22 октября
Блог «Новости Ezidipress »
17 января 2016 4046

Анкара бросила иракских туркменов?

Анкара бросила иракских туркменов?

ezidipress Ezidipress Автор блога

Когда недавно я посетил святыню имама Али в Кербеле, в Ираке, в мавзолей святыни был доставлен гроб, в котором находилось тело молодого туркмена, погибшего в столкновениях с «Исламским государством» (ИГ). В настоящее время гробы многих убитых в бою поступают в мавзолеи Кербелы и Эн-Наджафа. Бои идут на севере, а на юге – траур. Туркмены-шииты были искоренены из Мосула и Тель-Афара с приходом ИГ.

Они сражаются на линии фронта в составе иракских народных мобилизационных единиц. Местные источники сообщили мне о 12.000 туркменах, присоединившихся к этим силам. Например, из 5.000 бойцов Бригады Али Акбара 500 являются туркменами из Тель-Афара. Из пяти раненных бойцов, которых я посетил в начале декабря в больнице Кербелы, двое являются туркменами. Туркмены также широко представлены в иракском спецназе «Сурау аль-Иттихадия». В течение последних 18 месяцев туркмены Киркука и Туз-Хурмату взялись за оружие.

Объединение туркменов под эгидой народных мобилизационных единиц расстроило планы регионального правительства Курдистана по присоединению спорных территорий к своим границам. До 2014 г. туркмены не вступали в борьбу, потому что они считали, что Турция защитит их права. Но более 120.000 туркменов, бежавших из Мосула и Тель-Афара, нашли убежище в Багдаде, Эн-Наджафе и Кербеле, которые считаются безопасным местом для шиитов. Одним из их убежищ является храм имама Али, обеспечивающий всем необходимым 1250 семей, проживающих там. Почти все, с кем я говорил в лагере, выразили разочарование и гнев по отношению к Турции.

Есть две главные причины, почему туркмены обратились к шиитским властям на юге Ирака. Во-первых, туркмены считают, что турецкое правительство в лице Партии справедливости и развития (ПСР) пожертвовало своей ролью защитника туркменов ради экономических отношений с региональным правительством Курдистана на севере. Во-вторых, туркмены считают, что Турция несет ответственность за захват Мосула ИГ.

Туркмены, я говорил со всеми, были в отчаянии, когда им не предоставили убежище в курдском Эрбиле после того как они бежали из Мосула и Тель-Афара в июне 2014 г. в результате нападения ИГ. Акрам Шариф, который открыл небольшой продуктовый магазин в лагере в Кербеле, говорит: «После падения Тель-Афара мы искали убежище в Синджаре. ИГ убило 80 пожилых и немощных людей, которые не могли бежать. Затем они захватили Синджар. Я смеюсь теперь, когда слышу, как люди говорят, что якобы пешмерга [вооруженные силы иракского Курдистана] спасли Синджар от ИГ. Когда мы уезжали из Синджара, ИГ и курды были в двух шагах друг от друга. Мы покинули район, проезжая между ними».

Шариф считает, что Синджар пал из-за того что пешмерга сотрудничали с ИГ.

«Когда мы уехали из Синджара, то двинулись на север и направились в Эрбиль через Дохук. Но пешмерга остановили нас у Калака и не позволили направиться в Эрбиль, столицу иракского Курдистана.

Я вместе со своими детьми спал на земле в течение трех дней. Мы попросили их отпустить нас в Багдад, но они отказали нам. Тогда вмешалось центральное правительство. Пешмерга отобрали у нас удостоверения личности и документы на наши автомобили и сказали, что вернут их нам, когда мы будем в Багдаде. После этого наша колонна в сопровождении пешмерга направилась в Багдад. Они не разрешили нам въехать в Эрбиль и Киркук» — добавил Шариф.

Другой житель лагеря, таксист Хамза Шариф, заявил: «Я ждал в течение одного месяца у въезда в Эрбиль. [Курды] сказали нам, что туркмены не могут проехать. Наши люди умерли от голода и жажды. Ибрагим аль-Ибрагим, у которого была болезнь легких, умер из-за песчаной бури. Мы попросили разрешение взять его тело в Эн-Наджаф, но курды не позволили. Мы похоронили наших людей на обочине».

Абдульхади Жерах сообщил, что его семья потеряла три дома и три магазина: «Мы не получили никакой помощи от Турции. Когда мы прибыли в Синджар, курды продали нас. Мы бежали из этого места и искали убежище у имама». В лагере все так считают. Здесь я нашел группу людей, беседовавших на улице. Среди них был бывший представитель «Туркменского Фронта» в Мосуле Ахмед Багдали.

Багдали сказал: «Некоторые племена готовы сделать все, чтобы опять контролировать государство, как это они делали во времена режима БААС. Все иракцы могут быть убиты, они об этом не беспокоятся». Как и другие, Багдали разочарован и зол на Турцию. «Турция совершила самую большую ошибку. Она не защитила нас. Она защищала курдов, а не туркменов. Я неоднократно говорил об этом с турецкими чиновниками. Кроме того, Турция не взяла под контроль сирийскую границу. ИГ свободно перемещается там. И это тяжелее всего ударило по туркменам. Каждый стремится взять реванш над нами. Их цель – изгнать туркменов из региона. Мы доминировали в экономике Мосула и в сельском хозяйстве. Мы ушли и Мосул рухнул. Туркмены-сунниты тоже брошены. Некоторые из них укрылись в Турции, а некоторые уехали в Багдад, Захо и Эрбиль. Они такие же жертвы, как и мы. Но у них есть те, кто сотрудничает с ИГ».

По мнению Багдали, Турция была введена в заблуждение бывшим губернатором Найнавы Атилом аль-Нуджаифи, бывшим спикером парламента Усамом аль-Нуджаифи и бывшим вице-президентом Тариком аль-Хашими.

«Турция совершила много ошибок. Если бы она захотела, то смогла бы остановить ИГ и Мосул бы не пал. С одной стороны, Турция вела дело не с теми партнерами. Семья Нуджаифи не работала во благо Мосула, а сотрудничала с ИГ. Они ввели в заблуждение Турцию. Хашеми сотрудничал с ИГ, чтобы отомстить правительству в Багдаде. Турция поддержала их», — заявил Багдали.

«Я обратился к Генеральному консулу в Мосуле Озтурку Йылмазу и сказал ему, что они получают неверную информацию. Я сказал ему, что эти люди [семья Нуджаифи и Хашеми] пытались навредить отношениям Турции и правительства в Багдаде. Он рассердился на меня.

Если [тогдашний премьер-министр] Нури аль-Малики был бы сильным диктатором, Мосул бы не пал. Иракские чиновники получали неверную информацию о Мосуле.

Консульство не было эвакуировано, когда ИГ приближалось. Конечно, нет, [чиновники турецкого консульства] поддерживали их. Турецкие чиновники говорили: «Они не будут вредить нам. Прибывшие лица – враги Малики. Не волнуйтесь, они наши люди».

На вопрос, почему Мосул так легко был взят, Багдали ответил: «Мосул не пал в один день. Он был взят четыре-пять лет тому назад. Уже тогда он был под контролем ИГ. Никто не мог быть назначен в этом городе без одобрения ИГ, которое собирало налоги и пополняло свои ряды. Начальник полиции Мосула Халид Хамдани сотрудничал с ИГ. Полиция передавала ИГ противников их организации. Губернатор Нуджаифи не проработал ни дня для центрального правительства. Он работал с ИГ, пока не понял, что был введен в заблуждение».

«Конечно, премьер-министр аль-Малики тоже допустил ошибки», — продолжил Багдали. «В Мосуле располагались три армейские бригады – это 70.000 военных плюс 30.000 полицейских. Они бросили свои казармы за одну ночь. Это тоже было игрой. ИГ обладало 600 [бойцами]. Армия состояла из суннитов и шиитов. Была ли шиитская армия надежной? Конечно, нет. Все было основано на деньгах. Арабские племена – например, племена Джубур – поддерживали ИГ. Они работали вместе, пока не начали убивать друг друга. Армия Накшбанди [суннитский религиозный орден] была прикрытием. Она была создана БААС. Если бы они были настоящими накшбандийцами, разве не отреагировали бы на взрывы мечетей и убийства людей? Они все соучастники в этих преступлениях. А сотрудничество пешмерга и ИГ привело к падению Синджара».

Есть утверждения о том, что «Туркменский Фронт» сотрудничал с «Аль-Каидой» в Тель-Афаре, как это было в прошлом. Например, в период после шиитских убийств в 2007 г. в районе Вахда, которые привели к ответным убийствам 78 суннитов, Турция оказывала помощь в районах, подчиняющихся «Аль-Каиде».

Багдали рассказал о текущей ситуации: «Иракский «Туркменский Фронт» оставался пассивным. Если бы он работал должным образом, это могло бы предотвратить раскол между шиитами и суннитами, потому что «Аль-Каида» была полезной, она делала прорывы с туркменами. Члены фронта работали не с теми людьми. Они защищали другие интересы».

Реакция туркменов «проливает свет не только на драму в связи с действиями ИГ, но и демонстрирует ошибки в политике Турции в Ираке и то, как ПСР стала частью напряженности в этой стране.

Фехим Таштекин

Источник

Перевод с английского языка осуществлен специально для ÊzîdîPress

2 Распечатать
Наверх