Блог «Mr. Freeman»
15 мая 1188 4

Клевета в СМИ: доказать нельзя опровергнуть

Клевета в СМИ: доказать нельзя опровергнуть

mrfreeman Мурад АбдуллаевАвтор блога

Претензий к журналистам, освещающим события на Северном Кавказе, в частности в Дагестане, может быть множество. Это и откровенное перевирание фактов, и сочувствие (а равно скрытая поддержка) лицам, оказывающим деструктивное влияние на общественный правопорядок, и распространение заведомо ложной информации, нацеленной на то, чтобы спровоцировать читательскую аудиторию и вызвать в ней нужную данному СМИ реакцию.

Однако когда речь заходит об откровенной клевете и заведомо спланированном информационном вбросе с целью очернить и «потрепать» чей-либо имидж, стандартными претензиями и попытками призвать к совести обходиться, конечно же, нельзя. Благо в нашей стране нормативно-правовая база противодействия клевете и распространению заведомо ложной информации качественно структурирована и приведена в соответствие с реальной судебной практикой.

Кто ответит за «коровий бунт»?

Решение Администрации Главы и Правительства Республики Дагестан подать иски на ряд дагестанских (а возможно и федеральных) изданий, распространивших ложную информацию о высказывании Рамазана Абдулатипова на апрельском образовательном форуме, можно только поддержать, ибо именно буква закона и право на судебную защиту способны объективно и справедливо разрешить сложившуюся ситуацию. Все уже поняли, что клевета в действиях, например, той же газеты «Черновик» имела место быть, ведь даже само издание признало: распространенная информация не была проверена. В конце концов, «Черновик» сознался, что опубликованная информация о «коровьей фразе» - это сведения, несоответствующие действительности, а значит подавать иск о клевете – действие логически вытекающее. По сути, это единственно возможная модель поведения в данном случае, ибо за написанное или сказанное нужно отвечать. Так что теперь, если иски все же будут поданы, редакции «Черновика» и солидарным с ней Интернет-изданиям придется отвечать в суде.

Свобода слова: право или ответственность?

По данным Центра защиты прав СМИ, наиболее распространенные претензии к журналистам в России — это ущемление чести, достоинства и деловой репутации героев (а точнее антигероев) публикаций. Такие претензии могут быть как в виде исков о защите чести, достоинства и деловой репутации (ст. 152 ГК РФ), так и в виде административного дела о нанесении оскорбления (ст. 5.61 КоАП РФ) и уголовного дела о клевете (ст. 128.1 УК РФ).

Если правовых механизмов защиты прав Главы Дагестана Рамазана Абдулатипова (в данном случае речь идет о защите чести и достоинства) предостаточно, то существует и «обратная сторона медали», когда на практике суды сталкиваются с т.н. «презумпцией свободы слова», которую СМИ успели превратить в надежный щит для защиты собственной нечистоплотности. Речь в данном случае идет о том, что практически в каждом случае, когда издание обвиняют в клевете, либо в распространении ложной, запрещенной или иной противоправной информации, редакция запускает безотказный механизм «защиты» - публичные обвинения в попытках нарушения свободы слова, закрепленного в основном законе страны.

За подобным механизмом скрывается возможность оправдать редакционной тайной или правом не раскрывать источник информации любые данные, распространенные средством массовой информации, которые истец считает ложными или клеветническими. Именно эта лазейка в нормативно-правовой базе расставляет все точки над «i»: любую клевету недобросовестный журналистский коллектив прикрывает безотказной «кричалкой» о давлении и угрозе нарушения свободы слова. При этом на принципы профессиональной этики журналиста представителям СМИ плевать хотелось с высокой горы. Главное – не признаваться и успеть завопить во всю ивановскую о том, что лицо, пользуясь административным ресурсом, пытается надавить на независимое издание, нарушая таким образом свободу слова. Схема работает практически безотказно.

Здесь, что называется, кто первый пожаловался, тот и прав. При этом аудитория поверит именно таким «крикунам», нежели согласится разобраться в ситуации и дать ей адекватную оценку. Все это мы уже не раз видели в том же Дагестане, когда издание, по сути превратившееся в рупор экстремистской пропаганды, выставляли чуть ли ни героем – борцом за свободу слова и эталоном образцовой, честной журналистики. После такого в Дагестане уже никто ничему не удивляется.

Таким образом, клеветникам, уже набившим руку на распространении «чернухи», каждый раз удается прикрыться и обезопасить себя положением о свободе слова, прописанном в Конституции РФ и во Всеобщей декларации прав человека.

Еще одной сложностью в данном случае является и то, что «мерить» ложность и степень клеветы в журналистском тексте приходится исходя из непонятно каких образцов или лекал: богатой судебной практикой в нашей стране похвастаться некому. К тому же, как неоднократно подчеркивалось опытными юристами, многие публикации и репортажи, содержащие материалы с клеветнической информацией, подготавливаются к выходу в СМИ с самого начала так, чтобы исключалась любая возможность оспаривания в суде.

Однако в случае с исками к дагестанским изданиям, запустившим «утку» с историей о «женщинах-коровах», оспорить имевшую место быть клевету вряд ли получится, ведь сам факт распространения клеветнических сведений, наносящих ущерб имиджу и деловой репутации в данном случае Главы РД Рамазана Абдулатипова налицо, он очевиден и не требует излишних доказательств.

И тем не менее, подавая иск и требуя восторжествования справедливости, истец и поддерживающие его лица не должны забывать, что в стремлении доказать наличие в действиях того или иного издания умысла и добиться их наказания нельзя переступать черту адекватности. Речь идет о том, что попытка наказать СМИ-клеветников не должна превращаться в сведение счетов с изданиями, в стремление оказать давление на журналистов, представляющих негосударственную, независимую журналистику, полноценное функционирование которой провозглашается и охраняется государством.

Тем не менее, принцип правовой ответственности журналиста никто еще не отменял, а значит за сказанное (читать «написанное», «опубликованное», «произнесенное») редакции СМИ должны нести ответственность и перед собственной аудиторией, и перед законом.

P.S. Фото к тексту – с официального сайта газеты «Черновик»: http://chernovik.net/content/inye-smi/uroven-doveriya-k-novostyam-na-tv-upal-do-minimuma-za-14-let?page=0%2C0%2C3&qt-lenta_novostey=2

2 Распечатать
Арслан Дагестан 16 мая 2017, 10:02

Черновиком должна заняться прокуратура, одни комментарии чего стоят, и оскорбления, и призывы, а раз модератор сайта их оставляет, значит и ответственен за них.

-2
Иса Исаев 16 мая 2017, 18:23

Что стоить для человека который народ назвал рабами, обозвать учительницу коровой. Или в суд подавать позволено только ему?

4
Hadzhi-Murat 17 мая 2017, 09:19

Мурад Абдулаев прав только в одном - журналисты должны нести ответственность за свои слова. Но, он не прав, когда этим списывает все неправомерные действия и слова того, ради кого он написал не только эту, но и многие еще другие статьи и стремится заткнуть рот журналистам по каждому случаю. И ответственность за слова и действия в первую очередь должен нести тот, кто призван вести за собой людей. Если все время хвалить и угодничать, человек совершает все больше и больше ошибок, а ошибки, совершаемые главой - это не просто безвредные шалости. Они могут нанести большой вред обществу, что сегодня мы и наблюдаем. Если Мурад, или Глава, это хочет узнать и в этом убедиться, готовы отвечая за каждое слово, устроить дискуссию по телевидению.
Не приводя длинную фразу Наполеона Бонапарта, скажу, перефразируя его слова, что главной причиной печального конца он считал утаивание правды его ближайшими друзьями.
Наш Глава не хочет услышать правду, а Мурад этому потворствует. И главная разница между такими как мы и такими как Мурад, Бисавалиев и другие в том, что мы любим Дагестан, а они -Главу, чтобы он не делал и не говорил.
А говорить желательно мало и по существу, а делать много, и тоже по существу.

3
Hadzhi-Murat 17 мая 2017, 13:19

Мурад Абдулаев может объяснит нам. почему на мероприятиях, где выступает Глава, настоятельно не рекомендуют вести диктофонные и телефонные записи и съемки? Боятся, что начнут претендовать на авторство анекдотов и мудрых высказываний? Наоборот, тогда же будет проще отстаивать первенство и авторские права.
Зачем же от народа скрывать руководство к действию? А если мы подадим в суд на предмет недопущения отстранения народа от своего Главы?

2

Оставить комментарий:

Наверх