27 января
Блог «alichulav»
18 марта 2015 8331

Кавказские республики – Тиндал и Калалал

Кавказские республики – Тиндал  и  Калалал

alichulav Магомедгаджи АличулавАвтор блога

Оправившись после шведско - польской интервенции начала ХYII века, Россия стала вести более активную политику на Кавказе и якобы почти все владетели Дагестана в 1614 году попросили принять их в подданство России, что и было сделано царем Михаилом Романовым.

Абдулатипов отметил бы в ушедшем году 400-летие вхождения Дагестана в состав России, но объявив в 2013году 200- летие вхождения по Гюлистанскому договору, он кажется, поторопился внести своеобразную «плату», за его восхождение на «трон» Дагестана.

Прав был великий Расул Гамзатов утверждая: «Дагестан добровольно не входил всостав России и добровольно не выйдет». Сегодня можно утверждать, что Дагестан навеки с Россией, но не могу понять- зачем искажать историю.

А отметить надо было в прошедшем году памятную дату 160-летия покорения Кавказа или 155 летие "пленения" Шамиля, не говоря о «мелких» или местного значения событиях, как к примеру, о 300 –летнем юбилее федерации Тиндал и Каралал, но увы, историки молча провели 2014 год, так и не получив политического заказа. Вряд ли будет обильным придворным историкам и наступивший год, со скошенным, находящимся под угрозой срыва юбилеем древнего Дербента и "трёхлетием освобождения Дагестана от рабства"...

«Высокая и не очень политика представляет собой комплекс самых разнообразных идеологических и прочих конструкций, в которых немалое место занимает история. В подобной ситуации история, например, для представителей власти, становилась всего лишь механизмом решения конкретных, конъюнктурных и сиюминутных задач. Так было, есть и, безо всякого сомнения, будет»,- писал талантливый публицист Ахмеднаби Ахмеднабиев за несколько дней до своего убийства. Но так не должно быть. Нельзя забывать мудрое изречение горцев – «Если выстрелить в прошлое из пистолета, то будущее выстрелит в нас из пушки». Потому, особо не соизмеряя интересами «высокой и не очень политики», я решил осветить 300- летие союзного договора, хоть и маленьких Кавказских республик Тиндал и Карата, у которых, история тех времён вместе с другими «союзами вольных обществ» Дагестана, отмечена постоянной борьбой против Персии и России за свою независимость.

В русской и советской историографии под определением «вольные общества» или «союзы вольных обществ» Кавказа, можно понимать как Кавказские республики, которые являлись не примитивными формами правления, а наоборот, наиболее прогрессивными для своего времени объединениями, где неукоснительно соблюдались все права, в том числе на свободу, равенство и справедливость. Опередившие в своем социальном развитии многие народы, горские общества с узаконенными адатными правами а позднее и шариатом, выступали истинными поборниками свободы горцев Дагестана, которую они отстаивали вплоть до завоевания Российской империей. И в наше время, когда идет мучительный процесс поиска государственной идеологии и форм строительства гражданского общества, мы должны были бы, опираться на эти демократические завоевания наших предков. Однако, отмена всенародных выборов глав кавказских республик и местных муниципальных округов продемонстрировала пренебрежение исторически оправдавших себя демократических принципов государственного строительства, возвращая нас в советскую тоталитарную эпоху.

« Организация публичной власти и формы собственности в древнегреческих полисах и в старых независимых дагестанских обществах и в их союзах были идентичными. Избранные народом правители ежегодно отчитывались перед народным собранием, где также формировалось публичное право»,- считает ведущий специалист в этом вопросе, патриарх кавказской этнографии, профессор Мамайхан Агаларов. По его оценке Тинди является центром одной из кавказских республик. Тинди (Диди, Иди) также являлась столицей древнего Дидойского царства. После принятия ислама Тинди также был центром духовной и общественной жизни в бассейне р. Андийского Койсу.

«Тинди – действительно являлась столицей Дидойского Царства. Из всех населённых пунктов Цунтинского и Цумадинского районов только его называют шахаром (городом)» - утверждает участник научной конференции проходившей в с. Тинди, исполнявший в то время обязанности главы Цунтинского р. Магомед Магомедов. «Мы растеряли фактические исторические материалы, сегодня приходится собирать их по крупицам и за нас никто не будет этого делать, потому надо приложить максимум усилий»- отметил в своем выступлении Магомедов. Он высоко оценил роль Тинди (Диди) в истории западного Дагестана, так и старания современников, которые провели в горах уникальную конференцию по истории этого края.

«Отношения между шахар-аулом Тинди и другими джамаатами строились не на основе подчинения, а на исключительном равноправии и взаимном уважении,- пишет в своей историко- этнографической книге «Кавказская Сибирь», посвященной истории тиндалов, кандидат исторических наук Багавдин Алиев- выходец из тиндальского аула Акнада. По его словам «свидетельством тому является и тот факт, что по доброй воле джамаатов кто-либо из их авторитетов регулярно посещал пятничную проповедь и молитву в соборной мечети Тинди». Багавдин Алиев справедливо отмечает, что «кроме морально- политического, такая традиция имела и административно-информационное значение, так как присутствовавший на проповеди представитель того или иного джамаата возвращался с «пакетом» новостей, административно- правовых, военно - политических и прочих советов и обращений руководителя Маджлиса или духовного лидера вольного общества. Эти и другие традиции способствовали сплочению всего вольного общества, формированию и поддержанию в ней атмосферы взаимного доверия и высокой морали».

В подтверждение этого Багавдин Алиев приводит надпись на тиндинской мечети: «Настоящие стены возведены Шапи (Шафиг!), Тубач и Хут (Хут!) Мухаммад аль- Акнади при наибе Хаджияве Хуштади и муфтии Курбан Али (Хварши) в1247г.х.(1831\32г.) Написал Курач сын Мухаммада аль- Тинди».- документальное подтверждение равноправия, свободы, доверия, представительства всех джамаатов в Тиндальском союзе вольных обществ. Из надписи и других документов мы видим, что Тинди как шахар соответствовал своему названию и что основные принципы демократии там соблюдались. Упомянутый в надписи муфтий Курбан- Али является знаменитым учённым - богословом Загалавдибиром из Хварщи, который имел решающее слово при избрании Шамиля имамом Дагестана и Чечни. В лице Загалавдибира алимы Дагестана и Чечни дали присягу на верность имаму, одновременно дав ему серьезное назидание. Загалавдибир более двадцати лет был имамом Тиндинской мечети и возглавлял крупное для тех времен медресе, где одновременно учились 150 учеников. Роль Тинди как духовно- просветительского центра Западного Дагестана мы прослеживаем и из Хварщинского фольклора:

Хурджинами книг наперевес

Хварщинец в шахар идет.

Тяжело будет науку грызть

Но хлеб тиндинский, он съесть. (Тиндинская пшеница славилась на всю округу).

Фото с. Тинди : Экспедиция Мовчана. 1952г.

Очень тесные взаимоотношения сложились между Тиндал и Багвалал, которых можно было бы назвать конфедеративными. Для внешнего мира эти два союза вольных обществ отождествлялись и часто воспринимались как один и на протяжении всей истории выступали согласованно или совместно, как одно войско. При этом, как указывает заслуженный учитель Дагестана Абдула Магомедов, хуштадинцы платили дань тиндинцам ячменью, пшеницей, вином. На хуштадинском хуторе «Кацола бекьала» пленный грузин (Кацо) специально для тиндинцев готовил виноградное вино. Раз в год каждый хуштадинец обязан был «накормить тиндинца и его верхового или вьючного животного». Полагаю, под термином «дань» А. Магомедов имел в виду оплату за пастбищные горы и другие услуги со стороны тиндалов, как и тиссинцам, эчединцам и другим джамаатам. Эчеда – это форпост, основанный тиндинцами и собиравший дань с хевсуров, тушинов, ункратлинцев и др. Отдавая тиндинцам по одной овце с семьи, эчединцы сами возможно получали по две и более голов.

« Я – гакваринец, влюблённый в Тинди,- признается член общественной палаты Дагестана Магомед Абдулхабиров. Мне посчастливилось учиться в Тиндинской школе – интернате. И с тех далеких детских лет я полюбил Тинди, ставшей в моей жизни первой «иностранной державой», а затем этот Рим в горах прописался в моем сердце навсегда … К общей нашей радости, взгляд на наше прошлое для нас в последние годы приобретает значимость. Оно, оказывается, было вполне героическим и достойным… Тинди – самый крупный аул Цумадинского района, а потому за тиндинцами и самая большая ответственность за судьбу подзабытого в республике Цумадинского района»- призывает доктор Абдулхабиров.

В статье «Незаслуженно забитые герои Кавказской войны», редактор газеты «Ашвадо – Ахвахцы» Максуд Гаджиев пишет: « Тиндинский джамаат, тиндинский народ может гордиться, что их славные предки оставили достойный след в истории Дагестана и России. Такие яркие личности, как Аличул Магомед, доказывают, что у нас есть свои герои, которые сражались за свободу и независимость своей родины и появляются они там, где имеется соответствующая питательная среда, соответствующие социально-экономические и общественно-политические условия. Здесь на тиндинской земле эти условия были. Тиндинское общество издавна считалось довольно крупным вольным обществом со своими устоявшими традициями и обычаями, где была развита горская демократия, основанная на исламских ценностях, где соблюдались законы дагестанского гостеприимства, добрососедства и взаимопомощи. В этой связи хочу напомнить вам, уважаемые читатели, что Тиндинский джамаат в свое время предоставил, как теперь принято говорить, политическое убежище опальному сыну ахвахского хана Гамбулату, который вынужден был скрываться от преследования со стороны Хунзахского хана и Гидатлинского общества».

Соглашение Тиндинцев и Калалальцев (1714 год)

Фото с. Тинди. Мориза Дечи 1890г.

В конце ХYI в начале ХYII веков гидатлинцами с помощью кумухцев был захвачен часть Ахвахского общества Ратлу-Ахвах и готовились захватить Карату. Карата обратилась за помощью к Тиндинскому джамаату, с помощью которого в местности Зоно они разбили гидатлинско- кумухское войско.

В начале ХYIII века хунзахские ханы захватив некогда сильные общества Андалал, Карах, Гидатль стремились подчинить Карата, Тинди и другие общества. В ответ на это, было решено заключить соглашение между Тинди и Карата, которое каратинцами несколько раз было нарушено. Текст соглашения звучит следующим образом:

«Это разъяснение на будущее. Войска Тиндинцев (тIиндал) и Калалальцев (кIкIалалал) малый из них и большой согласились быть в радости и горе как бы одним войском и не расходиться, если даже между ними произойдут убийство и смута.

Если между ними будут иметь место долг, засвидетельствованный гостем или признанный должником то ишкиль производить не будут. Взыщут же долг, отправив шурата (полицейского) как то взыскивается в селении. Если кто либо произведет ишкиль, то на него будет наложен один баран стоимостью в две овцы.

Они договорились также - местность Саситли будет, принадлежат войску Тиндинцев, если пресекется насл (потомство) султанов из Кеди и Саситли. Местность же Кеди, Сильди и Гакко будут принадлежать Калалальцам также, если они (султаны) пресекутся.

Если одно из этих войск отделится от другого первым, то на отделившееся первым будет наложено семьдесять коров в пользу того, которое не отделилось.

Свидетельствовали этому:

Каратинский кади-ТИТАЛАВ

Писавший эти слова Тиндинский кади ХАДЖИ МУХАМАДАЛИ

Анчихский кади - ТАБАКИЛАВ

Тиндинцы - ХАДЖИ АБУБАКАР, МУХАМАД сын ИХАКУ, МУХАМАД ДАНКА(Динга), МУХАМАД сын ХАДЖИЯВА, АНДЖУЛАВ и МУХАМАД сын ТЛУБУ(Гьабу).

Каратинцы - МАЛАЧИ, КУРУ, ЮСУФ и КУРБАНМАГОМЕД сын ИСМАИЛА.

Анчихцы - ХХИНТАР, ИСМАИЛ, ТУРАЧ, МУКУШИЛАВ, ХАТУЛАЛИЛАВ.

Кади сел. Гаквари. ШАМХАЛ Арчоевский. ИСАЛАЛИЛ Кединский. И другие.

АЛЛАХ лучший свидетель».

В середине ХYIII века предводитель тиндалов Динга – Хажи должен был возглавить десятитысячное войско дагестанских и джаро-белоканских обществ в походе на Грузию (Хроника войн Джара в ХYIII столетии), где две тысячи воинов должна была составлять собственная дружина Динга-Хаджи, которую он не смог собрать, когда настал час, подвели чамалинцы и каратинцы. (В тиндинской эпической песне поется о карательном походе Динга-Хаджи на чамалинцев, принудивший их соблюдать союзнические обязательства, а в преданиях чамалинцев говорится об успешном отражении нападения тиндинцев на Гаквари).

Как свидетельство могущества обоих обществ надо расценить находящиеся в НИИ ДНЦ два письма Грузинского царя Ираклия II адресованных обществам Тиндал и Чамалал, где он призывает подписать мирный договор между их странами, но как видим, это не входило в планы предводителя Тиндалов который всегда считал, что граница с Грузией должна проходить не по Кавказскому хребту а по реке Алазань.

Во время нашествия персидских войск на Грузию и Дагестан Динга - Хаджи вместе с Каматла Тиндинским являются организаторами народного ополчения в бассейне реки Андийское койсу и одним из предводителей горцев во время разгрома персидских войск Надир - шаха в 1741 году.

Следует отметить, что несоблюдение межобщинных договоренностей оказалось роковым для Динга- Хаджи. В 1785г Шейх Мансур через каратинцев (в молодости он был мутаилом в Карата) позвал Динга-хаджи в поход на Кизляр. Компания была неудачная, Шейх Мансур отправился собрать чеченцев и кумыков на помощь, но так и не вернулся. Русские воспользовались этим и разбили основные силы горцев. Под Кизляром был убит и Динга- Хаджи.

... "В низовьях Кизляра
Стая черных ворон
Заклевала останки
Сокола Динга-хаджи"...

- поется в упомянутой выше тиндинской эпической песне (плач).

Карата не поддержала Тинди в борьбе с Хартельцами (Къиял) за Хонотлинские рудники и пастбища захваченые ими после смерти Динга - Хаджи, которые в 1801году, после кровопролитного боя с Хартельцами, вновь перешли под контроль Аличу Тиндинскому. Но передается также, что через два года после этого, Каратинцы вместе Тиндалами устроили засаду в цунтинском ущелье и разбили русских, впервые проникших в горы из Грузии (Цорали). В этой засаде на "зверя" был убит "енерал Гулла" и много неверных, кроме спасшихся бегством.

Когда все общества верховья Андийского Койсу решили поддержать имама Шамиля знатные лица Караты продались русским. 4 марта 1838 году командующий отдельным кавказским корпусом борон Розен Г.В. сообщил военному министру Чернышеву следующее: «Кадии аварский и унцукульский Койсубулинского общества в письмах своих к Клюки фон Клюгенау уведомили, что в последних числах января было сборище из обществ Гидатлинского, Карахского, Багулальского и Гумбетовского в Карата и что будто бы на этом собрании, как и на прежних, совещались о том, как им по открытии весны действовать против нас и в особенности против Хунзахского гарнизона».

В том же году Розен сообщил Чернышеву, что «жители обществ на своем собрании клятвенно обязались, если летом сего года не будут оставлены нашими войсками горы, единодушно действовать против нас и кто не явится из этих обществ, то подвергать штрафу. В собрании сем общим мнением положили:

1) Русским не делать никакого пособия.

2) Кто же после такового положения будет отныне делать, наказать смертью».

Каратинские предводители отказали в требовании Тиндинского джамаата по условиям договоров ополчиться на совместную борьбу против неверных или выплатить штраф – 70 коров. Тогда Аличул Магомед прибыл в Карата и уничтожил предателей - каратинских старейшин Курбана и Маллу вместе с сыновьями. При содействии и посредничестве имамов Хуштады, Кванады, Гигатли и Анды, каратинцы присоединились к борьбе против русских. В Карату созвали собрание всех обществ, «чтоб изгнать русских из Аварии» и предводителем всех обществ верховья Андийского Койсу был избран «Тиндийский старшина Аличо-Магома». На эти события указывает генерал Головин в рапорте от 26 августа 1838 года: «Прибытие войск наших в Аварию произвело волнение в непокорных дагестанских обществах. Калалальцы (каратинцы) разделились на две партии: одна прислала депутатов к ген.-л. Фезе об изъявлении покорности, а другая обратилась к неприязненным племенам с убеждением вооружиться против нас. По призыву ее прибыли в сел. Карату Джамалалцы(Чамалал) и Тиндинцы, под предводительством Тиндинского старшины Аличо- Магома».

То, что соглашение уже не действовало мы видим с того, как в 1844 Аличулав без проштрафившихся каратинцев уничтожает Кединских нуцалов. Вот как описывает эти события Магомед Гусейнов в своем историко-иследовательском произведении «Ункратль»: «Шамилевский наиб Али-чула Богосский (Тиндинский), возглавляя отряд мюридов в 1844 году, окружил крепость кедибских беков. По преданию старожилов села Саситли, Шамиль (Шамилевский наиб Аличулав прим.авт.) потребовал от кедибских беков выдачи имеющегося у них оружия… Тогда из крепости последовал выстрел, и был убит мюрид Чупалав. Мюриды бросились в атаку, однако она не увенчалась успехом. Видя, что крепостью невозможно овладеть, мюриды решили обложить ее соломой и поджечь. Защитники крепости были сожжены, но никто не сдался. Спаслись, как утверждают старожилы, две девочки, которые были тайно вывезены из Кеды. Были истреблены также родственники семьи беков и большая часть жителей - их сторонников. Пастбищные горы и пахотные земли, принадлежавшие кедибским бекам, были причислены к Байт ул Маль (собственность казны имамата).

После пленения Шамиля, каратинец Хаджияв через царских чиновников в обход тиндинцев хотел установить протекцию Караты над пастбищной горой Игадах и помочь царскому правительству приступить к разработке хонотлинских рудников. Удивляет как бывший сподвижник Шамиля, сопровождавший его и в поселении в Калуге, становится наибом царской власти. Эта безпринципность и привела к его бесславному концу и трагедии многих сильдинцев. (Сильдинцы убили Хаджиява в скотном хлеву, за что подверглись жестким гонениям царских властей. Много сильдинцев было убито, иногда целыми семьями, многих отправили в ссылку)

Основываясь на положении о колхозах советской эпохи, саситлинцы по сей день пользуются пастбищной горой Игадах (Войсковая- на тиндинском языке), вызывая недовольство (порой конфликты) соседних обществ. Хонотлинские рудники не совсем справедливо оказались территориально в Чеченской республике, как и сёла Кенхи, Чадири и др.

Союз Тиндал и Карата, как отмечалось выше, созданное изначально как противовес экспансии Хунзахских ханов в бассейны рек Андийское Койсу и Шара- Аргун, выполнял свои задачи вплоть до конца Кавказской войны.

Вот как пишет в августе 1828г Сурхай-хан генералу –адъютанту Синягину: «Я потребовал от общества Хартельского (правобережье р. Шара- Аргун) в округе Тиндал- славящегося могуществом и храбростью, верной службы великому нашему Государю». Сурхай –хан тщетно пытался вернуть под свое влияние Хартельское общество посредством расположения к себе российского командования, обещая верно служить Российскому престолу.

Как видим, несоблюдение норм «международного договора» трехсотлетней давности, не пошло на пользу ни одному из обществ, прямо или косвенно вовлеченных в сферу влияния этого документа.

Но тиндалы не унывают и собираются в августе этого года отметить 200 летие героя Кавказской войны - Усайилава, с одновременным проведением в горах научно – практической конференции, посвященному переводу и изданию «Хроники Халил- Дибира аль Ангиди». Приглашаем всех желающих на эти мероприятия, хоть и бывшей и очень маленькой Тиндальской республики.

Магомедгаджи Аличулав. Март 2015г.

7 Распечатать
Наверх