26 сентября
Блог «Голос Кавказа»
29 апреля 844

Эхо турецкого референдума на Кавказе: как «новый султан» Эрдоган выстроит отношения с северо-восточными соседями?

Эхо турецкого референдума на Кавказе: как «новый султан» Эрдоган выстроит отношения с северо-восточными соседями?

goloskavkaza Голос КавказаАвтор блога

Ссылка на оригинал статьи

Итак, турецкая конституционная реформа, о необходимости которой говорили сторонники президента Эрдогана, свершилась. Её одобрили 16 апреля на общенациональном референдуме в Турции, по итогам которого 51 процент голосовавших высказался за и 49 - против.

Воистину, это эпоха перемен. Процентное соотношение между сторонниками и противниками реформы позволяет вписать политические процессы в Турции в прокрустово ложе таковых на Западе. Если вспомнить все самые нашумевшие референдумы последнего времени, будь то Избрание Трампа, Брексит или членство Шотландии в Соединенном Королевстве, то в каждом из этих случаев итог был определен минимальным перевесом. То же произошло в Турции - общество разделено по самой актуальной политической повестке стран. Это тенденция эпохи перемен.

Причем надо отметить, что конституционная реформа в Турции именно является реакцией на политику Евросоюза. Происламский реванш в Турции был взращен на фоне усталости от бесконечного ожидания принятия Турции в ЕС. Уже более 30 лет, как Турция подала заявку на вступление, но никаких подвижек в этом направлении нет, тогда как практически вся Восточная Европа, подавшая заявки значительно позже Турции, без проблем, в кратчайшие сроки были приняты в ЕС. "И где же справедливость?" - вопрошают турки.

Это позволило происламским политикам в Турции говорить о том, что именно принадлежность турецкой культуры к исламу является главной причиной того, что европейцы отказываются принять Турцию в свою семью. За этим незамедлительно должны были последовать евроскептические настроения, которые не заставили себя долго ждать. В последние годы в Турции наблюдаются "западобежные" тенденции - причем это хорошо проглядывается и в риторике турецких руководителей и в их делах.

Эту волну возглавил лично президент Реджеп Тайип Эрдоган, укрепляющий позиции ислама в кемалистской Турции. Конечно, он не противопоставляет себя кемализму напрямую - портреты основателя светской Турции продолжают висеть в кабинетах, чеканятся памятные монеты в его честь, культ личности Ататюрка сохраняется. Но политика Эрдогана явно идет вразрез с принципами кемализма - и все это прекрасно понимают.

А что собственно произошло? Что изменило ситуацию на «До» и «После»? Давайте рассмотрим наиболее примечательные моменты поправок к Конституции. Число депутатов парламента увеличено с 550 до 600 человек. Сам парламент созывается на пять лет. Но далее следуют поправки, которые действительно жестко бьют по принципу отчетности власти перед народом. Министры в Турции больше не подотчетны перед народными избранниками. Они не обязаны устно отвечать на вопросы в парламенте. Депутаты не имеют права допрашивать министров, призывать правительство к ответу, уполномочивать министров издавать указы. Но при этом парламент сохранил право преодоления президентского вето - для этого закон должен набрать 301 голос на повторном рассмотрении.

Президент имеет право инициировать референдум, назначать и увольнять министров и вице-президентов, он не должен приостанавливать членства в своей партии. Должность премьер-министра и вовсе упраздняется - его компетенция переходит к президенту. При этом, введенный президентом режим чрезвычайного положения вступает в силу только после одобрения парламентом.

Все эти изменения вызвали широчайший резонанс на Западе. Все-таки член НАТО, а законодательно отказался от принципа отчетности власти перед народом.

Россия и Кавказ

Итоги референдума в Турции выгодны России. Как бы странно это ни могло звучать, но России может быть выгодна именно исламская, а не кемалистская Турция. Кемалисты придерживаются правых светских ценностей и идей пантюркизма. Они традиционно рассматривают Турцию, как вершину тюркского мира, призванную проводить интеграционные процессы между разными тюркскими странами, регионами и сообществами.

Имея в своем составе множество регионов с преобладанием тюркоязычного населения, России совершенно не выгодно развитие пантюркизма. Сторонники исламского течения в Турции во внешнеполитическом аспекте более внимательны к вопросам солидарности турок с исламской уммой в целом, националистические проекты их не столь интересуют. Российские эксперты отмечали этот фактор еще лет семь назад. И снова мы возвращаемся к тому, что негативное для Запада явление оборачивается позитивным для России.

Победа Эрдогана на референдуме означает также, что внешнеполитическая повестка Турции только продолжит идти в том же курсе, что и раньше. Это касается и политики Турции на Кавказе. В ходе решения проблемы восстановления отношений с Россией в 2016 году Эрдоган продемонстрировал, что дорожит партнерскими отношениями с Россией. Очевидно, что эта линия будет продолжена Анкарой и теперь, после референдума.

Это значит, что и политика Турции на Северном Кавказе будет обусловлена прежде всего интересами турецко-российских отношений. А значит, Турция будет стремиться избегать таких шагов в регионе, которые могут пошатнуть отношения с Кремлем. Среди таковых можно отметить, например, финансирование определенных групп влияния. Конечно, это производится через частные фонды в других странах, но, тем не менее, ни для кого не будет проблемой узнать изначальное происхождение денежных средств. При этом, совершенно понятно, что такие противоречивые темы в двусторонней повестке Турции и России, как Крым и Сирия, останутся неурегулированными.

Отношения с Грузией, вероятно, будут развиваться как и ранее. Две страны поддерживают тесные экономические взаимоотношения. А Азербайджан продолжит оставаться основным партнером Турции на Кавказе. Это продиктовано, в первую очередь, культурно-исторической близостью народов Турции и Азербайджана. В свете этих взаимоотношений потепление отношений Турции с Арменией вряд ли можно ожидать. Наметившееся было ранее сближение Анкары с Ереваном, как мы сейчас видим, сошло на нет. Этот вопрос усугубляется еще и по мере того, как геноцид армян 1915 года с каждым годом только расширяет глобальную географию официального признания разными странами и регионами.

Как отнеслись кавказские общины

Трудно вычислить точную картину того, какую позицию в отношении референдума заняли кавказские общины Турции - черкесы, чеченцы и дагестанцы. Нет ни одного региона, где они составляли бы большинство населения. Но при этом озвучивалось мнение, что кавказские общины Турции проголосовали против конституционной реформы. Объясняется это тем, что кавказцы традиционно делали себе военную карьеру - не только в Турции, но и всюду на Ближнем Востоке, где есть кавказские общины. А в Турции армия, как известно, считается опорой светского строя и потому находится в оппозиции к происламской политической повестке и ее лидерам.

Как отнеслись курды

Из карты конституционного референдума в Турции видно также, что юго-восток страны, где компактно проживают курды, проголосовал против расширения полномочий Эрдогана. Такой выбор курдов вызывает определенные вопросы. С одной стороны исламские политики Турции не столь националистически настроены, нежели кемалисты, и это должно было усилить симпатии курдов к Эрдогану. Более того, Эрдоган дал курдам право изучать родной язык в школах. Однако, в то же время Эрдоган, как сильный турецкий государственник, жестко пресекает рост потенциала курдского сепаратизма, атаковывает позиции курдских военизированных организаций в Турции, Ираке и Сирии. Поэтому, вероятно, курды и проголосовали против усиления власти президента Эрдогана.

Однако, в целом национальные меньшинства Турции - армяне, греки, кавказцы и др. - были настроены положительно к усилению власти Эрдогана - по причине лояльности мусульманской партии к национальным меньшинствам, в отличие от националистически настроенных светских кемалистов. В Турции даже стал действовать закон, грозящий тюремным заключением на 3 года за оскорбление и ущемление в правах представителей нетитульной национальности. Хотя не обошлось и без курьезных исключений - регионы, граничащие с Грузией, в которых живут лазы, проголосовали в основном против реформы. Учитывая, что Эрдоган сам по происхождению лаз (по другой версии, грузин из населенного лазами района), это кажется очень странным.

Подытоживая, можно отметить, что победа конституционной реформы в Турции является победой Эрдогана. Последствиями этого события может быть лишь еще более энергичное проведение курса турецкого президента, в том числе по отношению к Кавказу и России в целом.

Юнус Эфендиев

0 Распечатать
Наверх