Блог «Идрис Юсупов»
15 сентября 2016 2665 1

«Игры журналистов». Версия 2.0

«Игры журналистов». Версия 2.0

idris_yusupov Идрис ЮсуповАвтор блога

«Игры журналистов». Версия 2.0

Убийство братьев Гасангусейновых в местности Гоор-Хиндах и отсутствие должной реакции со стороны руководства республики на факты нарушения прав дагестанцев в контексте информационной угрозы стало темой для обсуждения и на первом заседании нового, уже второго, сезона экспертного дискуссионного пресс-клуба «Игры журналистов».

Модератором заседания выступил Тамерлан Магомедов. В заседании приняли участие: Альберт Гасанов (главный редактор интернет-портала «Даг ЖКХ), Зайнаб Алимирзаева (член правления ДРОО «Наше братство»), Саид Нинаналов (корреспондент еженедельника «Московский комсомолец в Дагестане»), Жемилат Ибрагимова (руководитель пресс-службы Дагестанского государственного университета), Теймур Абдулаев (корреспондент еженедельника «Свободная республика»), Шамиль Зулкарнаев (сотрудник портала «Обзор СМИ»), Идрис Юсупов (корреспондент еженедельника «Новое Дело»), Зураб Гаджиев (председатель Дагестанского молодежного историко-географического общества), Эдуард Уразаев (журналист, эксперт). В составе жюри были Абдурахман Юнусов (главный редактор газеты «Дагестанский ракурс»), Альберт Эседов (член Координационного совета некоммерческих организаций Общественной палаты РД), Шафи Акушали (эксперт).

Предпосылками к трагичному инциденту и слабой реакции властей на двойное убийство журналисты республиканских СМИ и эксперты назвали получившую распространение в Дагестане практику массового нарушения прав человека и позицию «отстранения» Рамазана Абдулатипова от этих вопросов.

Альберт Гасанов: «Убийство произошло 23-го августа, реакция главы Дагестана была озвучена только 29-го – да и то в форме констатации происшедшего и с просьбой набраться терпения и с обещанием «проконтролировать».

Эдуард Уразаев: «Со стороны правоохранительных органов – пренебрежительное отношение к правам человека. И со стороны Рамазана Абдулатипова, который много высказывается, но от которого не услышите о правах человека. О правах народа он еще может поговорить, но не о правах человека. И его нежелание ссориться с правоохранительными органами».

Зайнаб Алимирзаева: «Этот случай вызвал всеобщий резонанс. Потому что всем понятно, что пострадали невиновные люди, произошла чудовищная ошибка, которая стоила жизни двум молодым ребятам».

Жемилат Ибрагимова: «Факт нарушения прав человека налицо. Ни один из знавших убитых братьев Гасангусейновых не подтверждает версию силовиков о том, что убиты боевики. Переодевание уже мертвых братьев в камуфляж и подбрасывание оружия еще больше заверило дагестанцев в нелепости происходящего. Больше всего людей потрясла реакция руководства республики – она, мягко говоря, оказалось никакой, что говорит о несостоятельности региональной власти. Причины, по-видимому, кроются в боязни перечить «силовым» структурами».

Идрис Юсупов: «Предпосылки надо искать в системных проблемах, системном кризисе управления. То, каким образом происходит борьба правоохранительных органов с нарушителями закона, каким образом реагируют на это власти – вернее, мы видим отсутствие должной реакции со стороны исполнительной власти на действия «силовиков». И то, что методы, которые используются властями якобы для защиты прав, переходят границы защиты этих прав и являются сами нарушениями. А в данном конкретном случае – «лес рубят, щепки летят»: в качестве «щепок» оказались эти ребята, которые были убиты по ошибке, но никто эту ошибку не хочет признавать».

Зураб Гаджиев: «Ситуация с погибшими ребятами вопиющая, неприкрытая и очевидная. В целом о проблеме отсутствия должной реакции руководства республики на эти факты: уходя в историю, подобные факты происходили и при предыдущих главах республики – начиная с инцидента в станице Бороздиновская, и дальше, дальше – при каждом были какие-то инциденты. На самом деле это диагноз дагестанскому обществу – мы перестали быть единым обществом. Мы не чувствуем каждый раз, когда что-то происходит, что это происходит с нами, а не с кем-то: то с гимринцами, а мы все не гимринцы, то с лезгинами – а мы все не лезгины, и так далее…
Кроме этого, одна из главных предпосылок, что власть не зависит от прямых выборов. Их никто не выбирает, они больше заинтересованы, чтобы на них хорошо смотрели сверху, из силовых структур. Их избрание больше зависит от этого, чем от народа. А народ может думать, что он хочет, как он хочет».

Эдуард Уразаев: «Не только снизу отсутствует контроль над властью, но и со стороны федеральных чиновников высшего уровня нет должного спроса. И, к сожалению, потом у нас выясняется, что глава субъекта федерации (в Коми республике, например) у нас является главарем организованной преступной группы».

Прогнозы развития ситуации среди экспертов были в основном пессимистичные.

Зайнаб Алимирзаева: «Кто эти виновные мы с вами, скорее всего, не узнаем, потому что система своих людей не выдает».

Саид Ниналалов: «Глава республики попросил набраться терпения: «Всем у кого есть сомнения, будет дан ответ». В чем сомнения? В том, что ребята «ваххабиты»? Или в чем сомнения? Тех, кто выпустил в ребят 19 пуль, будут искать – но без особого энтузиазма».

Жемилат Ибрагимова: «Ситуация останется прежней. Мы не увидим никакой существенной реакции со стороны руководства республики и вряд ли дождемся объективного расследования этого преступления. Кроме того, не дождемся мы реакции и от народа Дагестана, который, сплотившись, мог бы повлиять на ситуацию – и хотя бы не дать возможность проявления подобного нарушения жителей в будущем».

Шамиль Зулкарнаев: «Второй сценарий – власть может сделать вялую попытку, показать, что она что-то делает. Третий сценарий, фантастический – когда дагестанцы реально сплотятся и начнут требовать соблюдения своих прав.

Идрис Юсупов: «Случаи Маматхана Байсултанова и Рамиса Мирзаханова, и другие случаи, когда люди были убиты по ошибке, дают основания для пессимистического прогноза – власть не хочет признавать эти ошибки, и она не будет их признавать».

Эдуард Уразаев: «Будут ли республиканские власти отстаивать свою репутацию? В принципе, нашего руководителя особо его репутация внутри Дагестана не интересует, поскольку его рейтинг и так уже упал «ниже плинтуса» - поэтому здесь ожидать сложно чего-либо. В правоохранительных органах будет руководство свою репутацию спасать или нет – для них «честь» мундира «высока», поэтому от них ожидать не приходится…»

Абдурахман Юнусов: «Я не сомневаюсь, что с терроризмом надо бороться – но бороться надо правовым путем. Иначе мы перейдем от одного терроризма к другому, к государственному террору. Списывать на то, что если терроризм, то все методы дозволены – конечно же, нельзя.
Однажды я был свидетелем, как в шведском Гётеборге, когда в Швеции убили негра – весь народ вышел на факельное шествие, в центре города устроили митинги, с рок-ансамблями. Гимназисты выступали, говорили: «Где наш министр внутренних дел?! Почему он до сих пор не дал ответ?! Несколько часов прошло – что делается?!». То есть это так всколыхнуло общество, то есть: «Где мы живем? Что за общество? У нас убили негра!». Я представляю, что бы в Швеции творилось, как бы они на уши встали, если была бы подобная ситуация, если бы власти убили двух простых пастухов. В этом смысле дагестанцы очень активны, когда речь касается наших личных интересов, и абсолютно пассивны, когда речь идет о том, что ущемляются права других, пусть даже сотен людей».

Альберт Эседов: «Журналисты озвучивают протестные настроения, что есть в народе. Следовательно, власть должна коренным образом менять ту политику, которая она ведет».

В завершении заседания были озвучены следующие предложения:

Саид Ниналалов: «Главе Дагестана необходимо публично обратиться к руководству МВД, ФСБ, прокуратуры с требованием расследования всех обстоятельств. Участникам той спецоперации, их начальству необходимо повиниться перед родственниками погибших Гасангусейновых».

Жемилат Ибрагимова: «Руководству республики и лично главе попытаться публично заверить силовиков в необходимости принести извинения перед родственниками погибших и самим извиниться. Естественно, должна быть компенсация. Таким образом можно попытаться смягчить негатив, вызванный равнодушием руководства республики к вопиющим нарушениям прав человека. С помощью публичного извинения и признания ошибки есть шанс вернуть хоть какое-то доверие».

Идрис Юсупов: «Системные проблемы нужно решать системно, на каждом уровне. Что может сделать общество, люди? Что могут сделать журналисты? В первую очередь, конечно, информационная поддержка и сопровождение – потому что часто бывает, что тема поднимается и уходит. Необходим и общественный контроль, и хотя бы моральная поддержка со стороны каждого из дагестанцев, осуждение беззакония и произвола.

Зураб Гаджиев: «Выход я вижу в развитии самосознания по 6-ти уровням: «я, семья, тухум, джамаат, регион, страна». У нас на уровнях «я, семья, тухум» сплоченность есть – а уже на уровне джамаата в некоторых селах есть, в некоторых нет. Не пройдя эти ступени люди психологически не готовы переходить на другие уровни, интегрироваться. Без этого невозможно построить гражданское общество даже района, республики, не говоря уже о стране».

Эдуард Уразаев: «Что могут сделать СМИ? Просвещать народ, призывать голосовать за другие партии, против «Единой России». МВД и прокуратуру нужно контролировать, требовать расследования. Руководство республики – критиковать. Народ просвещать на тему того, что мы должны вернуть всенародные выборы – и главы республики, и глав муниципальных образований – которые у нас отняли. Обращать внимание руководства РФ, что покрывая региональные власти, они берут на себя ответственность за протестные настроения, которые поворачиваются против них. Нужно совершенствовать работу правоохранительных органов, повышать политическую ответственность власти».

Идрис Юсупов: «Рецепты на самом деле простые: вернуть элементарные, базовые, общечеловеческие ценности - не врать, не обманывать людей, говорить правду, помогать друг другу, поддерживать. Для этого достаточно даже одного мета-принципа, как сформулировал когда-то правозащитник Вазиф Мейланов: «Быть честным» - из него все исходит, но этого у нас нет. Из дагестанской идентичности вообще исчезло куда-то понятие чести, совести: давно не слышно тех понятий, которые даже в советское время не забывали – «яхI, намус».
Вопрос в том, как этого добиться? Чтобы власть не врала? Чтобы в обществе помогали друг другу? Чтобы люди не боялись? Для системных проблем нужны системные решения.
В первую очередь, конечно, нужно это обсуждать – и не закрывать это обсуждение, хотя бы говорить об этом. Чтобы было продуктивное обсуждение – чтобы встречались и думали, как мы можем помочь этим людям, что мы можем сделать, чтобы этого не повторилось.
Как сделать так, чтобы власть не обманывала? Да, нужна система гражданского контроля, общественного мониторинга, юридической защиты. Нужно реагировать не только на такие вопиющие случаи – нужно бороться со всеми фактами нарушения законов, потому что большие преступления начинаются с маленьких нарушений закона со стороны органов власти, оставшихся без реакции общества.

Относительно того, что может сделать глава республики. У нас все-таки система управления построена так, что «наверху» руководитель – потом уже различные подразделения. Говоря о субъектах, тоже есть разные примеры: Чечня, Ингушетия, Карачаево-Черкессия. Должна быть мудрость, должен быть ум, должно быть искреннее переживание за свой народ, а не просто голословные заявления. И желание. Да, глава субъекта или города на «силовиков» напрямую не воздействует, это другая система. Но ведь, по словам Абдулатипова, Путин дал ему полномочия координировать работу всех государственных органов, в том числе территориальных структур федеральных органов власти?»

Видео-версию заседания смотрите на канале «Эксклюзив ТВ» на YouTube:

https://www.youtube.com/watch?v=juPW-0xLM1Q

3 Распечатать
Tarlan 16 сентября 2016, 06:04

Уважаемый Юсуп, скажи все орлам вашего клуба, чтобы немедленно сняли вывеску "Игры Журналистов"! Вам зачем в эти "игры" играть, если они даже "журналистские"?
назовите своё сообщество "Союзом или братством Каляма"! Чего стесняетесь, слова "Калям"? Не надо этого стесняться! Не было бы этого слова "Калям" и вашего духа не было в этом мире.
Слово калям появилось за 50 тыс лет до сотворения самого человека. И что сделал калям в первую очередь? Он исполнил амру Всевышнего и стал записывать судьбы миров, человека и человечества.
Правду ищут не в грязных потоках дельты. Её ищут в чистых водах Истоков.
Вот когда, вы станете единым сообществом правдивого Каляма и общество и власть поймут, что вы носители той правды и истины, которую невозможно "вырубить топором"!
Что это за вопли панические, а "что могут делать журналисты"? Это вообще не в традициях дагестанское журналистики!
Журналисты могут и обязаны Верить, уповать на Аллаха и быть возвестниками правды и истины Всевышнего. Они не должны и не могут желать ничего иного, кроме довольства Всевышнего и довести исихтину людям. Тогда непременно настанет день, когда один Калям победит тысяча обнаженных мечей, Инша Аллах.
Тимуру скажите, частое коленопреклонение допускается только в молитве к Всевышнему. Его желание создать Клуб игр для журналистов, напоминает работу подмастерья, который приглашает своих колег к мехам в кузнице, чтобы они надули этим меха и научились выпускать воздух, но так, чтобы от этого огонь не стал ещё горячее. Так нельзя играть на чувствах людей и тем более своих коллег журналистов.
Нельзя бегать между кипящей водой и пылающим огнём, сам можешь опалиться и людям ничем не поможешь.
Дагестанские журналисты всегда отличались своей правдивостью и менее других были склонны к играм с словами. Журналист не жонглёр и должен быть готов к тому, что его призовут к ответу за его правду. Ему истрать некогда. Он ходит по острию.
Журналистика это пограничная профессия. Он на самом переднем краю, где ночь отдаляется от света дня, где различаются и изобличаются правда и ложь. Журналист не судья и не палач. Он несёт людям только правду.
В самом названии вашей организации нет правды, но есть "игра слов"! Послушайте самих себя!!! Вы все говорите правдивые вещи и тут же обращаетесь тем, кто давно наплевал на закон и правопорядок. А наш многоуважаемый эспирантист, самый опытный из всех журналистов, пошёл дальше всех: "надо действовать в рамках закона". Абдурахман от нас большой привет Гетенбергу ( надеюсьты знаешь почему древние саксы назвали этот город Гётенбергом). Абдурахман, что получается, значит в условиях торжества беззакония, надо проявлять особую законопослушность тому, кто в отношении тебя применяет беззаконие?
Мы тоже против того, чтобы "святая простота" подкидывала хворост в огонь, где сжигают людей по "обвинению от курса инквизиции". Но в реальной жизни Европейская конвенция о правах человека в подавляющем большинстве своих положений переписан из Книг по Фикху, вывезенных Наполоном в Париж, после его египетского похода. И Европейская конвенция возвела в культ права человек, оставив и сохранив за ним право симметричного насилию ответа со стороны гражданина. Когда в европейских судах рассматриваются гражданские иски против действий властей, редко когда выигрывает властная сторона. Хотя бывает и там всякое и даже похлеще чем у нас.
Калам о котором мы говорим- это не пропаганда беззакония, а есть строгое следование тому закону, который защишает права человека на жизнь и не позволяет расстреливать его в упор, в чьих бы профучетах он не состоял.. Калам это не только перо, но и слово и закон и щит общества ибо и слово становится шитом для гражданина, когда они ничем другим не защищён.
Ваш Клуб превращается в клуб "избранных журналистов" и поэтому "игра" не носит в себе духа Божьего, Его калама, Его слова и Его дела, которые разбудили бы истиной спящие души и стали символом растреливаемых в упор сердец наших современников.
Сделайте свой Клуб открытым для всех, превращайте его в гражданскую Трибуну. Вы это можете, если захочете и вам позволят власти и да пусть поможет вам Аллах.
Особых результатов расследования убийства в горах не ждите. Сами власти и спецслужбы не могут объяснить почему это случилось и теперь никто не готов взять на себя ответственность.
В данном случае расстрел мирных чабанов это не результат чьего то умысла, а факт совершенно безотчетного страха тех, кто были там и обязаныбвли своими телами прикрыть этих невинных ребят.
Возможно власти ищут "легенду", чтобы "найти и обезвредить". "Найденный и обезвреженный" тоже может для кого то обернутся бедой, ибо у нас ценность жизни опущена до плинтуса и это уже не "игра в пионерскую зарницу".
Это мы к тому, что когда общество переживает пограничные состояния журналисты должны считать себя призванными к служению только правде и истине.
Уразаев у вас очень опытный человек. Спросите у него, он в этих темах разбирается лучше.
Надеюсь, эти пожелания будут услышаны без обид, ибо богу известны наши сердца. Желаем успехов. Соболезнования родным погибших мы выразили, как умели, как могли.

3

Оставить комментарий:

Наверх