02 декабря
Блог «Военный историк»
11 июля 2016 2390

Кавказская конная бригада на полях Маньчжурии

Кавказская конная бригада на полях Маньчжурии

netesov Нетесов АлександрАвтор блога

В ночь на 27 января/9 февраля 1904 года минной атакой японских эсминцев на стоявшие на внешнем рейде морской крепости Порт-Артур корабли 1-й Тихоокеанской эскадры началась русско-японская война. В данном случае Япония, морально и материально поддержанная целым сонмом западноевропейских держав вкупе с США, выступала в роли орудия разрушения Российской государственности, направляемогорукой тайных кукловодов, коих русский философ Иван Ильин назвал «мировой закулисой». Помимо собственно военных операций неприятельпопытался в своих целях задействовать этнический фактор в надежде создать определённые сложности на внутренних коммуникациях,дабы не позволить русскому командованию перебрасывать подкрепления на Дальний Восток. В планах японской спецслужб , чьим резидентом в Западной Европе был полковник Акаси Мотодзиро, Кавказ считался перспективным направлением приложения агентурных сил.

Но враг просчитался. На Кавказе на призыв разрушителей Российской государственности и японские деньги откликнулись и позарились лишь грузинские и армянские социал-радикалы. А вот надежды полковника Акаси на поддержку со стороны северокавказских горцев, которые ещё каких-то 50 лет назад находились в состоянии войны с Россией, оказались построены на песке. Именно мусульманское население Северного Кавказа во время внутренних неурядиц, вызванных русско-японской войной и революционной пропагандой сохранялолояльность в отношении русских властей и оказало им полную моральную и физическую поддержку. В том числе через своих старейшин горцы напрямую обратились к императору Николаю II с просьбой о формировании из горского населения Северного Кавказа целого воинского соединения из числа добровольцев, для отправки на Дальний Восток в Маньчжурскую армию.

На снимке: командир Кавказской конной бригады генерал-майор князь Г. С. Орбелиани на страницах иллюстрированного издания «Летопись войны с Японией»

Тогда во многих горских селениях Дагестанской, Кубанской и Терской областей, после получения известия о начале войны с Японией, прошли народные сходы, которые выбрали своихдоверенных лиц. На общем собрании они вынесли решение о формировании особых воинских добровольческих частей для участия в боевых действиях в Маньчжурии. Свою просьбу они изложили в телеграмме на царское имя. И уже через несколько дней через командующего войсками Кавказского военного округа и главноначальствующего гражданской частью на Кавказе генерала от инфантерии князя Г. С. Голицына получили ответ, который гласил: «Тридцать первого минувшего января (13 февраля по новому стилю – прим. авт.) Государь Император повелел вызвать от имени Его Императорского Величества желающих идти на войну из числа кавказских горцев, не несущих воинскую повинность, и из Дагестанского конного полка и из этих охотников сформировать двенадцать сотен по народностям, которые свести в бригаду из двух полков».

В «Хронике кавказских войск. Первое продолжение 1895-1908 г.г.» изданной в Тифлисе типографией штаба кавказского военного округа на странице 20 по сему поводу сказано следующее: «По Высочайшему повелению, в 22-й день марта месяца (4 апреля по новому стилю - прим. авт.) сформированы Кавказская конная бригада (с обозом) и управление бригады, которые назначены были для участия в войне с Японией. Сформировано было два полка: Терско-Кубанский и 2-й Дагестанский полки 6-ти сотенных составов. Бригада сформирована охотниками из числа кавказских горцев, не несущих воинской повинности и из Дагестанского конного полка. Полки вышеозначенной бригады должны были иметь военное назначение наравне с прочими драгунскими и казачьими конными полками (приказы по военному ведомству №№ 149 и 176)». И уже 24 марта/6 апреля император Николай II утвердил «Положение о Кавказской конной бригаде, формируемой для участия в войне с Японией». С этого момента это соединение считалось полноценнойбоевой единицей.

Её командир генерал-майор князь Г. С. Орбелиани перед отправкой на фронт обратился к своим подчинённым с наказом, в котором говорилось: «Государь повелел нам идти к далёкой восточной окраине, чтобы стать грудью на защиту Родины на полях Маньчжурии в горах чужеземной Кореи. Приветствую вас с Царской милостью и поздравляю с принятием торжественной присяги. Помните, что по тому, как послужите вы, представители славных племён Кавказа, на вашем новом поприще будут судить о племенах ваших. Не забывайте, что если имя ваше известно на Кавказе и во всей России, то оно ещё неизвестно новому, далёкому врагу, с которым вам предстоит померяться силой! Пусть же имя ваше прогремит и там и украсится новою доблестью и покроется новою славою! Вы должны удивить мир беззаветной храбростью в битвах, пытливой предприимчивостью в розыске и разведке, непоколебимой стойкостью и бдительностью в охранной службе и обороне, неутомимостью в трудных походах и терпение в перенесении холода, голода и невзгод военной жизни». И надо сказать горцы сполна выполнили наказ своего командира.

На снимке военный быт Кавказской конной бригады на страницах иллюстрированного издания "Летопись войны с Японией".

Личный состав бригады прибыл на фронт в середине июля 1904 года и сосредоточился в г. Ляояне, где располагалась центральная укреплённая линия, на которой базировались главные силы Маньчжурской армии. Здесь войны-кавказцы вошли в состав 10-го армейского корпуса, располагавшегося на левом фланге русских позиций, и приняли боевое крещение. О чём есть соответствующее упоминание в послевоенном издании «Хроники военных действий Русской Армии и Флота во время русско-японской войны 1904 – 1905 г.г.». Тогда первыми вступили в бой джигиты 1-й и 2-й сотен Терско-Кубанского конного полка на позиции, которых навалился целый полк японской пехоты. В этом бою потери горцев составили 11 человек убитыми и 27 ранеными. Прикрывая под ураганным огнём превосходящих сил противника отход русских войск, горцы сумели вынести с поля боя 43 раненых русских солдат и офицеров.

Для ликвидации прорыва неприятеля, сумевшего форсировать реку Тайцзыхе, в районе Янтайских каменноугольных копей туда были переброшены дополнительные воинские контингенты, в числе коих и Кавказская конная бригада, вошедшая в оперативное подчинение 17-го армейского корпуса, вместе с которым её личный составпринял участие в Ляоянском сражении. Но особо отличились горцы во время набеговой операции на Инкоу. Для чего был создан сводный кавалерийский отряд под командованием генерал-лейтенанта П. И. Мищенко. Несмотря на то, что поставленных целей этот рейд по японским тылам не добился, тем не менее, командование Маньчжурской армии лишний раз убедилось в высоких моральных и боевых качествах горских всадников.

О чём отметил в своём приказе за № 1 от 17 января 1905 года генерал-майор князь Г. С. Орбелиани: «Во время набега все чины бригады несли трудную походную службу с полным рвением, которое сказалось в стройности и порядке движения, в напряжённом внимании разъездов и дозоров и в бдительности охранения. В боевых столкновениях командиры и офицеры давали ясные и разумные приказания и являли доблестный пример мужественного поведения и храбрости всадникам, которые показали себя достойными представителями славных племён Кавказа. Особенно выделяю атаку 2-го Дагестанского полка на хунхузов 28 декабря у дер. Калихе (10 января по новому стилю – прим.авт.), действие Терско-Кубанского полка и 2-й сотни Дагестанского днём 30 декабря на линии железной дороги Дашичао – Инкоу, сводной сотни полков бригады, взорвавшей полотно железной дороги севернее Хайчена и участие 2-й сотни Терско-Кубанского полка и 4-й Дагестанского в ночном штурме Инкоу…».

Под занавес войны боевые действия приобрели позиционный характер. Где всё сводилось к боям местного значения и разведывательным рейдам по тылам противника Так с апреля по август 1905 года горцы провели целый ряд успешных рекогносцировок неприятельских позиций иначе говоря разведок боём. В которых им порой, как например 21 апреля 1905 года в районе деревень Пабоатунь и Цзинзятунь, приходилось сталкиваться с превосходящими силами противника в поле лицом у лицу. И при этом всегда выходили победителями и возвращались восвояси с трофеями, нанеся немалый урон неприятелю. После заключения Портсмутского мирного договора, как явствует всё та же«Хроника кавказских войск»: « Кавказская конная бригада прибыла из Манджурии 12 февраля 1906 года (25 февраля по новому стилю – прим. авт.) в гор. Тифлис (приказ по Кавказскому военному округу № 52)». Где и была вскоре расформирована.

На снимке нагрудный знак Кавказской конной бригады.

5 Распечатать
Наверх