21 октября
Блог «Блог ФЛНКА»
16 апреля 516

Экология как призвание

Экология как призвание

flnca ФЛНКА Автор блога

Ссылка на оригинал статьи

Предлагаем вашему вниманию интервью с заместителем директора по научной работе Государственного природного заповедника «Дагестанский» и Г. Джамирзоевым, в котором он рассказывает про экологическую ситуацию и состояние особо охраняемых природных территорий в республике Дагестан, о создании Самурского национального парка и о многом другом.

Г.Джамирзоев является старшим научным сотрудником лаборатории горного природопользования Института экологии горных территорий им. А.К. Темботова Российской академии наук. Хорошо известен в России и за рубежом как один из ведущих специалистов по орнитофауне Кавказа, эксперт в области охраны птиц и активный участник общественной природоохранной деятельности.

Помимо этого, он является членом комиссии по особо охраняемым природным территориям Международного Союза охраны природы (МСОП) и членом комиссии Правительства Республики Дагестан по редким и исчезающим видам животного и растительного мира.

Руководил международными проектами и научно-исследовательскими экспедициями по Восточному Кавказу и западному побережью Каспийского моря (в России и Азербайджане). Ежегодно организует био- и эколого-географические экспедиции по Дагестану. Неоднократно выезжал на крупнейшие международные форумы по вопросам развития заповедников и охраны природной среды.

Под его научным руководством и участием в Дагестане создано несколько особо охраняемых природных территорий – природный парк «Ицари», памятник природы «Тарки-Тау», биосферный резерват ЮНЕСКО «Кизлярский залив» и др.

Автор более 200 публикаций по фаунистике, орнитогеографии, проблемам охраны птиц и особо охраняемым природным территориям. Работы автора опубликованы в Англии, Франции, Испании, США, Бразилии, Украине и др. странах.

Лезгинский эколог награжден почетными знаками «За заслуги в заповедном деле» и «Отличник охраны природы», грамотами Министерства природных ресурсов России, Министерства природных ресурсов Республики Дагестан и Союза охраны птиц России.

Гаджибек Сефибекович, расскажите, пожалуйста, немного о себе, где родились, выросли, учились?

Я родился в селении Гра Ахтынского района. Этот скрытый от большой земли красивый аул, к которому ведет только одна дорога, расположен на скалистом склоне Самурского хребта, на высоте под два километра. Это одно из самых высокогорных сел в районе, сейчас оно заброшено. Оттуда наша семья переселилась в Магарамкентский район. Вырос я и учился в школе в селе Бут-Казмлаяр.

Когда Вы поняли, что экология и биология – то, чем Вы хотите заниматься? Что определило ваш выбор?

Увлечение природой началось со сбора коллекции спичечных коробок с рисунками птиц и других животных. Были такие в Советском Союзе в конце 1970-х годов. Потом это переросло в регулярные наблюдения за птицами. В 9 классе у меня был собственный определитель животных – большая общая тетрадь с записями и картинками. А закрепили выбор журналы «Юный натуралист» и «Наука и жизнь», книга Дарвина о его путешествии на корабле «Бигль», встреча с известным орнитологом и натуралистом Леонидом Леонидовичем Семаго во время всероссийской олимпиады в Воронеже.

После окончания школы поступил в Харьковский государственный университет (Украина), который закончил в 1993 году. Во время учебы на биологическом факультете Харьковского университета работал в Дружине охраны природы, а уже на старших курсах и по окончании вуза работал инспектором и научным сотрудником экологического центра «Озон» - первой в городе природоохранной организации, созданной нами же на базе комсомольского объединения.

Позже в 1997-1999 гг. учился в аспирантуре кафедры зоологии и экологии животных Харьковского университета, после окончания которой защитил в Ставропольском государственном университете кандидатскую диссертацию по теме «Редкие и исчезающие птицы Дагестана и их охрана». С 2003 года работаю в заповеднике «Дагестанский», а с 2013 года являюсь научным сотрудником Института экологии горных территорий им. А.К. Темботова РАН (г. Нальчик).

Что сложного в вашей профессии, с какими трудностями вы сталкиваетесь, работая заместителем директора государственного природного заповедника «Дагестанский»?

В профессии орнитолога (специалист в области зоологии, занимающийся изучением птиц) точно нет ничего сложного – это очень увлекательная и невероятно интересная работа. Да и работать в заповеднике несложно.

У нас хороший руководитель и очень дружный коллектив, и как-то стало нормой, что все трудности мы преодолеваем сообща. Если говорить о том, что более всего усложняет нам работу – это, наверное, нескончаемое количество отчетов и писем.

Скажите, пожалуйста, как в целом Вы оцениваете экологическую ситуацию в Дагестане?

Оценивать экологическую ситуацию во всем Дагестане – это все равно, что определять среднюю температуру пациентов по больнице. Где-то она очень напряженная, где-то меньше. Но сконцентрированы экологические проблемы как правило вокруг населенных пунктов, где с каждым годом усиливается процесс катастрофического засорения твердыми бытовыми отходами и загрязнения сточными водами. То есть, если брать во внимание именно населенные пункты и их окраины – экологическая обстановка напряженная, и имеет тенденцию к ухудшению.

Как вы оцениваете состояние особо охраняемых природных территорий республики, какие есть «болевые точки», в частности, касающиеся заповедника «Дагестанский»?

У большинства охраняемых природных территорий проблемы сходные. Они связаны с неразберихой при определении площадей ООПТ и постановке земель на кадастровый учет, расширением населенных пунктов и угрозой хозяйственного освоения природных территорий, засорением, браконьерством и т.д.

Что касается состояния ООПТ федерального значения, а это два участка Дагестанского заповедника и три федеральных заказника – Аграханский, Самурский и Тляратинский, то их состояние сегодня бесспорно лучше, чем 6-7 лет назад. Это касается и организации работы служб охраны, и ведения научных исследований, и эколого-просветительской деятельности. А самые болевые точки – это Аграханский залив и Самурский лес, состояние которых очень сильно зависит от гидрологического режима рек Терек и Самур.

Почему долгое время не мог решиться вопрос Самурского леса, связанный с попытками строительства водозабора, и к каким экологическим последствиям это привело бы?

Вопросы, связанные с противодействием экологически опасным проектам, как правило, решаются долго. Предсказывать экологические последствия строительства водозабора я сейчас не берусь, потому что это будут спекулятивные прогнозы, не основанные на анализе большого объема геологических, гидрологических и прочих данных. Однозначно можно сказать, что последствия были бы отрицательными, как и любое другое масштабное вмешательство человека в природу.

Как идет процесс превращения Самурского заказника в национальный парк, какие мероприятия проводятся для этого? Возможно ли, что в будущем наиболее нетронутая часть леса получит статус биосферного заповедника?

Подготовкой материалов комплексного экологического обследования территорий для создания Самурского национального парка занимаются ВНИИ «Экология» Минприроды России и Всемирный фонд природы, с участием Дагестанского заповедника. Эта работа находится на стадии завершения. Предполагается, что национальный парк будет состоять из двух кластеров (участков): в дельте реки Самур и в Базардюзи-Шалбуздагских высокогорьях. Для каждого кластера разработано зонирование и большую часть территории будет включена в заповедную и особо охраняемую зоны. Сейчас идет подготовка к общественным слушаниям, которые должны пройти в Дербентском, Магарамкентском, Докузпаринском и Ахтынском районах. Надеемся, что к концу 2018 года Самурский национальный парк будет создан. А дальше будем работать над приданием ему статуса биосферного резервата ЮНЕСКО.

В будущем мы бы хотели также создать на базе национальных парков «Самурский» в Дагестане, «Самур-Ялама» и «Шахдагский» в Азербайджане трансграничную особо охраняемую природную территорию. Чтобы сообща охранять природу по обоим берегам Самура, и чтобы государственные границы не стали непреодолимой преградой для животных в единой экосистеме.

В Дагестане – «стране гор», омываемой водами Каспийского моря, слабо развит туризм. Как Вы думаете, с чем это связано, и какие меры могут помочь улучшить ситуацию в данной сфере?

На самом деле стихийный туризм у нас развит не слабо, его масштабы весьма велики. Сотни тысяч людей ежегодно посещают Дагестан или перемещаются внутри республики. Только небольшой кусок побережья Каспийского моря в Самурском заказнике и прилегающий лесной массив ежегодно посещают не менее 50 тысяч человек. А вот инфраструктура туризма развита слабо, нет достоверной статистики, и как следствие невозможно регулировать потоки туристов. Нужны инвестиции – как государственные, так и частные. И государственные гарантии, что завтра все, что построено, не отберут или не задушат налогами.

Я бы вообще предложил освободить на несколько лет от налогов всю индустрию туризма в Дагестане. И уделил бы больше внимания экологическому и познавательному туризму, развитие которых не требует больших капитальных вложений. Для таких видов туризма важно сохранить и сделать доступными для людей природные и культурно-исторические достопримечательности Дагестана.

Расскажите немного о своей кандидатской диссертации: затронули ли Вы там вопросы, связанные с природой Южного Дагестана?

Она была посвящена редким и исчезающим птицам Дагестана и проблемам их охраны. Птицы, и я с ними солидарен, не делят Дагестан на южный или северный. Правда они не ведают и о том, что есть такая республика. Но зато хорошо знают Каспийское море, горы Кавказа, наши леса, реки, озера – места в которых они гнездятся, и куда каждый год возвращаются. Нам еще многому предстоит научиться у птиц. А для этого их нужно изучать и охранять!

Оглядываясь, на прошедшие пять лет, как Вы оцениваете результаты своей работы?

Не знаю, пусть это сделают другие люди. Человек несовершенен, как и дела его, поэтому я всегда недоволен собой.

На одном из сайтов Вы писали, что любите путешествовать. Расскажите о своем увлечении, где успели уже побывать?

Поездки в основном связаны с участием в научных и природоохранных конференциях, благодаря которым мне удалось познакомиться со многими заповедниками и национальными парками России, а также особо охраняемыми природными территориями Франции, Бразилии, Эквадора, Индии, Австралии и других стран. А путешествовать для научных исследований предпочитаю по Дагестану. У нас природа не менее интересная, а люди – самые гостеприимные.

Гаджибек Сефибекович, напоследок пожелайте что-нибудь Вашим коллегам и тем молодым людям, которые хотят пойти по стопам эколога.

Экологическая наука, к огромному сожалению, становится конъюнктурной. Поэтому старайтесь чаще бывать на природе, изучайте ее и учитесь различать научное познание от невежественных измышлений политиков и лжеучёных.

Гаджибек Сефибекович, спасибо большое за интересное и содержательное интервью. ФЛНКА желает Вам крепкого здоровья и дальнейших успехов в работе.

Беседовал Асрет Ибилкасумов

 

 

 

Корреспондентский корпус ФЛНКА

0 Распечатать
Наверх