Блог «alichulav»
31 января 1659 3

Шелковый путь по горам Дагестана и Чечни?

Шелковый путь по горам Дагестана и Чечни?

alichulav Магомедгаджи АличулавАвтор блога

Выношу на суд широкого круга читателя новую работу историка - исследователя Исмаила Газимагомедова. Автор еще будет дорабатывать этот, на мой взгляд очень интересный исторический материал, и ждет помощи и участия в обсуждения всех, кто может хоть как прояснить и развить эту тему.

Шелковый путь по горам Дагестана и Чечни?

Исмаил Газимагомедов 2

В основе всей человеческой истории лежат интересы торговли. Если их не учитывать, бесполезно «выстраивать» историю политики и войн. На протяжении торговых трасс Средневековья возникали государства и военные объединения государств. Любой князек пытался «оседлать» эти трассы, чтобы самому взимать дань от проходящих по ним торговых и иных караванов. И стычки между различными группировками не были редкостью. [С. Валянский, Д. Калюжный "Другая история Средневековья"].

"ВЕЛИКИЙ ПУТЬ НАРОДОВ" ДЕРБЕНТ - ТАРГИМ

Так же, как и человеческое тело пронизано системой вен, вся горная часть Северного Кавказа была пронизана тропами, проникавшими в самые отдаленные и труднодоступные уголки гор и ущелий. Ничего удивительного в этом нет, потому что, пока существуют люди существовали и дороги, но в нашем случае меня волнует вот что:
По моему глубокому убеждению, у этих дорог была и своя главная магистраль и проходила она практически ровной линией и строго на северо-запад, параллельно стене Главного Кавказского хребта. Начальным пунктом этой магистрали был город-крепость Дербент, конечным – место ее пресечения с другой магистралью, проходившей с севера на юг поперёк этого хребта, в Ассинском ущелье Ингушетии.
Про общества и сёла, по землям которых она проходила, говорить не стану, потому что они сами за себя говорят: Кубачи, Кумух, Андаляльское и Гидатлинское общества, Тинди – единственное село в Западном Дагестане называвшееся "городом", Кеди – центр Ункратля и «2-й Хунзах», как говорят в самом Хунзахе. При исследовании некоторых районов горной Чечни, меня удивили названия местностей и, особенно, крепостей, которых, в отличие от Дагестана, в Чечне сохранилось множество. Чеченские крепости в основном расположены в двух ее районах - в Шаройском и Итум-Калинском и большинство из них - прямо по направлению этой магистрали и вплоть до гор нынешней Ингушетии! А там она проходила по речной долине правого притока реки Асса, Гулойхи, и так до знаменитого «города башен» -Таргим.
Так как на основе каких бы то ни было совпадений и предположений нельзя делать серьезных научных выводов, также нельзя полностью исключать возможность существования чего-то в нашем прошлом, только по причине отсутствия связанного с ним фактического материала. В горах жива еще народная молва, живы предания, и никакая неопределенность какого-то исторического факта не умаляет их должное значение. Как каменные столбы-указатели, которые и сегодня торчат из земли вдоль бывших караванных троп, выглядываются они сквозь толщу многих столетий и упорно утверждают нам о значительных исторических событиях тех далеких времен.
Подобно крепостной стене шириной сто и более километров, протянулись Кавказские горы с Востока на Запад, перерезав, таким образом, узкую полосу суши между двумя морями. Не завоеванные никогда и никем эти горные кручи в трудные для Кавказских равнин времена служили убежищем для различных народов и являлись естественным мостом из Азии в Европу, которой, в разные времена с разной интенсивностью пользовались.

ЗАПИСКИ ЗНАМЕНИТОГО ИТАЛЬЯНЦА

«В 1355 году во Флоренции, служащий торгового дома «Бартны» Франческо Пагалотты возвращается домой после восьми лет странствий и с собой он привозит написанный им в пути бесценный фалиант «Практика торговли или сочинение о далеких землях». В этой работе, ставшей основой для многовековых исследований ученых во всем мире, историки обратили внимание на следующий отрывок: «А потом дорога уходит резко на север и теряется высоко в горах, название которым «Кимирийские». Никто не рискует идти по ней, кроме самых отважных и отчаянных купцов и торговцев. Многие прощаются с ними перед Железными Вратами. Скрываясь в горах на несколько недель, они потом неожиданно появляются у Табриза, минуя все опасные земли.
Этот фрагмент текста из работы флорентийского путешественника заинтересовал ученых. Дело в том, что «Кимирийскими» западные путешественники называли горы Северного Кавказа, а Тебриз – это древний город на берегу Черного моря, с западной стороны Кавказского хребта. Не было бы ничего странного в цитате знаменитого флорентийца, если бы главной задачей его труда не стояла детальное описание Великого Шелкового пути (дальше в тексте – ВШП), легендарной трассы, соединявшей когда-то западную и восточную цивилизации.
Это открытие необычайно важно. Всегда считалось, что торговый маршрут, известный сегодня как Великий Шелковый путь (ВШП), обходил Кавказ далеко с юга, через пустыни Ирана и Ирака. Но если поверить Франческо Пагалотти, то получается, что одна из самых удивительных дорог в истории мировой цивилизации, некогда проходила по территории современной России. И, что не менее важно, из этого отрывка следует, что в Средние века через кавказские горы существовал тайный неизведанный путь из Азии в Европу.
Ни одного упоминания о ВШП ни в античной, ни в средневековой литературе не содержится, нигде в мире о таком названии никто не услышал. Свое современное название эта дорога получила только в XIX веке. Первое упоминание о ВШП содержится только в книгах Фердинанда Фон-Ризенгофеля, автора классических трудов по физической географии Китая и Азии. Благодаря ему это название принято повсеместно. По этой причине исследователям, изучающим историю этой дороги в источниках надо искать не ВШП, а торговую дорогу из Китая в Европу, не имеющую названия. Если верить описаниям многочисленных купцов и путешественников, то дорога эта существовала целых XVIII веков - от II века д. н. э., до XVI века нашей эры. Ни один торговый маршрут в истории человечества не функционировал так долго.
По самым приблизительным подсчетам дорога в один конец занимала 300 дней. Начиналась она в китайском городе Хиан - и через пустыни и горы шла к Ташкенту и к Самарканду, поднималась к Бухаре и выходила к Тегерану, чтобы потом через территории современной Турции пройти через Анкару и упереться в Стамбул (Константинополь).
По этой дороге из далекого Китая на другой конец обитаемого мира доставляли не только шелк, но и другие разнообразные товары. В последние века своего существования она была одной из ведущих магистралей Великой Монгольской империи Чингисхана. И все это время товары непрерывным потоком шли с востока на запад.
Но маршрут ВШП никогда не был одним и тем же. Менялись исторические эпохи, на карте мира возникали новые государства и купцам приходилось искать более безопасные, но и более труднопроходимые дороги.
Маршрут ВШП проходил практически через весь континент и на всем его протяжении сокровища и бесценные товары приходилось охранять целой армии, сопровождавшей купцов, потому что многие народы, через земли которых проходил маршрут, мечтали обогатиться за счет странствующих купцов.
При внимательном изучении воспоминания купцов и путешественников, видно, что ВШП был не просто дорогой с одного конца континента на другой, а настоящая цепь крепостей и неприступных поселений, протянувшихся на несколько тысяч километров.
Любой караван нуждался в уходе и охране. На нужды для многочисленных караванов использовали уже имеющиеся военные постройки или задействовали в их строительстве местное население. По всему маршруту дороги стояли крепости, в которых путники могли безопасно провести ночь. Поэтому доказательством слов флорентийского путешественника о том, что и по Северному Кавказу проходила одна из веток ВШП, будет наличие по маршруту старинных торговых дорог системы горных крепостей.

ЕСЛИ ЭТА ДОРОГА СПУСКАЛАСЬ С ГОР В РАЙОНЕ ДРЕВНЕГО ТАБРИЗА НА БЕРЕГУ ЧЕРНОГО МОРЯ, ТО ГДЕ БЫЛО ЕЕ НАЧАЛО?

Изучая вновь отрывок текста из книги флорентийца , исследователи поняли, что ответ на этот вопрос все время был перед ними – «Железные врата» о которых писал Поголотти вовсе не метафора. Такое название на Кавказа в Средние века имел город Дербент. Его естественное географическое положение просто уникально – город закрывает узкий проход между Каспийским морем и предгорьями Северного Кавказа. Первое ответвление от классического маршрута ВШП и был проложен к Дербенту. С иранского нагорья дорога поднималась резко вверх и доходила до этого города-крепости. Поэтому поиски начала северокавказского маршрута ВШП надо начинать именно в Дербенте.

КАКИЕ ИСТОРИЧЕСКИЕ СОБЫТИЯ ЗАСТАВИЛИ МАРШРУТ ШЕЛКОВОГО ПУТИ ТАК СИЛЬНО УЙТИ НА СЕВЕР ОТ ПРИВЫЧНЫХ ТРАСС И ГДЕ ЕГО ИСКАТЬ ДАЛЬШЕ?

Все караваны ВШП меняли свои маршруты по одной единственной причине: они уходили от войн и сражений, которыми так богата была история Средневековья, а в XIII веке карта мира очередной раз была перекроена.
В 1210 – 1250 гг. н. э. возникла огромная Монгольская империя. Какое-то время ВШП действовал почти идеально, но после смерти Чингисхана его огромная империя распалась на четыре части. Эти государства оспаривали друг у друга отдельные участки торговых путей, и всё Закавказье стало ареной постоянных войн ханов Золотой Орды с ханами Ирана. И купцы стали заложниками этой непростой ситуации и им просто жизненно необходим был новый маршрут между двумя империями. Этим естественным путем и была дорога через Северный Кавказ.
Если внимательно посмотреть на карту XIII - XIV веков, то можно заметить, что Северный Кавказ был посредине между двумя ханствами. И, что не менее важно, кавказские горы практически неприступны.
Все это показывает на верность высказывания флорентийского путешественника о неизвестном маршруте Шелкового Пути. Совпадают и военно-политические условия для его создания. Вопрос только в том, как он мог проходить дальше от Дербента?».

Приведенный выше рассказ содержится в фильме "Дербент и Великий шелковый путь" снятом российским режиссером документалистом, ведущим телепередачи «Искатели», А. Ф. Хорошевым.
Долгое время линия шелкового пути имела «канонический» маршрут, но недавно у ученых появились сомнения насчёт того, что он единственный. На основе сделанных в 2000 г. археологических открытий возникли серьёзные предположения, что часть шелкового пути проходила через горы Северного Кавказа. «Искатели» обнаружили в горах Ингушетии систему древних башен и практически доказали это смелое предположение. Но вопрос о конкретном маршруте прохождения этого пути дальше Дербента, ностался открытым.

КАК ОН МОГ ПРОХОДИТЬ ДАЛЬШЕ ОТ ДЕРБЕНТА?

Никто из историков, к кому я обратился с таким вопросом, мою версию маршрута этого пути не отверг, но и подтверждать ее, ссылаясь на отсутствие фактического материала, они не стали. Это никак не повлияло на мое решение искать дальше и скоро мне удалось познакомиться с некоторыми работами, где ученые говорят о северокавказских торговых путях, и мысли их откликаются с моим видением вопроса.
«Через внутренний Дагестан проходил важнейший стратегического и торгового значения путь по маршруту р. Самур – Курах – Кумух - Чох – Гидатль – р. Андийское койсу и Чечня. Назвав эту дорогу «великим путем народов через горы Дагестана» Б. Малачиханов писал: «Наметившейся линии р. Самур – Курах – Кумух – Чох – Гидатль, мы рассматриваем трассу чрезвычайно важного стратегического пути с Юга на Северный Кавказ в обход Дербента и всей приморской узкой полосы».
Выгодное положении Северного Кавказа и Дагестана на стыке Европы и Азии, и между Черным и Каспийским морями, способствовало усилению значения этих путей во взаимоотношениях различных народов.
Торговые пути пролегали по горам и равнинам Северного Кавказа. Из города Севастополиса (ныне Сухуми) на Черном море, путь шел через Клухорский перевал и далее по долине Теберды и Кубачи в глубь Кавказа. Он связывал Черноморское побережье с горскими народами Центрального Кавказа и с прибрежными народами Каспийского моря. Судя по историческим памятникам, встречающимся на этом пути, наиболее оживленное движение по нему проходило в IX – XIII вв. Кавказский путь от Черного к Каспийскому морю шел по горам Северного Кавказа через Дигори и Газел, прорезав истоки многочисленных правых притоков Сунжи и Терека и, пройдя пункт Адитское и южные части Чечни, направлялся в Дагестан, а оттуда в город Дербент.
Начиная со второй половины VI века основная нагрузка ложится на кавказские трассы Шелкового пути, в частности, на его северокавказские дороги, которые с конца VI века становятся регулярно функционирующими торговыми магистралями».[ М. Р. Гасанов, «Дагестан и народы Кавказа в V – XV вв. (Некоторые вопросы расселения и этнической общности и взаимоотношений)». Дагестанское книжное издательство. Махачкала, 2008 год.]

«Эта горная земля не знала покоя с древнейших времен.
В Средние века за право жить на здешних плодородных равнинах боролись пришедшие сюда с востока и юга аланы, хазары, гунны и булгары. Когда по предгорьям прокатывалась очередная волна кочевников, племена и народы, уже сумевшие осесть в этих местах, осколками рассеивались вверх по ущельям. Слабых загоняли все выше в горы, но со временем та же участь неизбежно ожидала и их сильных соперников, которых теснила череда новых воинственных пришельцев.
И именно в те далекие времена на фоне постоянно происходящих локальных конфликтов и междоусобиц началась еще одна грандиозная схватка. В борьбу за право контролировать эти территории вступили два могущественных по тем временам государства — Византия и Персия. Хотя, казалось бы, зачем этим колоссам понадобилось делить между собой неприступные горы, населенные дикими племенами? Однако причина этому была очень весомая — борьба велась фактически за обладание правом контроля над пролегающими через Кавказ жизненно важными торговыми путями.
Издревле эти пути проходили из Китая через Среднюю Азию с ее древнейшими очагами цивилизации — Согдом, Хорезмом, Бактрией и далее — через Персию в Римскую империю. А везли по ним общепризнанную и интернациональную валюту того времени — шелк. В разные времена за одну меру шелка давали от одного до трех мер золота. Им расплачивались за покупку рабов и наложниц, за строительство дворцов, храмов и крепостей, за наем войска, подкупали союзников и откупались от противника.
Именно на торговле этим товаром нажили свое богатство Византия и Персия, а потому конфликт между ними был неизбежен.
Помимо трех основных трасс Великого Шелкового пути, существовали и другие дороги, посредством которых все эти три трассы соединялись между собой. В столице Согда - древней Мараканде начинался Кавказский Шелковый путь, который шел в Хорезм, огибал Каспийское море, пересекал степи Северного Кавказа, а затем по так называемой Даринской дороге подходил к перевалам хребта: Клухорскому и Марухскому и спускался к городу Цхуми. Отсюда торговые караваны переплывали Черное море к городу Константинополю - столице Византийской империи. Особое значение Кавказский Шелковый путь приобрел во 2-й половине VI в. нашей эры, когда Сасанидская империя закрыла проход торговых караванов с шелком через свою территорию в Византию.
Помимо других причин поводом этому послужил вступление Византии в борьбу за Лазику и Сванетию (горные районы Западной Грузии и территория современной Абхазии), Восточная же Грузия (Иберия) была в это время под властью сасанидов. Войны чередовались с дипломатическими переговорами, на которых решалась судьба Сванетии, и к концу шестого столетия она из-под власти Персии перешла под контроль Византии.
Император Юстиниан, распространивший религиозное и военно-политическое влияние своего государства от Африки до Кавказа, приложил все усилия для того, чтобы изменить привычные маршруты караванов, идущих из Китая, и направить их к Понтийскому побережью (ныне Черноморскому) именно через горные перевалы Северного Кавказа, в обход Персии.
Маршруты эти функционировали и не теряли своей важности с VI по IX в., в период ирано-византийских и арабо-хазарских войн. Именно этим и объясняется обилие шелковых тканей в скальных захоронениях Карачаево-Черкессии, территория которой в те времена входила в состав Западной Алании. Великий шелковый путь через Северный Кавказ использовался купцами вплоть до 1453 года, когда после легендарного падения Константинополя под натиском турок-османов торговля шелком замерла.
Люди начали покидать эти места, храмы стали постепенно приходить в запустение, башни укрепленных комплексов превращались в жилища оставшихся жителей, а память об их строителях почти растворилась в толще времени.
И, тем не менее, история все-таки сумела сохранить для нас эти удивительные сооружения, возведенные вдоль караванных дорог Великого шелкового пути, пролегавшего когда-то по суровым землям Северного Кавказа». [Старокавказская защита». Валентин Кузьмин, федеральный архитектор Республики Ингушетии и Карачаево-Черкесской Республики. Журнал «Вокруг света» / Июнь 2002 /]
«…В XIII веке после распада империи Чингисхана оформляется как один из маршрутов, маршрут по Кавказу. Основными пунктами, через который проходил Великий Шелковый путь на Кавказе, были Дербент («Железные врата») и Магас.
…ответвление пути от основной ветви проходило через Джейрахское (Арамхинское) ущелье и далее через Чулхойское в Ассинское ущелья и оттуда уже – на равнину. Еще одна боковая ветвь Великого Шелкового пути, идущая от Дербента на запад, проходила через территорию …. Ингушских древних – городищ. Ветви шелкового пути проходили также по долине реки Сунжи с востока на запад, по долине Камбилеевки с юга на северо-запад (от Дарьяла к Эльхотовским воротам) и далее – через Ачалукский проход с юга на север. Система древних ингушских городищ расположена на стыке гор и равнины между выходами на плоскость из Дарьяльского и Ассинского ущелий» [История Ингушетии 2013. С. 119]. Предания гласят, что на этом пути, в узких ущельях, стояло двенадцать крепостных ворот.
Изучая источники по истории Кавказа, археологические материалы и архитектуру древних поселений, мы пришли к выводу, что транскавказские дороги исполняли роль не только торговых соединений между центрами цивилизаций, но и являлись главной артерией перемещения войск.
Зачастую военные дружины, как и купцы, покупали у горцев право на беспрепятственный проход через них, что приносило немалые доходы». [ШЕЛКОВЫЙ ПУТЬ. Харсиев Борис Магомет-Гиреевич, к. филос. Наук. Сайт «Чеченское национальное право», Чеченская интернет-библиотека Пашкова Романа].

«БОЛЕЗНЬ» ВЕЛИКОГО ШЕЛКОВОГО ПУТИ

"Рассмотрены историко-географические аспекты болезни Бехчета (ББ). Как известно, географическую распространенность этого заболевания связывают с древним караванным маршрутом, получившим название «Великий шелковый путь»: именно на территориях, по которым он когда-то пролегал, до сих пор преимущественно встречаются случаи заболевания ББ. В литературе существуют расхождения о том, проходил ли Великий шелковый путь по территории Северного Кавказа, в частности вдоль побережья Каспийского моря. В подтверждение последнего представлены интересные доказательства камнерезные изображения, сохранившиеся на домах дагестанского поселка Кубачи. Все это дает ответ на вопрос, почему по данным об обращаемости 1/4 от общего числа наблюдаемых в ФГБНУ НИИР им. В.А. Насоновой пациентов с ББ приходится на уроженцев Северного Кавказа". [ Аннотация научной статьи по медицине и здравоохранению, автор научной работы — Алекберова Земфира Садулаевна. Научная библиотека КиберЛенинка].


ПОЧЕМУ Я СЧИТАЮ, ЧТО ОДНА ИЗ ВЕТВЕЙ ВЕЛИКОГО ШЕЛКОВОГО ПУТИ ПРОХОДИЛА ЧЕРЕЗ НАШИ ГОРЫ?

1. «Шелковый путь» – понятие позднего происхождения, поэтому отсутствие в старинных названиях караванных дорог упоминание шелка или другого слова, связанного с этим Великим торговым путем, вовсе не означает, что та или иная дорога не имела к нему никакого отношения.
2. Притом, что понятие «шелковый путь» очень условное, и путь этот представлял собой не одну караванную дорогу, проложенную по одной какой-нибудь территории, а был сетью множества дорог, которая охватывала территорию шириной тысяча и более километров.
3. Хотя в разные исторические периоды каждая из этих дорог имела разное значение, служили они все одному общему делу – торговле.
4. Хотя традиционным маршрутом Шелкового пути принято считать караванные дороги, проходившие южнее Кавказских гор, из Китая к Средиземноморью и в Европу, в средние века и раньше часто случалось, что из-за войн и конфликтов, они меняли свое направление.
5. Заинтересованные в торговле государства, да и сами купцы иногда вынуждены были искать более безопасные караванные маршруты.
6. Продолжая мысль, изложенную в предыдущем пункте, можно сказать, что очень часто в Средние века, когда вся Малая Азия, также и Кавказские равнины представляли собой сплошную зону войн и конфликтов, горы Северного Кавказа, делившиеся на владения сильных ханов и свободных общинников, являлись островками стабильности, куда и устремлялись купцы, желавшие через эти территории попасть на берега Черного или Каспийского морей, потому что сами эти ханы и общества, заинтересованные в получении доходов от дорог, способствовали им в этом.
7. Таким образом, дорога через горы Северного Кавказа, в общей цепи дорог Великого Шелкового пути, являлась своеобразным запасным обходным путем.
8. Самым могущественным государственным образованием в горах Северного Кавказа в Средние века был Сарир.
9. История свидетельствует, что нуцалы владели землями не только центрального и западного Дагестана, но и примыкающие к ним соседние территории были под их контролем.
10. Какое-то время они владели и побережьем Каспийского моря, так же и землями сегодняшней Закаталы, Кахетии и Тушетии.
11. По этим землям пролегали очень важные для региона караванные дороги, за прохождение по которым нуцалы получали плату.
12. Область Ункратль в Западном Дагестане состоит из восьми селений, для жителей которых аварский язык является родным.
13. У историков нет однозначного мнения о причинах возникновения этого своеобразного анклава в окружении андо-цезских народов и вдали от основного ареала обитания авароязычного населения.
14. Хотя последнее обстоятельство недвусмысленно указывает на то, что они являлись переселенцами, и что Ункратль был одним из «форпостов» Аварского нуцалства.
15. Последними владетелями Ункратля являлись нуцалы из рода аварских ханов, и местом их проживания был одно из селений Ункратля, Кеди.
16. В Кеди есть кладбище, называемая «Гьидерил хабал», то есть – «Кладбища гидатлинцев».
17. Также существует предание, что раньше этими территориями владели гидатлинцы, которые, продав свои земли нуцалам, ушли из Ункратля и заселились в Чиркее.
18. В аварском селение Урада Шамильского района, жители которого называют себя гидатлинцами, и сегодня считают, что сел. Кеди и сел. Чиркей были образованы выходцами из их селения.
19. В историческом архиве Грузии есть документ датированный 1884 годом, где со слов представителей дома кединских нуцалов написано, что их предки, прежде чем купить у гидатлинцев землю Кеди, покупали у них землю Хучада (село Шамильского района, резиденция последнего хана Гидатля, Хаджиали – Хвалчадулава, брата Булач-нуцала), которое, почему-то, позже вернули им обратно.
20. По преданиям, село Кеди в старину находилось в местности Асали. Возраст старого поселения, по мнению ученых, 700-800 лет.
21. В непосредственной близости места, где было расположено село, находятся скальные выступы «Г1урус кьонлъал», буквально - «Выступы? руссов».
22. Пересекая эти выступы, проходит старинная караванная дорога, которая через террасные поля нового Кеди направляется на скальную вершину Сиват1а, буквально «На башне» и оттуда - на перевал Ягодак.
23. По всему этому маршруту старинной дороги местами и сегодня можно увидеть отпечатки деятельности человеческих рук: остатки подпорных стен, искусственно созданные повороты на крутых склонах, расширения в скальных породах, каменные столбы – указатели вдоль тропы и т. д.
24. В местности Асали, недалеко от старого поселения был христианский храм, про большой каменный крест которого рассказывали старики.
25. На этом месте сегодня расположены хутора людей рода нуцал.
26. Когда через много лет после сожжения Шамилевскими мюридами крепости Каву, в целях постройки дома, от накопившейся земли и песка чистили одно из нижних помещений бывшей крепости, на камнях внутренней стороны стены фундамента обнаруживались разноцветные полоски сгоревшей и расплавленной материи. По преданию, помещения эти были подвалами крепости, куда наряду с другими богатствами нуцалов, на хранение складывались и тюки шелковых тканей.
27. В Кеди есть тухум (род) о котором в селе говорят, что предки этого тухума раньше жили в Асали, в местности Г1урус кьонлъал.
28. Так как, существует предание, что из Кеди ушли не все гидатлинцы, есть предположение, что этот род и есть гидатлинцы, или же их предки были монахами - миссионерами.
29. Существует предание, что гидатлинский правитель в Гидатль и обратно в Кеди шел по дороге через сел. Тинди.
30. Есть предположение, что гидатлинцы могли уйти из Ункратля во второй половине XV или в начале XVI века. Если они на этой территории выполняли функцию охраны дорог и сбора дани у проходящих торговых караванов, то после 1453 года, когда турками-османами был завоеван Константинополь, куда традиционно направлялся основной поток товаров с востока, и торговый путь замер, оставшись не у дел, они, видимо, предпочли уйти, и продали эти земли.
31. Это вовсе не означает, что земли Ункратля принадлежали именно обществу Гидатля. Их владетелями могли быть правители Гидатля (ими обычно бывали представители фамилии нуцалов Хунзаха).
32. Тиндинцы, старинную дорогу через их земли, которая, проходя через село Дагъбаш и Хучада, прямиком идет в Гидатль и Урада, называют «Умумузул нух» (Дорога предков).
33. В Позднее Средневековье Тинди претендовал на земли Ункратля, да и сейчас тиндинцы говорят, что земли Ункратля и Киялала в старину принадлежали им, что у них их силой забрали хунзахские ханы.
34. Известно, что с начала XVI века в Тинди жил род Гъайтулава, он же Гъанбулат, он же сын Хаджиали, брата Булач-нуцала (Булач-нуцал владел Аварией, а Хаджиали – Гидатлем и прилегающими территориями) и последними представителями этого рода являются Денга-хажилал (Динга-швили), которые еще в начале XIX века среди жителей Тнинди занимали ведущее положение.
35. В старину Тинди называли Шагьар (Город), и в Средние века, да и позже, там действовал самый большой в Западном Дагестане рынок рабов.
36. В Тинди, когда кто-то медлил со строительством чего-то, говорили: «Не тяни так, ты же не Ширван-хъала строишь» (Ширван – хъала – это Дербент в старину).
37. В Тинди, когда кто-то слишком быстро шел, говорили: «Куда так бежишь, ты же не в Гъалгъаялъ идешь» (Гъалгъай – Ингушетия).
38. Известно, что в Аварском государстве воинскую службу в основном несли гидатлинцы, и поэтому гарнизоны крепостей, стоявших на дальних рубежах страны, состояли в основном из них.
39. Старинная караванная дорога, проходя через ункратлинский перевал Ягодак, прямиком направляется в бассейн реки Шаро-Аргуна, а после, через перевал Джеинжаре - в бассейн Чанти-Аргуна, пересекая реку в районе Итум-Кале, поднимается в горы и, пройдя еще несколько малых перевалов, приходит в Ингушетию – в «город башен» Таргим.
40. По всему этому маршруту, начиная от перевала Ягодак, стоят крепости и караван сараи: первая, которая стоит сразу после Ягодака, ункратлинцы называют «Гьин» (Крепость), а местность, где он стоит – «Гьиндух» (У крепости).
41. Там же недалеко и сегодня можно увидеть обширное помещение с арочным покрытием, которого ункратлинцы называют «Ганч1и-бокьал» (Каменные сараи).
42. В этой же местности расположены разработанные еще в старину серебросвинцовые рудники.
43. В географических справочниках, также и во многих исторических документах указывается, что через перевал Ягодак, на высоте 2952 м. над уровнем мирового океана, проходит караванная и скотоперегонная дорога.
44. Тиндинский перевал и Дорога предков, прямиком идущая на Гидатль и Кази-Кумух, также и ункратлинский перевал Ягодак, не смотря на высоту расположения, и зимой проходимы.
45. На перевале Ягодак, к караванной дороге идущей из Тинди и Кеди соединяется еще одна ветвь дороги, по которой через селение Гако можно попасть в Цунтинский район Дагестана, в Грузию, также и в область Туш.
46. На перевале Ягодак, у караванной дороги есть возвышенность, называемая ункратлинцами «Дуг1а гьабулеб гох1» (Холм, у которого читают молитвы). Возможно, остановившись у этой возвышенности, путники просили Бога о благополучном исходе их путешествия.
47. На перевале, за несколько сот метров от дороги, над местностью возвышается вершина «Ц1ад гьарулеб мег1ер» (Гора, где просят дождь). Поднявшись на эту гору, в засушливый год кединцы просили у Бога дождь. А под этой горой, у самой дороги идущий на перевал находится родник, называемый кединцами «Жал хъолеб ицц» (Родник у которого делают жертвоприношения).
48. Еще в середине XX столетия эта дорога действовала – по ней в оба направление круглый год беспрерывно проходили люди, которые направлялись Къиялъ (в Чечню), Гъалгъаялъ (в Ингушетию), Гьириялъ (в Осетию) и даже в Россию.
49. То, что два ответвления Великого Шелкового пути, называемые Мисимианский и Даринский, в районе верховьев реки Асса и горы Казбек, пересекали Главный Кавказский хребет и, проходя Грузию и Абхазию, упирались на побережье Черного моря, не требует доказательства.
50. Старинная же дорога, берущая свое начало в Дербенте (на побережье Каспийского моря) проходившая через Внутренний Дагестан и горы Чечни, а потом непременно соединявшаяся с этими ответвлениями в древнем Таргиме Ингушетии, и в ущелье, по которому сегодня проложена Военно-Грузинская дорога, пока не имеет громкого статуса и вынужденно довольствуется простым названием «Караванная».
51. Крепости, которые стоят на чеченском участке дороги, по мнению некоторых ученых, построены в XIII-XIV веке. Это время, когда предкавказскую равнину занимало государство монголов - Золотая Орда, а Закавказье принадлежал монголам-Хулагуидам, и оба эти государства вели между собой войны.
52. Топонимия местности, а также и собственные имена людей, кому приписывается принадлежность многих крепостей, расположенных вдоль караванной дороги по направлению Ягодак – Таргим, не характерны для Чечни и чеченцев, но часто встречаются в собственных именах ранних и поздних ханов государства Сарир, что и натолкнуло на мысль о функциональной важности данной дороги.
53. Кумухцы говорят, что проходившая через села их района по направлению Чечни старинная караванная дорога имела прямое отношение к Великому Шелковому пути.
54. Важность этой дороги подчеркивают и жители андалялских сел, Согратля и Чоха. Одни из самых сильных обществ Внутреннего Дагестана, своей славой они больше всего обязаны именно ей.
55. Еще в эпоху Средневековья в Дагестане сложились крупные специализированные центры по производству тех или иных видов изделий художественного ремесла, находивших широкий сбыт по всему горному краю и далеко за его пределами. Художественная обработка металла, резьба по камню и дереву, гончарное производство, ковроделие, обработка кости, узорное вязание и золотошвейное дело, холодное и огнестрельное оружие, а также разнообразные ювелирные изделия из серебра. Производилось все это в селениях Кубачи, Кумух, Балхар Ахты, Микрах, Хив, Хучни, Дербент Гоцатль, Гамсутль, Унцукуль, Амузги, Харбук, Верхнее Казанище, Чох, Согратль и др. Практически, все эти села сосредоточены на одном направлении – по маршруту караванной дороги, Дербент (р. Самур) – Урада. Расположены они или непосредственно на ней, или же недалеко от нее. Вот и думаю, что такое удивительное совпадение не может быть просто так.
56. В научных статьях по медицине, говоря о болезни Бехчета (ББ), географическую распространенность этого заболевания связывают с древним караванным маршрутом, получившим название «Великий шелковый путь»: именно на территориях, по которым он когда-то пролегал, до сих пор преимущественно встречаются случаи заболевания ББ. По данным об обращаемости 1/4 от общего числа наблюдаемых пациентов с ББ в мед центрах России приходится на уроженцев Северного Кавказа. А процент дагестанцев, чеченцев с ингушами среди них самый большой.
57. История свидетельствует о том, что после падения Константинополя в 1453 году пришли в упадок многие города Азии, обязанные своим благополучием торговле и проходящему через них Великому Шелковому пути. С этого времени пришел в упадок и Дербент, являвшийся до этого торговым центром и служивший перевалочным пунктом для купцов и их товаров.

Это еще не все, что можно привести в качестве доказательства моей гипотезы о прохождении сотни лет назад по нашим горам дороги большого значения. И, несомненно, дальнейшие исследования ее маршрута должны пролить свет на многие вопросы нашего далекого и близкого прошлого.

(По мере поступления информации, статья будет пополняться новыми сведениями).
ПИШИТЕ МНЕ!
ismail_1967@mail.ru

1 Распечатать
Расул Мирзаев 02 февраля 2017, 12:04

В Ю- Тубе смотрел Еврейские общины за пределами оседласти Карта 1900 года Там все народы Сев Кавказа обозначены как дагестанцы повыше расположена Терская область Потом на картах до революционного периода то есть 1917 года В Терскую область включены все народы за исключением аварцев даргинцеев лакцев и лезгин Кумыки оказались раскиданными по всем республикам Северного Кавказа Их села расположены до Ставропольского края Карачаевцы и кумыки имеют общий язык -тюркский Большевики создали нац республики но почему то на аварцы ни даргинцы ни лакцы ни лезгины ни кумыки не получили свои нац республики Дагестан переводится как страна гор а слово дагестанец -горец Причем нац республики были образованы смешивая народы чтобы всегда были нац конфликты Народам надо жить в уважении друг к другу и научиться слушать другую сторону и помнить твои права заканчиваются там где нарушаются права другого человека Все вопросы надо решать по закону через суд тогда у нас все будет нормально

1
Ашурбек Габибов 04 июня 2017, 17:48

Понятно, что через Дербент-Маджалис-Кубачи-Кумух был щелковый путь! В порту Дербента выгружали товары с востока, а далее караван, даже скажу больше, что по этому пути близ села Кала-Курейш (крепость курейшитов) был караван- сарай (стоянка для отдыха каравана). Но была и другая част или ветвь караванного маршрута с Азербайджана через перевал у горы Базардюзю-Куруш-Ахты-Тпиг-Кумух, примерно!

0
Ашурбек Габибов 17 июня 2017, 12:12

..., а далее по маршруту по карте автора!

0

Оставить комментарий:

Наверх