18 ноября
Блог «Блог любознательного монстра»
23 июня 2016 2316

Стиснув зубы я продолжал жить

pilot James SullivanАвтор блога

Дагестан. Середина 2015 года. Жара невыносимая.

Приехал на назначенную посредниками встречу с неким чиновником среднего ранга. Смысл встречи был прост - просьба о помощи для несостоятельных в финансовом плане родителей в деле здоровья их ребенка. Была у меня и параллельная справедливая корысть. Но это уже идет последним вагоном. Кабинет как холодильник - качественно работает кондиционер. Чиновник, лет 50, перебравший десяток килограммов к своей комплекции, сидит в кресле и бесстыже почесывает полураскрытую волосатую грудь. С сильным акцентом "Помочь не в силах, наверное позже". Понимаю что отрезает. Я объясняю что времени нет, диагноз требует, потом уже будет не надо. Он практически повторяет сказанное им ранее. Здесь я добавил что меценат будет включен в список на концерт одной российской звезды в Махачкале. Там же будут Аблулатипов, портрет которого у того за спиной, и возможно даже Меликов. Всего около сотни человек. Он поерзал в кресле. Я добавил что эта сотня в таком перечне достаточно тесная. "Собирают банкет коррупционеров, что ли? Регистрация что ли?!". Чиновник оказался не глупым. Я объяснил что официально будет значится непогрешимая сумма, чисто для присутствия. Реально надо будет вложить чуть больше. Вошла накрашенная секретарша с чаем. По её взгляду сразу понял что имеется, народно-фольклорный, классический внеслужебный "контакт". Он быстро догадался что я догадался. Мало самому не выдать. Да и вообще, одернул я себя, какое мне дело до их интимных, обоюдно добровольных отношений, даже по краю?! Я пришёл за другим. Ни в одном его глазу я не увидел даже изображения управленческой "боли" за отведенный участок, и тем более за население. Он был настолько избалован безответственностью что уже перестал склонятся над столом и делать вид озабоченности, столь яркий в исполнении местных фальшивых хукуматовских "аксакалов". Я хлебнул остывшего чаю. "Уговаривать не могу и не буду. Позвони если что нашему общему знакомому. Может успеешь если передумаешь. Васалам Алейкум."

На "вы" с таким говорить не хотелось изначально. Чувствуется что такие формы в накрашенном хлеву излишни и артистичны. Кстати, набитый тупо, безвкусным дорогим ремонтом казенный кабинет в ближайшей жизни он покидать, по видимому, не собирался. Вышел. Опять жара. На конторской парковке стояли два черных злых джипа, по 2 миллиона минимум, и зло озирались на мою скромную, не первой свежести, белую приору, как два маститых бульдога смотрели бы на белую кошку из дома середнячков. Одна машина, решил я округляя в голове, была решением вопроса.

Через неделю позвонил общий знакомый и передал что тот согласен, но надо переговорить (грубо - поторговаться). Решил все таки. А торг и не торг вовсе, а красивое сохранение лица, если вдруг я бы мог посчитать перед ним себя снималой, сумма плюсом или минусом 100 тысяч была несущественной в его решении. Это я знал точно. Больной девочке, бедных родителей уже как пару дней был выписан "билет". Она оказалась обречена. Мать как то обманули, отцу отдельно все объяснили.

Я смело сказал передать чиновнику что "доброе дело, как добрая сделка - добрые ко своему времени. Все места проданы. Очень жаль.". Передай так. Он поймет. Он не дурак.
Хотя по сути он ведь и не смог бы помочь. Но все меняет что ни он, ни я этого и не знали.
Девочка прожила после этого еще полтора месяца.

Стиснув зубы я продолжал жить.

Источник.

3 Распечатать
Наверх