25 ноября
Блог «Военный историк»
06 июня 2016 2006

Ингуши в Русской Императорской Армии

Ингуши в Русской Императорской Армии

netesov Нетесов АлександрАвтор блога

В труде «Новейшие географические и исторические известия о Кавказе» 1823 года издания его автор Семён Броневскийписал: « Ингуши, называемые также кисты галгаи, сильное кистинское колено, имеет главные жилища свои вдоль по Кумбулеи и впадающих в неё ручьям до высоких гор, также по вершинам Сунжи и по Сунженской реке Шадгире или Оссае, находясь таким образом между Малою Кабардою и чеченцами. Селения ингушские начинаются в нескольких верстах на востоке от Владикавказской крепости в предгориях, пресекаемых возвышенными равнинами, и оттуда расширяются далее на восток и на полдень по берегам Комбулия, Сунжи и Шадгира неопределённою чертою. Они сами себя называют ламур (горный житель), а соседей своих чеченцов зовут нача… Впрочем в вооружении и в одежде сходствуют с черкесами».

В сферу влияния Российской Империи ингуши официально добровольно вошли22 августа 1810 года. Русский историк Н. Ф. Грабовский, автор исследования «Экономический и домашний быт жителей горского участка Ингушского округа», опубликованного в 3-м выпуске «Сборника сведений о кавказских горцах» 1870 года издания, в своё время первым вынес на суд широкого круга читателей текст акта о вхождении ингушей в лоно Российской Империи. Под которым стоят подписи 60 человек, представлявших собой шесть родовых кланов Ингушетии, по 10 полномочных представителей от каждого. В своей аннотации к нему он писал: «Документ этот, не представляющий сомнения, как по важнейшему своему виду, так и по подлинной подписи генерала Дельпоццо, обязательно сообщён мне в подлиннике подполковником Сергеем Фёдоровичем Базоркиным, одним из почтеннейших представителей ингушского народа».

Но ещё до подписания вышеупомянутого документа представители всё тех же родоплеменных кланов обратились к местным русским военачальникам с просьбой, чтобы те взяли ингушские земли под свою защиту. Отчего главнокомандующий русскими войскамив Грузиии на Кавказской линии генерал от кавалерии А. П. Тормасов в своём донесениина имя военного министра генерала от инфантерии М. Б. Барклая де Толли отметил лояльность ингушей: «Ингушевцы оказывали себя всегда верными и усердными к российскому правительству». Для чего по его распоряжению командующий войсками на Кавказской линии генерал от инфантерии С. А. Булгаков для охраны ингушской деревни Назрань выделил необходимый контингент войск в количестве 350 штыков и сабель с тремя полевыми орудиями. О чём не преминул отметить в своём рапорте на имя кавказского главкома от 14 июня 1810 года. Пришлые русские офицеры и солдатыс помощью местныхжителей быстро соорудили Назрановскую крепость.

На снимке современный вид ворот Назрановской крепости

Надо сказать, ингуши одни из первых пришли служить под русскими знамёнами задолго до вхождения в состав Российской Империи. В справочной книжке Императорской Главной Квартиры «Казачьи войска» под редакцией полковника В. К. Шенка по состоянию на 1 апреля 1912 года в разделе «Кавказские иррегулярные части» на 38 странице сказано следующее: « 1786 г. Августа 26. – Для предохранения Кавказского края от набегов сформировано особое войско из 300 ингушцев и осетинцев…». Там же есть упоминание о пожаловании императором Николаем Iзнамени ингушским ополченцам с надписью «Нашим верноподданным Назрановским жителям, за преданность, храбрость и усердие, оказанные 7 апреля 1841 года».

Но наибольший след в боевой летописи частей и соединений Кавказского военного округа оставила пора русско-турецкой войны 1877-1878 годов. Тогда в составе русских войск на Балканском и Закавказском театрах военных действий сражалось небывалое доселе количество северокавказских горцев, сведённых в многочисленные отдельныеподразделения. Ингуши не стали исключением. Они составили Ингушский дивизион из двух конных сотен в штатном расписании Терско-Горского конно-иррегулярного полка, который входил в состав Кавказской казачьей бригады воевавшей на Балканах. Причём дивизионом командовал офицер-ингуш подполковник Банухо Байсагурович Базоркин, тот самый о ком упоминал историк Грабовский.

Армейскую службу он начал в 1845 году будучи 15 лет от роду и к началу русско-турецкой войны 1877-1878 годов подполковник Базоркин был уже сведущим строевым офицером с боевым опытом.Возглавляемые им ингушские наездники отличились тогда во многих сражениях той войны, особенно при штурме крепости Ловча 22 августа 1877 года. По слова военного корреспондента князя Л.В. Шаховского, запечатлённых в путевых заметках с мест боёв «С театра войны 1877-1878. Два похода на Балканы» горцы-наездники «невзрачная на вид кавалерия навеяла панический ужас на все ряды турецкой кавалерии».

За боевые успехи во время русско-турецкой войны личный состав Ингушского дивизиона был награждён немалым количеством боевых наград, только рядовые всадники получили более 200 Знаков отличия Военного ордена (в просторечии георгиевских крестов). А сам дивизион был отмечен коллективнойнаградой, георгиевским штандартом с надписью: «За отличия в турецкую войну 1877 и 1878 годов». Пальму преемственности у дивизиона приняли ингушские сотни Терско-Кубанского полка Кавказской конной бригады, сформированной в 1904 году на добровольных началах по случаю войны с Японией. Но самая широкая известность периода русско-японской войны выпала на долю ингуша Гуды Алиевича Гудиева, самого удачливого и отважного разведчикаМаньчжурской армии. Который даже удостоился быть командиром «разведывательной сотни особой важности», состоящей при армейском штабе. Уже после того как отличился в целом ряде подобных операций, находясь на должности младшего офицера 3-й сотни 2-го Аргунского полка Забайкальского казачьего войска.

Разведотряд Гудиева не раз совершал смелые вылазки в тыл японцев, громя неприятельские мелкие гарнизон, совершая диверсии на коммуникациях противника и при этом всегда добывая весьма ценные сведения о живой силе и боевых средствах врага. А 28 апреля 1905 года разведчики во главе с лихим командировс налёту овладели в неприятельской прифронтовой полосе г. Чандятунь. Завсё время пребывания на полях Маньчжурии корнет Гудиев был награждён пятью боевыми орденами. В дальнейшем он отличился участвуя в Первой мировой войне, в должности командира 1-й сотни Ингушского конного полка в «Дикой дивизии».

2 Распечатать
Наверх