Блог «From Caucasus W L»
13 февраля 2014 651 1

«Православный фильтр» для американцев

«Православный фильтр» для американцев

ennaofficial Ennaofficial Автор блога

Священник Григорий Джойс о вере и верующих в США

— Отец Григорий, как Вы считаете, что больше всего привлекает тех, кто впервые приходит в Ваш приход и другие приходы РПЦЗ в штате Мичиган – непосредственно Православие или русский культурный элемент церковной жизни?

— Безусловно, это интерес к Православию – точнее, к его “аутентичности”. Люди в Америке находятся в поиске истины, смысла своей жизни. И так как США – это страна, где вопросы веры свободно обсуждаются, и люди довольно открыты о своих религиозных убеждениях, вопросы религии часто на слуху. Многие разочаровались в католицизме и протестантских деноминациях и находятся в поиске. Мы стараемся быть гостеприимным приютом для тех, кто ищет Христа и ту веру, которую Он дал Своим ученикам.

— А что ищут молодые американцы, когда они впервые приходят в православный храм? Что может оказаться препятствием на их духовном пути?

— Молодые люди в целом тоже ищут аутентичности – они хотят узнать настоящее христианство, которое, как они думают, все же где-то есть, но они о нем пока не знают. Например, моя жена выросла в среде методистов – она была хорошей христианкой, посещала службы по воскресеньям и т.д. Но когда она встретилась с Православием, она почувствовала, что нашла ту самую Церковь, в существование которой она верила – было ощущение, что она «пришла домой».

Препятствием на пути молодых людей к вере могут оказаться высокие моральные стандарты Церкви. Дело не в том, что они не хотят бороться за соблюдение этих стандартов или жить в соответствии с определенными моральными установками, когда они их поймут. Суть в том, что общество, в котором они живут, постоянно посылает сигналы о том, считает, что мораль, чистота и целомудрие – это глупо и несовременно.

Мы стараемся бороться с такими представлениями и учим тому, что православный подход к спасению – это не морализаторство, а установка на полную духовную трансформацию. То есть наша цель – достичь теозиса (уподобление, единение с Богом – ред), а не оказаться самыми высокоморальными атеистами в округе. Это сложно, но в то же время это и вызов, который молодым людям интересно принять.

Церковь действительно призывает нас к очень высокому званию, но она тем самым дает источник настоящего вдохновения – особенно для молодежи. Мне кажется, самая страшная ошибка, которую мы можем совершить – это избегать той борьбы, которую предполагает настоящее христианство. А молодежь высоко ставит борьбу и к ней готова, если мы им поможем на этом пути.

— Можете ли Вы рассказать запомнившиеся истории обращения в Православие – например, истории прихожан храма во имя святого Владимира или других православных американцев в Вашем благочинии?

— Эту тему часто обсуждают в православных кругах в США. Есть люди, которых крестили еще в младенчестве, но они нашли истинную веру позднее в жизни и были, скажем так, “обращены”. Иногда к Православию приходят сразу целые семьи: такое часто случалось на нашем приходе – и с семьями выходцев из бывшего Советского Союза, и с американскими новообращенными. На мой взгляд, это очень трогательно, когда вся семья заново рождается во Христе.

Хорошим примером может служить история диакона в нашем храме. Он из семьи словаков, которые не смогли найти православный приход в своем городе, когда они поселились в Америке. Поэтому семья начала ходить в католическую церковь.

Наш диакон – представитель второго поколения эмигрантов из той семьи, и его очень привлекала иконопись. Он начал ее изучать просто как форму искусства, но, конечно, иконопись не существует сама по себе, отдельно от определенной религиозной традиции.

Так что молодой человек стал больше узнавать о православной вере, все чаще посещал службы на нашем приходе, и, в конце концов, он обратился в Православие. Его девушка тоже со временем вступила в нашу общину, они повенчались в Церкви, и его рукоположили в диаконы. Похожих историй довольно много.

Крещение Господне, 2014

— Пожалуйста, расскажите о людях на Вашем приходе и на других приходах Мичигана. Кто они по происхождению?

Наш приход во многом уникален для Мичигана, потому что до последнего времени он состоял из русских людей всех волн эмиграции, начиная с революции 1917 г. и до постсоветской эмиграции. Недавно наш последний прихожанин, который родился еще до революции, перешел в жизнь вечную… Но особенность нашего прихода в том, что в нем уживаются как люди с русским происхождением, так и те, кто не имеет совершенно никакой связи с Россией. У нас есть русские, украинцы, греки, арабы, румыны, болгары, сербы и разные другие «этнические» православные, которые регулярно посещают наш храм. Но у нас много и новообращенных.

Мы живем в студенческом городке, поэтому к нам часто приходят новые прихожане – те, кто просто приезжает в Анн Арбор учиться или преподавать, и те, кто ищет истинную веру. Такая демографическая «текучка» (за неимением более подходящего слова) придает особую динамику, которая очень приятна. Конечно, грустно, когда кто-то из нашей приходской семьи переезжает после окончания университета, но так наша приходская семья распространяется по всему миру.

Кстати, в нашей Чикагской и Среднеамериканской епархии церковнославянский язык используют всего несколько приходов. Почти везде служат только на английском, и это естественно. Все-таки Православие в Америке появилось уже более 200 лет назад. Некоторые из моих прихожан – эмигранты в пятом поколении. Мы используем церковнославянский язык наряду с английским, но в нашей епархии мы скорее исключение.

Приход храма святого Владимира в Анн АрборПриход храма святого Владимира в Анн Арбор

— Существует ли конфликт между повседневной жизнью в США и православным христианством? Как люди справляются с этой ситуацией? Как они пытаются противостоять искушениям, с которыми неизбежно сталкиваются? Есть ли “типичные” испытания и вызовы, с которыми сталкиваются православные христиане в США?

— Светский гуманизм сейчас довольно силен в США и продолжает набирать силу. Тому есть много подтверждений, и они формируют представление о конфликте между повседневной жизнью в США и православным христианством. В основном речь идет о конфликте между учением Церкви о том, что составляет жизнь благочестивого христианина, и тем образом жизни, который наше общество поощряет. Все-таки в нашей стране мы – религиозное меньшинство, и поэтому наш подход к этой проблеме довольно уникален. Мы не можем изолировать себя от общества прежде всего потому, что иначе нести людям спасительную веру во Христа было бы невозможно. Вместо этого мы пытаемся создать, скажем так, «православный фильтр». Мы впускаем в нашу жизнь то, что не противоречит нашей вере, и сопротивляемся тому, что для нас недопустимо. Конечно, приходится постоянно перестраивать и совершенствовать этот «фильтр», ведь общество все время меняется и трансформируется. Но если мы друг друга поддерживаем, и особенно если мы друг за друга молимся и активно участвуем в таинствах Церкви, мы все-таки надеемся, что избежим того, что нас может духовно ранить. Несмотря ни на что мы будем идти в общество и пытаться приблизить его к Царству Небесному. Конечно, это возможно только по милости Божией – ведь наши попытки и способности абсолютно не достаточны. Но мы все равно пытаемся, уповая на Божью помощь.

— Расскажите, пожалуйста, об общественных и культурных инициативах на приходах Мичигана (мероприятия для молодежи, благотворительность, издательское дело…)

Как благочинный приходов Мичигана я могу сказать, что для нас особенно важно служение другим во имя Христа. Это может быть волонтерская работа в местном приюте для бездомных или другие способы служения тому обществу, в котором мы живем. В наших приходах есть церковные школы для молодежи, а также другие мероприятия для молодых людей – например, встречи для разных возрастных групп. Есть и издательское дело на приходском уровне – каждый приход публикует информацию, актуальную именно для своих прихожан. Сильно присутствие наших приходов в интернете и социальных сетях – например, в Фейсбуке, вКонтакте, а также в твиттере. Хотя это не издательское дело в традиционном смысле слова, все же наше присутствие в интернете способствует просвещению православных людей, а также обращению новых людей в нашу веру.

— Есть ли у Вашего прихода, а также других православных приходов Мичигана какие-либо связи с Россией? Посещаете ли Вы Россию? Что Вы ожидаете от этих поездок, а также от встреч с русской культурой в целом?

— Я был в России несколько раз, я там написал часть своей докторской диссертации. Многие прихожане ездят в Россию навестить родственников и друзей. Мы начали тесно работать с несколькими православными общинами в России – например, сейчас существует обменная программа с одной тамошней приходской школой. Следующим летом, если все получится, молодые люди из нашего прихода поедут работать волонтерами в детском лагере для детей-инвалидов в России.

Самые мои светлые впечатления от России связаны с возможностью воочию наблюдать за тем, как там возрождается вера после распада СССР. Я вырос в семье русских эмигрантов времен Гражданской войны, и мы всегда надеялись на то, что Россия восстанет из пепла коммунизма. Так что процесс возрождения Русской Православной Церкви – это просто какая-то несбыточная мечта, которая все-таки стала реальностью.

Пасха, 2013 годПасха, 2013 год

— Отец Григорий, элементы современной русской культуры сейчас востребованы в православных кругах в США (например, новые книги и фильмы)? На приходах в Мичигане люди интересуются современной русской культурой?

— Да, очень востребованы – в основном книги и фильмы, темы которых связаны с Православием. Русские книги, фильмы и сайты активно обсуждаются прихожанами – лично и в социальных сетях. А перевод книги «Несвятые святые» как раз печатается в нескольких милях от нашего прихода. Когда перевод только появился, он стал своеобразным «хитом» на приходе – то же самое было и с фильмом «Остров», когда он только вышел.

— В 2007 году был подписан Акт о каноническом общении Русской Православной Церкви и Русской Православной Церкви Заграницей. Как воссоединение двух Церквей повлияло на жизнь Вашего прихода и других приходов Мичигана? Люди ожидали этого события?

Мне посчастливилось присутствовать во время первого визита митрополита Лавра в 2004 г., так что с самого начала наш приход участвовал в процессе воссоединения. В 2007 г. я был здесь, в США, и мы провели службу совместно с клириками Московского Патриархата со всей округи Детройта на Вознесение.

Один из наших прихожан записал церемонию воссоединения в Храме Христа Спасителя в Москве ранее днем, так что после Божественной Литургии за трапезой мы смотрели подписание акта о каноническом общении. В тот день было пролито много слез радости! Люди действительно ждали этого исторического события, его восприняли как естественный и логический конец административному разделению зарубежной церкви и Московского Патриархата. Мы всегда верили, что когда СССР прекратит свое существование, мы сможем воссоединиться с нашей Матерью-Церковью. Так что желание многих поколений наших предков-эмигрантов исполнилось, и это был настоящий триумф Православия, который мы, конечно, приняли всей душой.

— Вы могли бы назвать самые насущные проблемы в православных общинах в США? Что православные христиане в США сейчас больше всего обсуждают?

— Самый «больной» вопрос, который мы обсуждаем вне своих приходов (на приходах, конечно, обсуждаются разные внутренние проблемы) – это то, как сохранить православную идентичность в обществе, которое становится все менее христианским по духу, и продолжать распространять в нем благую весть. Отдельный вопрос – это то, как сохранить в ограде Церкви нашу молодежь, чтоб они не потерялись в том светском и во многом постмодернистском обществе, в котором мы живем.

Брак все более обесценивается, жизнь все более обесценивается, целомудрие все более обесценивается, моральные стандарты все более обесцениваются… Все это важно для образа жизни православных, но наше общество постоянно пытается разрушить столпы нашей духовной жизни. Мы уже поняли, что наше общество больше нас не будет поддерживать в стремлении к спасению. Например, воспитание своих детей мы уже не можем доверить государственным школам, мы сами за него теперь ответственны. И хотя сейчас этим никого не удивишь, всего одно поколение назад все было по-другому. Но мы боремся за то, чтобы сохранить Православие в неправославной атмосфере. Мы не жалуемся, мы просто делаем то, что от нас требуется, чтобы научить своих детей следовать за Христом.

— Что является самым большим вызовом для тех, кто занимается миссионерской работой в США? В чем главный вызов для Вас как пастыря и в целом для православных христиан в США?

— Лично для меня самая главная проблема – это не успокоиться и не остановиться на достигнутом. Священники здесь очень заняты. Большинство из нас работают по 40 часов в неделю на другой работе, чтобы иметь возможность служить. Вдобавок к этому есть службы по выходным и праздникам, крестины, похороны, свадьбы, церковная школа, молодежные группы, катехизация и многое другое. Так что очень легко сказать себе: «Ты уже и так много сделал – а теперь успокойся и отдохни». Но как можно успокоиться, когда еще так много нужно сделать? Я постоянно борюсь с ленью. Так что в этом мой главный вызов.

Но Вас, наверное, в первую очередь интересует вопрос, почему в США сложно быть православным и заниматься миссионерской работой? Я думаю, что самая большая проблема – это величайший разрыв между православным пониманием жизни на земле и тем пониманием, которое характерно для нашего общества. Общество учит нас тому, что нужно увеличить свое удовольствие здесь и сейчас, потому что жизни после смерти нет.

Это может стать настоящим препятствием, потому что наши прихожане могут отвернуться от истинной веры и начать во всем потакать себе. Но положительная сторона тоже есть, ведь в нашем обществе всегда были и будут люди, которые понимают всю абсурдность такого миропонимания. Им ясно, что в нашей жизни должна быть более значительная цель, чем просто угождать себе. Эти люди ищут Православие, даже если они об этом не знают, и когда они его находят, они похожи на человека из притчи: «Еще подобно Царство Небесное купцу, ищущему хороших жемчужин, который, найдя одну драгоценную жемчужину, пошел и продал все, что имел, и купил ее» (Мф. 13, 45-46). Главный вызов состоит в том, чтобы найти по-настоящему ищущих людей, и удержать в ограде Церкви тех, кто уже нашел истинную веру. Думаю, это не слишком отличается от жизни в России или где-либо еще.

Один из моих студентов (сейчас он учится в Санкт-Петербургской духовной Академии) однажды сказал, что Америка – это христианская страна, которая становится атеистической, а Россия – атеистическая страна, которая становится христианской. Думаю, это довольно точное наблюдение. А нам остается только молиться о даровании усердия в служении Богу и Его Церкви, чтобы мы смогли спасти нашу страну от атеистического будущего, которого она, видимо, так желает, и чтобы однажды она стала по-настоящему православной. Вспомним святого Германа Аляскинского, который обращал алеутов в Православие – даже через 200 лет после его кончины они хранят истинную веру! Пусть Бог даст нам силы подражать этому примеру любви к Богу и Его Церкви!

Первый фестиваль русской культуры в Анн Арбор

Источник: http://www.foma.ru/pravoslavnyij-filtr-dlya-amerik...

2 Распечатать
Эдуард Дышащий 13 февраля 2014, 19:37

Гаверное, было бы лучше если США были полностью провославны, ну или хотя 80% там были православные. эта религия еще относительно жива по сравнению с их неопределенным протестантизмом и каталицизмом, невероятно прогибающимся под мнением современного большинства, как угодно лепящего из религию. для них основы веры - не существуют. православие такого бы не допустило

0

Оставить комментарий:

Наверх