18 ноября
Блог «Кадиев Расул»
12 августа 1624

Знаем ли мы Дагестан?

kadievrasul Расул КадиевАвтор блога

Призыв вернуться в Дагестан - стал модным лозунгом, который активно эксплуатирует высшее руководство региона, собранное из выходцев Твери, Москвы и Татарстана.

Недавно Минздрав Дагестана призвал вернуться на малую родину выходцев из республики.

И почти одновременно вышла статья Дениса Соколова, посвященная развитию медицины в Дагестане.

"Зубодробительное название" - дань научной форме, а по содержанию это краткое, но ёмкое изложение одного из ведущих индикаторов состояния общества - медицины, которая отражает уровень образованности общества (школьного, высшего, естественнонаучного), уровень развития технологии и качество общественных правил.

Статья Дениса Соколова, фактически, ответила Минздраву Дагестана почему доктора могут отказаться вернуться на малую родину.

Основную причину упадка дагестанской медицины Денис Соколов видит в "институциональной пробке"

Скорее всего из-за нежелания перегружать статью и ввиду высокого профессионализма аудитории научного журнала, Денис Соколов не применил более медицинский термин "социальный склероз" , под которым экономии Мансур Олсон подразумевал пробки в виде монополий (дворянство, бюрократия, картели и т.п.), которые приводят к упадку системы.

Получается, что для возвращение специалистов в Дагестан, необходимо устранить причины, по которым они уехали: устранить политические-административные монополии.

Но ведь уже за решеткой сидят многие дагестанские чиновники из руководства республики, в том числе министр здравоохранения и даже бывший руководитель УФАС по РД, который должен был бороться с монополиями. И вроде завели уголовные дела с формулировкой "картель". Значит ли это, что пробка пробита и всё наладится?

Не думаю. Дело в том, что основной продукт, который приносил дагестанским монополиям прибыли во всех сферах деятельности, начиная с судов, мвд и заканчивая медициной - это правила игры, по которым всегда выигрывали монополии и очень редко простые граждане.

В тех местах, где у населения оказывалось в руках право создавать свои правила игры, система управления выглядит совсем по-другому. Денис Соколов приводит в своей статье такой положительный пример.

Этот пример опровергает мифы о том, что дагестанцы не могут самостоятельно устанавливать выгодные для себя и власти правила игры, а также равномерно распределять ответственность между местной и вышестоящей властью.

9 сентября мы увидим в Дагестане уникальный пример того, как система , которую создавали люди отстраненные от власти, будет продолжать создавать проблемы при новом руководстве. Об этом хорошо написал "Черновик" в анализе избирательной компании в главные городские собрания республики .

Новая "пробка". Новая команда управленцев тоже создает закрытые правила игры с теневыми советниками , непрозрачной и запутанной системой подбора кадров и отбора исполнителей госзаказов. Но со своим почерком, выраженным в том, что на должности набирают сотрудников МВД. Политический рынок стал реагировать соответственно. Например, в основными претендентами на место главы Хунзахского района стали три полковниками МВД. В итоге пока победил Нурмагомед Задиев, который судя по биографии пересел в кресло руководителя района в тот же день как уволился из МВД.

Одно дело создание новой кадровой политики, а другое дело изменение правил игры распределения основного ресурса - земли.

Дагестанские СМИ практические не заметили, что в Дагестане появились новые правила распределения государственной земли

Это интересный документ. Суть его в том, что в рамках Министерства земельных отношений создается специальная комиссия, которой передаются широкие полномочия

Состав Комиссии будет состоять из работников Министерства имущества

Правда на заседания обязательно приглашают чиновников из параллельных структур или муниципалитетов.

В состав комиссии НЕ входят: представители политических партий, общественных организаций, Общественной палаты, местных депутатов, бизнеса или науки.

А зачем? ведь это государственная земля.

Эта система называется "мы умные, все остальные дураки", а ее сторонники считают, что сейчас решения должны принимать менеджеры, а не представители общества в виде политических партий или НКО.

На самом деле это экономическая безграмотность. Неэффективность данного подхода уже была доказана первой женщиной-нобелевским лауреатом по экономике Э.Остром именно на примерах связанных с землей.

Есть и положительный пример создания правил новой команды, правда связанный с местными наработками. Это проект "100 школ"

Суть проекта простая:

  • у республики ограниченный бюджет на ремонт школ (около 200 млн рублей)
  • если потратить их с софинансированием, то возможно увеличение количества отремонтированных школ
  • софинансирование делается с местных бюджетов и частных, т.к. чем больше заинтересованности у местных пользователей, тем качественней и долговечней ремонт (как по модели Э.Остром.)

Интересно, что эта программа в начале была задавлена шумом от фейк-новости о якобы раздражительном уходе А.А.Здунова с заседания, где обсуждались проблемы дагестанского образования и этой программы. Сами документы программы СМИ не очень интересовали.

А в итоге в проекте предсказуемоу увеличилось количество школ-участников до 113, а софинансирование составило 81 млн. рублей.

Скорее всего весомую роль сыграли наработки министра образования Дагестана Уммупазиль Омаровой, которая в бытность Уполномоченной по правам человека в РД занималась проблемами сельских школ. Возможно, в данной программе она реализовала идею легализации участия местных общин в ремонте школ, которые и так тратят на это большие средства в виде работ, услуг, материалов.

Конечно, менеджеры из правительства могут возразить, что местные жители наоборот не имеют достаточной экономической и финансовой грамотностью, поэтому недальновидны в свих решениях и действиях. Возможно жители Ботлихского или Ахтырского района не так грамотны как пришлые или местные топ-менеджеры из Правительства Дагестана и навряд ли они смогут ответить на 50 % вопросов из тестов кадрового конкурса "Мой Дагестан".

Но знают ли Дагестан члены правительства так, как знают его сами дагестанцы?

Если задрав свои носы, "белые воротнички" ответят утвердительно, что знают все, то пусть тогда на своих стратегических сессиях ответят, почему в дагестанских селах все магазины забиты долговыми тетрадями?

Интересно, а на многочисленных совещаниях по сбору налогов в республике, кто-нибудь поднимал вопрос об этих долговых тетрадях? может им принести одну такую, чтобы чиновники объяснили откуда у людей деньги на оплату света, газа и налогов, когда они покупают продукты в долг на десятки тысяч рублей.

Может дагестанские предприниматели прислали бы в правительство республики с разных районов по 20-30 копий таких тетрадей, чтобы когда рассказывали о налогах с 700 млрд рублей оборота розницы, заглядывали в эти тетради и спрашивали,
а сколько малый бизнес сможет за свой счет беспроцентно кормить жители республики если его обложить налогами?

и что будет если бизнес не будет в долг отпускать населению продукты питания?Должен сказать, что мы жители столицы республики не всегда знаем, что творится в сельской местности.

Например, недавно у меня был горячий спор с одним моим старшим товарищем, путешественником, который удивился моему наглому утверждению, что все главы дагестанских сел платят земельный налог за своих односельчан. На счет "весь Дагестан" я возможно погорячился. Но я ссылался на показания двух глав администрации из даргинского района и одного из аварского.

Решили проверить: мы позвонили сначала моему товарищу, бывшему главу крупного даргинского села, который подтвердил, что иногда платил до 100 тыс в год за село ;

а потом позвонили главе одного района, который сказал, что это очень редкое явление, которое в его районе почти не бывает.

Правда, не понятно, как в этом районе все платят земельный налог, если одно из самых больших и богатых сел района страдает из-за долговых тетрадей в местных продуктовых магазинах. Спасибо состоятельному выходцу из села, который не раскрывая своего имени взялся полностью погасить эти долги односельчан.

Когда глава села платит за односельчан земельный налог, он знает, что он вернется ему через бюджет в его зарплате, т.к. этот местный налог источник его зарплаты. Правда не по нулям, как сказал бывший глава села, т.к. при зарплате изымаются соцвыплаты и налоги.

Понятно, что главе села становится невыгодно увеличение поставленных на налоговый учет земельных участков, по которым , как он знает все равно люди не любят платить земельный налог.

0 Распечатать
Наверх