19 августа
Блог «Новости Ezidipress »
29 февраля 2016 1363 2

Шангал как лакомый кусок для курдских партий и региональных игроков

Шангал как лакомый кусок для курдских партий и региональных игроков

ezidipress Ezidipress Автор блога

Очень скоро, когда прекратится массовый исход езидов из Ирака, большинство из них будет проживать в диаспоре. По неофициальным данным, за последние шесть месяцев страну уже покинули около 100.000 езидов. Брошенные иракскими и курдскими силами безопасности, отданные на растерзание террористам ИГ, езиды потеряли веру в мирную жизнь в Ираке.

«Президент Барзани публично заявил, что накажет ответственных за отступление пешмерга из Шангала. Но что мы видим? Все из них находятся на свободе, а Азиз Вайси продолжает и дальше руководить силами пешмерга в Шангале. Это издевательство над езидами! Мы разочарованы…», — заявил нашему изданию один из езидских беженцев.

Среди езидской диаспоры все больше крепнет мнение о том, что приказ об отступлении 10.000 пешмерга из Шангала отдавали руководители курдской автономии. В противном случае как объяснить их бездействие в этом вопросе?

Пока езидские представители в кулуарах обсуждают пути выхода из сложившейся ситуации, ставшей настоящим вызовом для их народа в XXI веке, курдские власти ускоряют конец езидов, размещая на их землях турецких военных, замеченных в предыдущие века в массовых убийствах езидов. В итоге, даже самые лояльные к режиму Барзани считают, что Шейхан, Бахзан и Башика навсегда потеряны езидами. На этом фоне последним оплотом борьбы за езидство является Шангал.

Средневековый город-памятник, являвшийся некогда восточным форпостом Римской империи, сегодня разрушен до основания. От былого величия остались одни руины, ставшие немыми свидетелями бесчинств террористов ИГ по отношению к езидскому населению. Сколько же всего они видели?

В сопровождении езидских пешмерга мы направились на встречу к одному езидскому командиру, пожелавшему остаться анонимным. Передвигались осторожно, приглядываясь к земле и боясь наступить на мины, оставленные террористами. Через 30 мин. пешей прогулки по Шангалу мы прибыли целыми и невредимыми к месту назначения. Здесь нас радушно встретил наш командир, аудиенции с которым мы добивались несколько недель.

Наш собеседник особо не скрывал своего отношения к происходящему: «Езиды стали жертвами политических амбиций Масуда Барзани. Давайте называть все своими именами. Шангальская трагедия нужна была курдским властям, чтобы просить у мирового сообщества вооруженной и финансовой помощи. Поверьте, резню езидов можно было предотвратить, если бы курдские пешмерга дали отпор террористам ДАИШ [арабская аббревиатура ИГ – прим. редакции]. А так они не потратили ни одного патрона для защиты шангальцев. И сегодня мировое сообщество оказывает помощь им, а не нам, езидам, которые больше всех пострадали от этого террора. Новейшие вооружения, которые предоставляет Запад Курдистану, до езидских пешмерга не доходят, а о других езидских отрядах я промолчу».

Езидский командир, переполненный эмоциями, продолжал судорожно рассказывать нам о состоянии дел в Шангале. В его голосе были слышны до боли знакомые каждому езиду ноты злости, отчаяния и безысходности. В этот момент в воздухе так и витал вопрос: что будет дальше?

Да, Шангал освобожден! Но он до сих пор не принадлежит езидам. Один из важных езидских форпостов стал ареной политической борьбы между курдскими партиями и региональными игроками. Непрекращающиеся дискуссии о политическом статусе езидского региона с взаимными обвинениями, упреками и стычками – все это сегодня реалии Шангала.

Регион разделен на различные зоны влияния. Западную часть контролируют силы РПК и подконтрольные ей YPG и езидские Силы Самообороны Шангала (YBS). Восточные и южные части находятся под контролем ДПК и ее вооруженных сил пешмерга, а южные селения Кочо, Сиба Шех Хдре и т.д. до сих пор находятся в руках террористов ИГ. Что касается одноименного города, здесь мы увидели обилие различных флагов, начиная от езидских, курдских, иракских, флагов РПК, ДПК, заканчивая шиитскими флагами с портретами Али, зятя пророка Мухаммеда.

Несмотря на такое разнообразие, большинство бойцов в Шангале являются езидами. Их численность достигает 15.000 человек, сообщил местный старейшина шейх Али Хедер. За месяц до освобождения города по инициативе лидеров езидских отрядов был создан «Шангальский альянс», в состав которого вошли две крупнейшие военизированные группировки езидов: Силы Самообороны Шангала и Силы Защиты Эзидхана. Однако говорить о создании единой езидской армии пока рано. Очень много идеологических противоречий среди езидов, мешающих их консолидации даже в такой чувствительной сфере как безопасность.

«Официально мы не поддерживаем «Шангальский альянс», потому что ДПК считает его незаконной структурой, но мы никогда не пойдем против наших братьев. Все мы воюем за Эзидхан и за будущее езидов», — сообщил наш анонимный командир – «У нас нет другого выхода. Независимая позиция езидов не поддерживается курдским руководством. Они в этом видят угрозу. Когда мы не были частью пешмерга, курды блокировали помощь, которую оказывало нам центральное правительство. Мы не получали никаких вооружений, боеприпасов и даже элементарно продуктов. Нам не с чем было воевать с ДАИШ. Признаюсь, у нас были встречи с американцами, и мы хотели донести до них свою позицию, но они дали нам понять, либо мы с Барзани, либо нам нечего делать в Шангале. А курдские пешмерга изначально сотрудничали с ДАИШ. Когда мы освободили Шангал, они проводили эвакуацию террористов из деревни Кабусия. Езидские пешмерга, которые попытались остановить это, были убиты».

Спустя месяц с момента начала геноцида езидов бойцы курдских пешмерга приветствуют террористов ИГ и ведут беседы на общие темы

Основные силы, вовлеченные в шангальский спор, решают свои текущие политические задачи, не считаясь с мнением езидского населения, что стало причиной массового исхода из Курдистана. РПК и аффилированные с ней группировки стремятся создать автономию Эзидхан, что, на первый взгляд, отвечает чаяниям езидов. Но это решение имеет также и политический аспект с далеко идущими целями. Автономия под эгидой РПК станет плацдармом для укрепления и распространения власти «апочистов» на всей территории иракского Курдистана, чего боятся курдские власти, выступающие против всего езидского. Досталось здесь и езидской символике, которая попала под запрет в курдской автономии. И если в Шангале это особо не чувствовалось, то в Дохуке мы стали объектами нападок со стороны местных жителей, которые пытались вырвать из наших рук езидский флаг, используя при этом ненормативную лексику.

Политика ДПК ясна: никакой езидской автономии! Для режима Барзани Шангал – это часть Курдистана, провинция, округ, регион – что угодно, но не езидская автономия. Официальные курдские лица считают, что Шангал «исторически и политически является частью Курдистана». И эту позицию Эрбиля подтвердили и езидские члены ДПК на пресс-конференции в Москве. Отвечая на вопрос корреспондента «РИАФАН» Кирилла Романовского о будущем езидских отрядов, представители курдской автономии не дали внятного ответа.

Мы попросили прокомментировать этот вопрос одного из представителей ДПК, имя которого скрыто по соображениям безопасности. Являясь нашим давним другом, он был с нами честен: «Вы не помните историю с Силами Защиты Шангала? Такой же метод будет использован и по отношению ко всем езидским группировкам. Им предложат стать частью пешмерга, некоторых купят, а если будут те, кто откажется от всего, их объявят террористами и начнут борьбу против них».

Логика, конечно, понятна. Да и сама политика, как верно отметил наш товарищ, уже была использована и показала свою эффективность. Но ведь некоторые отряды прямо подчиняются РПК! Последнее может стать причиной вооруженного конфликта, который приведет к разделу Шангала: на западе, граничащем с сирийским Курдистаном, будет создана езидская автономия, а восток станет провинцией автономии Барзани. Опасаясь данного сценария, командир Сил Защиты Эзидхана Хайдар Шашо заявил в прошлом году о намерении создать езидскую партию. А создание «Шангальского альянса», к которому примкнули несколько езидских группировок, очевидно, является продолжением данной политики по сохранению существующих границ езидского региона и отстаиванию прав езидов. Как сообщают источники ÊzîdîPress, во время встречи езидских представителей с Духовным лидером иракских шиитов Али ас-Систани, езидам были даны гарантии, что Багдад признает их автономию, партии и езидский флаг, если они поддержат центральное правительство. В общем, настоящая головоломка для народа, численность которого едва достигает 800.000 человек.

Единственной силой, которая, пожалуй, не имеет четкой позиции по езидскому вопросу, является ПСК. После ухода Джаляля Талабани партия сдала свои позиции. Пытаясь удержаться у власти, ПСК практически во всем поддерживает ДПК, но в тоже время сотрудничает с РПК, надеясь изменить политический баланс в иракском Курдистане. Как бы то ни было, но судьбу езидов будут решать их представители. И многое зависит от их политической воли.

Мы покидали Шангал грустными, понимая, что езиды, возможно, дают один из последних боев в своей истории. И здесь это понимают абсолютно все – от рядового бойца до командира. Но понимают ли это сами езиды?

ÊzîdîPress, 28.02.2016

1 Распечатать
Never Giveup 01 марта 2016, 10:06

правда что у езидской вере главное божество имеет форму павлина? или это не правда из интернета?

1
Ezidipress 01 марта 2016, 18:49

У езидов нет богов, есть один Бог. А павлин является символическим образом верховного ангела ( из семи ангелов) Тауси Мелека. По религиозному преданию этот ангел посещает землю в образе павлина.

0

Оставить комментарий:

Наверх