Блог «Голос Кавказа»
12 июня 697 1

От Египта до Кавказа: что происходит на Ближнем Востоке и будут ли последствия для России?

От Египта до Кавказа: что происходит на Ближнем Востоке и будут ли последствия для России?

goloskavkaza Голос КавказаАвтор блога

Ссылка на оригинал статьи

В понедельник, 5 июня Бахрейн объявил о разрыве дипломатических отношений с Катаром, а также запретил своим подданным посещать Катар, вслед за Бахрейном о разрыве дипотношений объявили Саудовская Аравия, ОАЭ, Египет, Йемен, Ливия и Мальдивские острова. Этому послужил целый ряд причин, начиная от обвинения в спонсировании «ИГ»*, Аль-Каиды*, и заканчивая нежеланием Катара переходить на жесткие анти-иранские позиции, предпочитая возможное сотрудничество как с Ираном, так и с Хезболлой.

Этот бойкот привёл к закрытию офисов катарского телеканала "Аль-Джазира" в Саудовской Аравии, прекратили авиарейсы в Катар и многие авиакомпании, также Катар исключили из Совета сотрудничества арабских государств. Это в свою очередь привело к приостановлению участия катарских вооруженных сил в гражданской войне в Йемене на стороне арабской коалиции, возглавляемой Саудовской Аравией.

Изоляция Катара его вчерашними партнерами может оказаться недолгой и возможно в уже этим летом монархи Персидского залива восстановят дипломатические отношения, но сам шаг, который мог инициировать Саудовский дом, довольно важный и неизбежно повлечет серьезные изменения. Последствия зависят от того, насколько жесткими будут условия ультиматума Саудитов и как далеко пойдёт на уступки катарская династия Аль-Тани.

Но что именно может потерять Катар и как это отразится на Ближнем Востоке, можно приблизительно предугадать.

Деление пирога

Театр военных действий Сирии и Ирака переживает кульминацию первого эпизода войны. Некогда могущественное «Исламское государство»*, которое справедливо считали сильным противником в 2014-2015-м и которому не могли самостоятельно противостоять правительственные войска Ирака, теперь переживает упадок, который сравнивают с 1945-м для нацистской Германии. Начиная с 2015-го года, «ИГ» отступало из одного региона за другим, террористическая организация, которая когда-то раскинулась от окраин Багдада до Алеппо, теперь обеспокоена защитой своей столицы в Сирии, а в Ираке речь идёт о некоторых кварталах Мосула, у которых нет шансов на прорыв, о части западного Ирака и некоторых анклавах. Основной мобилизационный ресурс «ИГ» располагался в арабо-суннитской части Ирака, где местное население видело в террористической организации единственную альтернативу агрессивному шиитскому режиму. Однако ещё в 2016-м году большая часть западного Ирака был зачищена ирано-иракскими войсками, а Мосул – некогда главный город «ИГ» в Ираке, теперь преимущественно под контролем иракских войск, в городе остаются считанные районы, которые по-прежнему под контролем террористов. Для Ирака первый эпизод Ближневосточной войны – война против «Исламского государства», приближается к своей развязке, всё это время такие противоречивые союзники как иракское правительство, Иракский Курдистан, Иран, США, Турция и РПК были едины в операции по окружению Мосула. Теперь, когда очевидно, что «ИГ» уже не угроза Иракскому Курдистану и вообще существование террористической организации подходит к концу, ситуация плавно переходит ко второму эпизоду – расчленение Ирака. Власти курдской автономии уже назначили дату референдума о независимости Иракского Курдистана на 25 сентября 2017 года.

В Сирии ситуация приближается лишь к кульминации. В мае стало известно, что силы SDF состоящие из сирийских курдов, приблизились с севера к окрестностям Ракки – столицы «Исламского государства», а с начала июня курдские силы переходят к тактике окружения города и уже имеют первые серьезные успехи. К слову, сирийско-курдские территории уже достаточно давно расширяются за счёт этнически арабских регионов.


Безымянный2.jpg
курдские повстанцы в городской части Ракки – столицы «Исламского государства»

Но «ИГ» начинают теснить не только с севера, в юго-восточной Сирии началось наступление прозападных сил Сирийской Свободной Армии пустыне на границе с Ираком. Задача данной группировки – занять как можно больше территорий «ИГ» в провинции Дейр-Зор. Особенность данной группировки в том, что она находится под полной опекой Коалиации, возглавляемой США, совместно с повстанцами находятся американские инструкторы и военные и даже имеется военная база возле города Танаф (в пустыне провинции Хомс). Такая нескрываемая интервенция не могла не раздражать сирийский генштаб, вследствие чего предпринимались попытки наступать на повстанцев, но уже 6 июня авиация коалиции нанесла удары по силам Сирийской армии, а за день до этого, 5 июня, повстанцами был сбит сирийский истребитель Су-22 в пустыне к востоку от Дамаска. Такие недвусмысленные предупреждения от США и её союзников дают понять серьёзность возлагаемых планов на нового детище, которое уместно сравнить с турецким «щитом Евфрата». Для американцев это серьёзное изменение стратегии. Вместо прежнего дистанционного модерирования повстанцев, они переходят к непосредственному наблюдению и вероятно командованию над повстанцами. Учитывая возможности американцев и стратегическое расположение повстанцев, у этой части ССА намного больше шансов добиться успеха, чем у турецкого проекта, который быстро оказался захлопнут между правительственными и курдскими территориями.

Сейчас в Сирии проходит активная фаза «деления пирога», территория «ИГ» стала той самой «серой» зоной за которую борются повстанцы (с Коалицией и Турцией), курдский SDF («Сирийские демократические силы») и Сирийская армия(САА), но наибольшие успехи пока что у курдов и проамериканских повстанцев. В отличие от иракской кампании, сирийские курды зарекомендовали себя более грозными врагами для «Исламского государства», поэтому в районе Ракки стоит ожидать более успешную стратегию, чем это сложилось с Мосулом, операция по которому растянулась более чем на год. По информации местных источников в Ракке началась частичная эвакуация гражданского населения.

Безымянный3.jpg

Расстановка сил в Сирии. Голубым цветом обозначены повстанцы во главе Коалиции

Разлад в стане Коалиции

О том, что между союзниками по Коалиции в Сирии существуют противоречия известно давно, однако именно 5 июня эти противоречия стали поводом для разрыва дипломатических отношений. Причина, которые могли побудить Саудовскую Аравию надавить на Катар – это самостоятельная политика Катара и их попытка влиять на дела на Ближнем Востоке, нередко это переходило в конфликт с саудовскими интересами. В то же время Саудовская Аравия рассматривает арабские страны Персидского залива – как союзников которые должны подстраиваться под саудовскую доктрину. Обвиняя Катар в сотрудничестве с Хезболлой и Ираном, сауды скорее всего подразумевают политику Катара в Палестине и Сирии. В первом случае Катар поддерживает палестинский ХАМАС, что в свою очередь может способствовать и общим интересам с Хезболлой. Катар давно обвиняют как главного спонсора организации «братьев мусульман»*, ставшие их идейно-политическим оружием и влиянием в Исламском мире, при этом эта организация запрещена в большинстве мусульманских стран, в т.ч. в Саудовской Аравии.

К «братьям» причисляют и палестинский ХАМАС, который рассматривается Египтом как враждебная организация, а Египет имеет хорошие отношения с Саудовским домом, что только накаляет противоречия. Организация «братья мусульмане», которых ещё называют ихванами, стала враждебной силой для египетских властей ещё с середины XX-го века. Революция и приход к власти ихвановского кандидата Мурси, а затем его арест и приход к власти военного деятеля Абдель Фатаха ас-Сиси, привело к новому витку борьбы с «братьями». Это отразилось на палестино-египетских отношениях, Сиси подозревает ХАМАС в поддержке ихванов в Египте и всячески старается пресечь их возможные контакты. Такая политика предсказуемо поссорила Египет не только с Катаром, но и с Турцией, т.к. после «арабской весны» «братья мусульмане» фактически стали союзниками Турции, а по мнению некоторых экспертов, ихваны стали потенциальным ресурсом для проникновения влияния Турции в арабские страны.

Этим объясняется и обеспокоенность Турции из-за изоляции Катара, ведь в дипломатических закулисах от катарцев могут потребовать свернуть активную деятельность ихванов и даже сама изоляция Катара – как главного союзника Турции в Аравийском регионе, это серьёзный удар по Эрдогану и его амбициям на Ближнем Востоке. Само по себе существование «братьев мусульман» как движения по объединению мусульман под идеями панисламизма, подрывает монополию Саудов на лидерство в Исламском мире как Хранителей двух святынь, а также бьёт по легитимности власти мусульманских правителей, в т.ч. и династию Саудов.

Обвинение Катара в сотрудничестве с Ираном возможно связано с гуманитарной деятельностью Катара в Сирии, ведь по их инициативе повстанцы и сирийское руководство пошли на беспрецедентный договор – обмен анклавами и населением. Жители на территории некоторых повстанческих и правительственных анклавов, были обоюдно переселены в основные зоны контроля правительственных и повстанческих сил, это соглашение не прошло и без посредничества Ирана. Такая дипломатическая победа Катара наверняка задело самолюбие Саудов, которые отличаются более непримиримым отношением к Ирану. Сауды и их союзники не без основания подозревают Катар в желании наладить сотрудничество с Ираном, что идёт наперерез планам Саудовской Аравии по созданию арабского анти-иранского «НАТО». Но учитывая, что Катар поддерживает сирийских повстанцев и «братьев мусульман», а также враждебно настроен к Асаду, то не стоит преувеличивать возможное «сближение» Катара и Ирана, скорее всего речь идёт опять же о самостоятельности Катара во внешней политике, что явно раздражает Саудитов.

Очевидно, что от Катара потребуют уступок взамен на восстановление отношений и насколько далеко они готовы пойти ради примирения, зависит изменение политической ситуации на Ближнем Востоке. Обвинение Катара в поддержке Аль-Каиды (Катар действительно может финансово поддерживать Джабхат ан-Нусру – в прошлом группировка Аль-Каиды в Сирии, ныне объединилась с сирийскими повстанцами Идлиба и вышла из-под присяги Аль-Каиде) возможно стоит понимать как намёк, что Сауды сами хотят возглавить сирийских повстанцев, а Катару будет отведена роль как союзника Саудов в контроле и поддержке повстанцев. Если Катар пойдёт на уступки по «братьям мусульманам» и по сирийским повстанцам, то это приведет к усилению Саудовской Аравии на всём Ближнем Востоке, в то же время ослабнут ресурсы исламистов, а также информационная и политическая поддержка. Проблема дома Саудов в том, что, требуя от Катара уступок на Ближнем Востоке, Саудиты не смогут полноценно заместить их роль. С другой стороны уступки Катара, а значит и возможно ослабление «братьев мусульман» приведет к тому, что Саудовская Аравия избавится сразу от двух конкурентов суннитском мире – Катара и Турции. Эрдоган со своими неоисламистскими планами будет загнан в национальные границы Турции и её сферу контроля в Сирии и Ираке, сирийские повстанцы перейдут в попечительство во главе Саудовской Аравии, а борьба за умы активной части мусульман перейдёт в монополию Эр-Рияда. Под вопросом и то, как отразится дальнейшее примирение на работе телеканала «Аль-Джазира», возможно и здесь Сауды потребуют корректировки эмоционального окраса новостей в пользу своих союзников (в первую очередь это касается Египта).

Чем бы не закончилось примирение династий Саудии и Катара, но в ослаблении Катара заинтересован не только саудовский король, американский президент Дональд Трамп уже обрушился с критикой на Катар за финансирование исламистских группировок (что подтверждает подозрения в причастности США к изоляции против Катара), в ослаблении Катара заинтересованы Египет и Израиль (из-за «Хамас» и ихванов в Египте), а значит давление на Катар будет ощутимым. Оказываясь в такой сложной ситуации, Катар спешно ищет союзников в разрешении конфликта, в этой роли уже выступила Турция и Кувейт, призывая саудовского короля к примирению, российская сторона в целом заняла нейтральную позицию, ограничившись ожиданиями на скорейшее решение конфликта.

По прошествии первых дней бойкота, Катар пока что не подаёт виду в готовности уступать, телеканал Аль-Джазира уже растиражировала компромат на ОАЭ, чьи дипломаты проводили тайные встречи с организациями и фондами ориентирующимися на Израиль, телеканал обвинил ОАЭ в причастности к неудавшемуся военному перевороту в Турции, а также в противодействии деятельности ХАМАС. В это же время в турецком парламенте одобрен закон о размещении турецких войск на территории Катара, создание военной базы турок в Катаре было запланировано заранее, но теперь это будут проводить в спешном порядке.

Эхо до Кавказа

События, происходящие сейчас в Сирии и вокруг Катара, неизбежно дойдут эхом и до России, в частности до Северного Кавказа. В начале своей успешной кампании, «Исламское государство» заработало огромные деньги на контрабанде нефти. Резкое обогащение помогло террористам активизировать приток добровольцев из Европы, стран СНГ и Ближнего Востока, а также профинансировать джихадистские ячейки за пределами Сирии и Ирака. Так, под присягу «ИГ» перешли часть йеменских, афганских и ливийских повстанцев, под чёрные знамена перешли и группировки в Сомали, Нигере и других стран черного континента. Возросшая активность «ИГ» дошла и до России, где она потеснила монополию Аль-Каиды, некогда про-аль-каидский «Имарат Кавказ»* терроризировавший Россию от Дагестана до Москвы, перешел под власть «Исламского государства». Последствия перехода джихадистов России под присягу «Исламскому государству» российские эксперты предпочитали преувеличивать, выбирая наихудший сценарий событий, но на самом деле смутно представляя, чем именно это грозит России. На эту тему рисовались прогнозы о прибытии в Россию сотни опытных в боях и с выучкой диверсионных действий боевиков, которые сотрясут Россию. Однако события за последние 3 года показали, что от смены вывески, террористическая сеть в России не смогла приблизиться по активности ко временам до Сочинской олимпиады, не говоря уже о 2007-2009-ых годах, на которых пришёлся пик террористической активности после чеченских войн.

Единичные инструктора и проповедники «Исламского государства» действительно могли попасть на территорию России, но это был не тот ресурсный потенциал, который мог «взорвать» Северный Кавказ. Другое дело что на дестабилизацию России руководство «ИГ» могло выделить немало денег, за счёт которых и держится худо-бедно активность вербовщиков и вооруженного подполья. Но теперь и денежный ресурс может скоро истощиться, террористическая организация переживает драматические времена, а российское направление по своим надеждам и потенциалу значительно уступает Афганистану, Северной Африки и Йемену, в этой ситуации дальнейшая активность «ИГ» в России может закончиться раньше, чем где-либо.

Безымянный4.jpg
Азербайджано-турецкие учения в мае 2017г.

Этот конфликт затрагивает и Азербайджан, Страна огней не первый год налаживает сотрудничество со странами, враждебными Ирану, в первую очередь это касается Израиля, традиционным партнёром является и Турция, у которой у персов натянутые отношения. В последнее время началось сближение и с Саудовской Аравией. Азербайджан рассматривают как страну способную войти в анти-иранскую коалицию, хотя сам Азербайджан не торопится кардинально менять свои отношения с Ираном. Тем не менее политика Трампа будет лишь подталкивать Азербайджан присоединиться к анти-иранской коалиции, а взамен Азербайджан может попросить потенциальных союзников оказать давление на Армению по карабахскому вопросу, а также учесть азербайджанские интересы в Северном Иране где компактно проживают этнические азербайджанцы

Если верить опасениям армянских источников, то Турция планирует открыть военную базу на территории Нахичевани, что только усилит влияние Турции на Азербайджан и её вовлечение в анти-иранскую и антироссийскую политику. Однако такое вовлечение Азербайджана не пройдёт без внимания России, скорее всего это и сдерживает амбиции клана Алиевых, ведь в отличие от других анти-иранских стран, Азербайджан граничит не только с Ираном, но и с Арменией и Россией – давними партнерами Ирана, что делает азербайджанскую политику уязвимой перед внешними факторами.

Что же до конфликта Катара и Саудовской Аравии, то Россия скорее всего предпочтёт дальнейший нейтралитет, но учитывая традиционно более тесные отношения с домом Саудитов нежели с Катаром и позицию Трампа, а также авторитет Саудовской Аравии в Исламском мире, то в Кремле предпочтут сторону Саудитов с требованием прекратить финансовую поддержку сирийских группировок и «братьев мусульман» (что тоже в интересах России), при этом не ввязываясь открыто в этот конфликт.

Малик Бутаев

* - «Джабхат ан-Нусра», «Исламское государство» («ИГ»), «братья мусульмане», «Имарат Кавказ» – террористические организации, запрещенные на территории России

0 Распечатать
Tarlan 14 июня 2017, 18:03

Ау, "спасатели человечества", вы не напились крови или нефти?

2

Оставить комментарий:

Наверх