому первое поколение коммунистов, попадая под жернова своих же, казалось бы, партийцев, поздно осознавали, что всё это чудовище было создано ими же. Но уже поздно …

Ничего не изменилось в плане свержения властей, только названия. Когда-то в ЧИАССР рукоплескали, что наконец-то чеченец возглавил республику – Д.Завгаев. Именно, под его руководством, поддавшись новомодным веяниям модернизации власти посредством объявлений суверенитета ЧИР была провозглашена «суверенным государством». Это было время заигрывания республиканской власти в диалоге с союзным Центром и усиливающегося федеративной России. Ставка на Центр оказался ошибочным. Сам факт того, что Завгаев пошёл на столь рискованный шаг свидетельствует о политическом авантюризме. 27 ноября 1990 года – дата, когда республика открыла для себя «ящик Пандоры» под названием «Декларация о государственном суверенитете Чечено-Ингушской республики». Республика объявила, что отныне есть все атрибуты независимого государства.

Более того, в статье 10 было прописано: « Осуждая проявленный в прошлом акт геноцида в отношении чеченцев и ингушей и других народов СССР, Чечено-Ингушская Республика оставляет за собой право на возмещение морального и материального ущерба, причиненного республике и ее народу в 1944-1957 годах». Статья 17: «Территория Чечено-Ингушской Республики не может быт изменена и использована без ее согласия.

Чечено-Ингушская Республика подтверждает справедливое требование ингушского народа о восстановлении национальной государственности и необходимость решения вопроса возврата территорий, принадлежащих ему и отторгнутых в результате сталинских репрессий Пригородного района и части территории Малгобекского района в пределах их бывших границ, а также правобережной части г. Орджоникидзе (Владикавказа).

Союзный договор будет подписан Чечено-Ингушской Республикой после решения вопроса возврата отторгнутых территорий Ингушетии.

Территориальные споры Чечено-Ингушской Республики с другими республиками решаются только путем переговоров».

Это уже в прошлом, к сожалению, так как общими усилиями был шанс восстановить историческую справедливость. А когда врозь, даже Закон «О реабилитации репрессированных народов», (принят 26 апреля 1991 года Верховный Совет РСФСР), не помог. Поставленный в ситуацию «лебедь, рак и щука» вайнахский этнос до сих пор не сумел воплотить данный закон.

Принятая Верховным Советом ЧИР, она стала, к сожалению, трамплином для невесть откуда явившимся горе-патриотам и разного рода авантюристам. Однобокая трактовка его пунктов привело к радикализации. Захотелось ещё больше … Начались митинги, стояния у Рескома. Не скрывалось, что за хорошие посулы и деньги. Новые политики всегда при деньгах и молчаливом согласии федеральных органов. Как никак, демократы против партократов и коррупционеров. Уже потом станет всем ясно, что Завгаев был мёдом в сравнении с тем, кто пришёл на волне «чеченской революции».

Эйфория от того, что пришёл чеченец к власти в республике (Д.Завгаев), улетучилась. Так называемые, неформальные лидеры от имени народа, конечно, требовали власти. По их словам, чтобы дать счастье и свободу народу. На самом деле, оказалось – власть для того, чтобы ограбить народ и довести республику до состояния физического выживания. Они говорили красиво, толпе нравилось, как клеймили Завгаева, обзывая его «предателем», «Докку Купюровичем» и т.д. Силовые структуры имели приказ никого не трогать из новоявленных «демократов», что способствовало их дезорганизации и, в конечно счёте, деморализации. Элементарное исполнение своих обязанностей и решительность республиканских властей – вот, что отсутствовало в те годы. Власть закрылась от народа, что ещё больше порождало недоверия в первую очередь в среде национальной интеллигенции.

Республика, благодаря новым демократам, раскололась не только по политическим интересам, но и национальным. Ингушетия сказала, что она остаётся с Россией. Вопрос Пригородного района так и останется предметом ожесточенных споров и кровавой страницей историей взаимоотношений с Северной Осетией.

Нынешняя волна радикализма в Ингушетии подобна той, что прошлась по Чечне. Конечно, речи не идёт о сепаратизме, но важная деталь – метода. Те действия, акции, что используются различными общественными деятелями в РИ в общении с властью. При этом, нет, ни единой политической платформы, ни единого оппонента Евкурову, и эта разноголосица рассчитана на следующий этап – занимая внимание простых обывателей, расширение базы недовольных, наивно полагающих, что радикальная смена власти в РИ будет способствовать процветанию народа. Нет, это только породит … Новые комендатуры, да посты.

Утрата государственности – удар по будущему любого объединения людей, что претендует на высокое звание НАЦИЯ. На этом этапе исторического пути государственность вайнахского народа связана с Россией, что накладывает определённые обязанности и права. Нельзя давать повода, например, говорунам типа Владимира Вольфовича для далеко идущих умозаключений по предмету правомочности, и вообще, способности управлять собственной республикой кавказских народов. Никак нельзя допустить политическую вакханалию! А «грабли» всё ещё лежат … На них не стоит наступать. Возникает вопрос, нежели наступила очередь ингушей?

Намеренно вводится на данном этапе в заблуждение ингушская общественность по двум направлениям агрессивной пропаганды. Первое – возможность смещения нынешнего главы республики путём митинговщины, (благо уже с 8 октября, получается, что митинг узаконили), и идея проведения референдума по «аннексированным территориям». При отсутствии единого кандидата в качестве оппонента Ю.Евкурову представляется маловероятным сам факт смещения, что в случае нагнетания ситуации может привести к прямому федеральному управлению со всеми вытекающими отсюда последствиями. А Москва молчит, но не слепа …

Идея референдума по сути своей не может быть осуществлена, так как, ни по федеральному, ни по республиканскому законам действия местной юрисдикции никак не может распространятся на произвольно ранее отторгнутые от ЧР земли. В частности, об этом говорит:

- Закон РИ (Конституция РИ, ст. 109-110; РЗ № 5 «Об установлении границ муниципальных образований РИ и наделении их статусом сельского, городского поселения, муниципального района и городского округа», ст. 4;

- РКЗ № 3 от 31 марта 1997 года «О референдуме Республики Ингушетия», ч.2 ст.3).

Об этом прекрасно знает и Конституционный Суд РИ, фактически, играющий на поводу у толпы. А толпа разная … Как это было у нас в 91-м: тут и либералы, и радикалы, и просто националисты. При этом, распространяются призывы, больше собираться в г. Магас, (действительно, там не так много людей, чтобы по-настоящему назвать собрание народным), раздувается количество присутствующих на митинге - из сотни аккуратно делаются тысячи и так далее. Работа антиингушской пропаганды из самой ингушской среды пошла. Зажигательные речи на прекрасном ингушском языке чем-то напоминают наших чеченских горлопанов, в конце концов, приведших к крови. К слову сказать, тогда в 91-м сотрудники МВД ЧИР также были в разброде: одни – «за народ», очаровавшись происходящими событиями, большинство отсиживалось. Разрушительное влияние на ситуацию оказала прямая поддержка тогдашнего Кремля «демократам» Чечни, «борющихся против партократии и коррупционеров». Известно, что тогдашний министр ВД ЧИР Умалт Алсултанов и Игорь Кочубей, председатель КГБ республики хотели ввести ЧП на территории республики. Но Москва не разрешила. Кстати, тема борьбы с коррупцией очень даже проходная во всех заварушках подобного рода: жаждущие власти клеймят нынешних, что абсолютно не означает, что сами не будут воровать и грабить народ. Опыт Чечни показал, что власть Завгаева начала 90-х оказалась вполне адекватной: масштабы произошедшего массового и циничного ограбления народного хозяйства республики и по сей день впечатляют и будоражат умы.

Пока не известно, какие конкретно силы стоят за искусственно раздуваемым общественно-политическим напряжением в РИ. Но в ближайшем будущем всё должно проясниться. У нас «Ичкерия» длилась годами, там скорее всего, в меньших масштабах, что вовсе не гарантирует спокойствие в республике. Говорят, Пифагор сказал: «Одинаково опасно и безумному вручать меч, и бесчестному власть».

Артём Перехрист, советник главы Ингушетии высказывает любопытное мнение касательно нынешней магасовской сходки: «Сейчас мы можем увидеть, что множество групп в фейсбуке, а также многочисленные телеграмм-каналы призывают людей выходить. И мы видим, что только 10% их трафика производится в Ингушетии, а остальное — это Москва. Там целые команды работают: райтеры, дизайнеры, монтажеры. Работает целая сеть! Я впервые за всю свою практику сталкиваюсь с такой спланированной и хорошо организованной атакой». Теперь смотрите, кому выгодно, уважаемые читатели! Нельзя забывать, что природа любого митинга вариативна. Соответственно, найдутся силы, готовые идти на провокации. А значит, далеко стоящие от чаяний ингушского народа.

Одиозная организация «Мехк-Кхел» открыто предъявила претензии к ЧР по «возвращению ингушских сел Бамут, Шаами-Юрт, Серноводская, Ассиновская, Давыденко». Как говорится, лучшая оборона - это атака. Активное участие в разогреваемом шоу под названием «народное собрание» по большей части в сети-интернет принимают российские либералы. Известно, что либерал в России давно мечтает об отделении от России ДИЧи - это по Навальному: Дагестан, Ингушетия и Чечня. Ясно, что это можно попытаться сделать через конфликт общества и власти. А Запад всегда обратит внимание. Нет, не в пользу в Ингушетии: все помнят как просто стала «разменной монетой» для него Чечня в годы войны. Всего-то повод выторговать у России, добиться уступок, не более.

Умный из яда гадюки делает лекарство, глупец – из лекарства может яд …

0 Распечатать
Наверх