21 октября
Блог «Майр-Бек Зубайров»
07 января 287

Суверенитет и инвестиции

mayerbeck Майр-Бек ЗубайровАвтор блога

3,7 трлн рублей инвестиций, сотни проектов в промышленности, сельском хозяйстве, логистике и туризме, 86 уже созданных новых предприятий на Дальнем Востоке за 4 года, о которых заявил Александр Галушка - это, безусловно, хорошо. Но министр по развитию ДВ не раскрыл структуру инвесторов.

Хорошо известно, что крупные российские банки, как с государственным участием, так и коммерческие, не генерируют инвестиции в производственный сектор. Их доля в кредитном портфеле чрезвычайно мала, государственные средства тоже незначительны и львиная доля инвестиций в дальневосточные проекты приходится на азиатские страны - Китай, Корею и Японию.
Иностранные инвестиции необходимы и полезны с точки зрения привлечения и технологий, и опыта, и валюты. Но допуск иностранных компаний на внутренний рынок должен быть дозирован в разумных пределах.

Создание территорий опережающего развития(ТОР) со специальными условиями налогообложения, администрирования и регулирования для частного инвестора при полном отсутствии активности со стороны российских компаний и банков чревато засильем иностранных корпораций, которые займут соответствующие сектора рынка, что мы и наблюдаем сегодня, и не только на Дальнем Востоке.

Весьма симптоматичен сам факт, что на уровне призидента РФ главам регионов поставлена задача - привлечение иностранных инвесторов. Эта работа ведется уже несколько лет. Генератором развития национальной экономики властям видится исключительно иностранный инвестор. Причем часто в ответ от сторонников подобных воззрений можно услышать, что даже сталинская индустриализация 1930-х годов проводилась на иностранные инвестиции и технологии. Да, в значительной мере это так, но следует подчеркнуть очень важную деталь, описывающую совершенно иной характер сотрудничества: привлекаемые в СССР западные технологии и специалисты закупались и работали на контрактной основе. Западные компании поставляли в СССР станки, оборудование и выполняли соответствующие работы за обговоренные суммы, и, получив свои деньги, уходили с рынка. Они не становились собственниками, партнерство закачивалось расчетами за проделанную работу и поставленные технологии, но иностранная компания не становилась правообладателем на созданные предприятия. Таким образом удовлетворялись острые потребности аграрной постреволюционной, поствоенной страны в технологиях и перенятии опыта промышленно развитых стран, и уже на этой базе создавались собственные технологии, позволявшие обеспечить рост страны уже за счет собственных генераторов развития.

Понимаемый в сегодняшней России формат иностранных инвестиций - это создание предприятий с преобладанием иностранного капитала при параличе внутренних механизмов инвестиций и развития. Если на своей же территории массово вымирает национальный производитель и благополучно осваивается иностранный капитал, то это может закончиться занятием целых секторов экономики зарубежными компаниями, контролем над рынком и даже политическими последствиями.

Можно привести в качестве более удачного примера современный Китай, в который год за годом переводили производства ведущие американские и европейские корпорации. Китайцы очень удачно переняли у них опыт и технологии, а сегодня уже сами определяют приоритеты развития. Китай - это страна, которой не чуждо понятие государственного планирования, развитие национального производителя; это страна, где финансовая система работает, как источник инвестиций в национальную экономику; которая контролирует валютные потоки, курс валюты, и прочие параметры развития. При соотношении государственного и частного сектора 70% и 30% соответственно, Китай оперирует долгосрочными инструментами планирования.

В России же при нынешнем курсе политики по удушению активности отечественных субъектов экономики массовое привлечение иностранных инвестиций закончится не перенятием технологий, опыта и собственным плаванием в дальнейшем, а сдачей рынка со всеми вытекающими экономическими и политическими последствиями.

Следует отметить, что аналогичная ситуация складывалась в последние десятилетия в Российской империи с тех самых пор, когда царский министр финансов Сергей Витте в 1897 году сумел протащить инициативу по обеспечению рубля золотом, тем самым затянув на шее страны золотую удавку. С 1991 года этой удавкой для России стал доллар.

0 Распечатать
Наверх