Блог «Ev_Ro»
12 января 1133 1

Кавказ в XXI веке

Кавказ в XXI веке

ev_ro Евгений Автор блога

Чуть больше, чем всегда, на Кавказ стремились люди со всего света. Особая любовь к Кавказу была продиктована чаще психологическими мотивами, желанием реализоваться как личность, нежели экономические или иные преференции. Было ли так всегда?
Вряд ли. Нам неизвестно о путешественниках на Кавказ, прославившихся в древние времена, даже в периоды Средневековья, искавших на Кавказе славу и влияние. Зато известно о том, что в горах Кавказа встретил свою смерть Прометей, сосланный туда как на каторгу, или что греки искали на территории современной Аджарии золотое руно. Что древние ученые древности описывали территории Кавказа в рамках расширения географических знаний о мире, или что великий полководец Александр Македонский останавливался в Дербенте. Вероятно, этот пункт был использован как промежуточный на пути в Азию. Все это лишь подтверждает древность данного места, упоминаемого еще в старинных источниках.

Нам также известно, что по территории Кавказа проходил великий шелковый путь, что через Кавказ всегда шел обмен товаров, услуг и людей. Что люди мыслились, прежде всего, как экономический товар, но еще не индивидуум. И что, возможно, именно этот фактор - фактор постоянных колониальных войн и бесконечных потерь среди людей поднял статус личности на Кавказе на недосягаемую высоту.

Оставившие нам свои мемуары путешественники Нового времени, открывавшие этот диковинный край, находились там в периоды активной империалистической политики, когда войны крупных держав против диких окраин уже шли вовсю, а люди из просвещенных сообществ уже серьезно пытались установить прообраз гражданского товарищества. Мысль о человеке, естественном праве и законе для всех находила широкий отклик в душе у философов, писателей, государственных деятелей разных мастей.
Как будто случайно оказывавшиеся на Кавказе деятели мировой прогрессивной мысли в лице Толстова, Лермонтова или Пушкина, Бурдье или же Бестужева приносили с собой именно это чувство сопричастности к общей территории, священно называемой "Родина".
Высокий статус человека, уважаемого не за происхождение и манеры (хотя от этого Кавказ еще не избавился и вряд ли когда-либо избавится), но за само великое отношение к человеческой личности, поставленное на Кавказе высоко, давало мысли о революции, гражданских правах, ограниченности монархии - и много еще чего.

Кавказ в определенном смысле стал нашей внутренней либеральной заграницей, где на протяжение последних нескольких веков борьба за власть над территорией была перекрыта борьбой за душу человека.

Именно на Кавказе как никогда рано поняли, что внутренние противоречия будут играть особую роль в Новейшее время.
И, действительно, получив номинальный контроль над горами и пастбищами, государственные чиновники еще долго намучались, прежде чем дать местному населению русскую грамматику и включить его в систему ценностей нового государства, - ведь условием вхождения Кавказа в ось российского влияния было сохранение традиционных форм отношений, веками устанавливающихся в этих обществах. В то время как выходцам с Кавказа было категорически важно следование своим национальным и религиозным обычаям, империи был важен номинальный контроль и расширение собственной территории.
Конечно, этим мы также можем объяснить многоплановость стратегического планирования имперского центра, пытавшегося различными способами интегрировать местные аулы в культурную и политическую жизнь империи. Однако эти предположения вряд ли находят действительное историческое подтверждение, ведь основа идеологической платформы того времени была известная формула: "Православие, Царь, Народность" - а не "Мультикультурализм, Свобода, Многонациональность".

Кавказ не изменил Россию настолько, что принес невиданную Революцию достоинства в центр европейской империи. Но он определенно дал жизнеутверждающий довод о том, что именно освобождение человека от рабства - экономического и морального - станет основой новой революционной борьбы.
Кавказ не сразу получил свою независимость - и эта идея только крепла в умах его жителей на протяжение ХХ века - ведь политическая субъектность в виде отдельно-стоящего государства с выборным правительством стала неотделимой идеей развитого демократического государства. Сегодня вряд ли кто-то станет отрицать, что политический суверенитет является формой выражения свободы и независимости в утверждении национальной доктрины.

ХХI век отмечен широким повышением гражданской культуры населения, развитием массовых технологий и спектра услуг. Возрастающая роль международных институтов позитивно играет на развитии экономики, процветании человеческого капитала и всей политической системы в целом.
Проблемы интеграции Северного Кавказа в России все еще стоит остро. Однако теперь государственный аппарат изобретает собственную систему ценностей, которой пытается оправдать интеграцию все тех же непокорных аулов уже в состав обновленной договорной электронной Федерации 2017 года.
Процессы урбанизации уничтожают веками сложившиеся на Кавказе культурные пласты гостеприимства, на смену высокой культуре, сложенной словно мозаика из многомерных идентичностей, когда каждый город - это нация (нация бакинцев, нация махачкалинцев, дербентская нация, грозненцы и т.д), приходит широкое проявление анти-культуры и даже ненависти.

Вместе с этим также приходит религиозная самоидентификация, которая становится важной темой общественных дебатов и серьезным прецедентом, чтобы крупнейшие страны региона меняли свою международную повестку.
На смену единым государственным стандартам приходит огромное число негосударственных акторов, процессы упрощения государственности при одновременном повышении конкурентноспособности регионов, стирания границ между нациями, возрастания многомерной идентичности - при одновременном упрощении технологий. Одновременно высоко ныне ценится капитал - но не денежный - а общественный - построенный на технологии открытости и межличностного доверия.
К сожалению, по этим параметрам Кавказ не может сохранять лидерство. Но сам факт отсутствия государственного регулирования по важнейшим вопросам будущего придает уверенности - когда-нибудь на Кавказе вновь будет ценна личность, ее потребности и право на самовыражение.
Это чувство сопричастности к государственности, где фактически отсутствуют границы между людьми и обменами услуг - может стать новой национально-прогрессивной идеей Кавказа в ХХI веке.

Конечно, при отсутствии демократического представительства, при воспитании граждан послушных определенному политическому лицу и неудовлетворении растущих потребностей социальных групп мы можем потерять Кавказ навсегда. Но мы должны сделать все, чтобы Кавказ стал свободным от социальной ненависти, экономического рабства и политического тоталитаризма.

1 Распечатать
Yusupoff 13 января 2017, 12:19

За все время совместного проживания центра с Кавказом лишь один период оказался самым эффективным и продуктивным-это когда мы все жили в составе СССР. Это когда впервые была внедрена самая правильная кавказская (и не только) региональная политика. А так все время и до сегодняшних дней, именно та колониальная политика, исходящая из центра, являлась камнем преткновения в прогрессе взаимного развития.
Политика,основанная на подкупе местных марионеток(правящего режима),со сверкающими штыками за их спиной,никак не может быть эффективной.

2

Оставить комментарий:

Наверх