15 ноября
Блог «Из архива Магомеда Абдулхабирова»
22 августа 3478

Драматургия чамалинского народа

Драматургия чамалинского народа

abdulkhabirov Abdulkhabirov MagomedАвтор блога

В детстве я любил ночевать в семье Патимат Насибовой - старшей сестры моей матери, ибо она знала бесчисленное множество сказок. Тетя не знала аварского языка, не учила Корана, ни разу не выезжала за свою 110-летнюю жизнь из Нижние Гаквари Цумадинского района. Большую часть своей жизни она провела в хуторе Сидатли. Из девяти детей в живых у нее остались всего двое. Она знала лишь чамалинский язык, была необычайно доброй и совершенно не умела злиться. Неоткуда было ей черпать устное творчество, кроме как от односельчан. Позже, когда я понял бесценность ее дара и намеревался записывать ее сказания и сказки, то уже память ей стала сильно изменять. До сих пор сильно сожалею, что не порадовал и не обогатил мир новой сказочницей, похожей на Лауреата Нобелевской премии мира, шведской сказочницы Астрид Линдгрен. Я слышал и слушал пение на чамалинском языке. Ныне таких мастеров я не встречаю.

Многие чамалинцы знают историю России, Франции, США, Саудии, Германии, Турции, Италии, Греции и многих других стран, но я не встречал за всю свою жизнь, европейца, турка, американца, араба, россиянина и даже дагестанца (!!!), который бы знал историю чамалинского народа. Чамалинский язык древний и вполне достаточный для изъяснения в любви, выражения горя и радости, юмора, восхищения и возмущения.

Многие чамалинцы знают тиндинский, багвалинский, аварский, русский, английский, арабский, турецкий, немецкий, французский и другие языки народов мира. За тысячелетия не издана ни одна книга и даже ни одна брошюра о чамалинцах; ни снят, ни один документальный фильм о прошлом, настоящем и будущем чамалинского народа. Знаю чамалинцев, живущих в Украине, Москве, Арабских Эмиратах, Турции, Южно-Сухукумске, Сирии и других городах и странах, но в чамалинских аулах как экзотику (райцентр не в счет) лишь изредка встретишь не чамалинца, ибо живут они в трудных условиях гор.

Сотни разрушенных и осиротевших хуторов чамалинцев после преступной хрущевской политики укрупнения колхозов и мифологии построения коммунизма. И сегодня у страны и республики нет ни средств, ни желания для восстановления этих полей, садов, мостов и родников и саклей этих хуторов. Нерентабельно? Стратегически ошибочный взгляд и нравственно уродливая позиция республиканской и федеральной властей!

Есть в России дни славянской письменности, но нет ни одного Дня малочисленных, бесписьменных народов страны. Миллионы долларов выделялись, выделяются и будут выделяться для пропаганды русского языка и русской культуры за рубежом, но у страны вновь нет ни средств и ни желания сберечь языки бесписьменных народов своей страны. В нашей стране чамалинцы, как впрочем и багвалинцы, каратинцы, ботлихцы, андийцы и другие бесписьменные народы, не отнесены к государствообразующей нации. Этнический абсурд и оскорбляющая второсортность в своем же Отечестве. Даже для издания чамалинско-русского, тиндинско-русского, каратинско-русского словарей (автор - великая труженица Патимат Магомедова) денег нашлось ни в Дагестане, ни в России, а в Голландской Организации Науки и в Немецком институте Антропологии(!). Нонсенс и горькая правда! В здравом уме понять и постичь этой нелепости невозможно, ибо в нормальной семье, прежде всего, обращают внимание на младших. Это в здоровой семье! А в больном обществе, где ценят лишь силу, власть и богатство? Да и чамалинские олигархи не дошли до интеллектуального уровня осознания великих и вечных ценностей. Выходит, что на государственном уровне сегодня некому заботиться о судьбе чамалинского народа и его языка.

Ни одного урока на чамалинском языке и об истории чамалинского народа за 12 лет учебы детей в школе! Ни одной песни на чамалинском языке! Хиленькие клубы и библиотеки в чамалинских аулах. Ни одной статьи на чамалинском языке в СМИ Дагестана. Однажды председатель союза журналистов Дагестана и секретарь союза журналистов России, главный редактор аварской газеты «Истина» Али Камалов опубликовал в аварском журнале «Истина» мое эссе «Хадисы матери» на чамалинском языке. Писал это я сердцем, когда сидел в течение трех месяцев у изголовья тяжело больной матери. Писал сердцем со слезами в глазах и с болью в душе. Благодарность, удивление и радость чамалинцев от одной этой статьи были искренними в течение долгих лет. Статью эту даже перенесли в интернет.

Не было ни одной передачи на чамалинском языке на радио- и телеканалах Дагестана и России. Ни одного министра из числа чамалинцев ни на уровне республики, а тем более, на уровне страны. Давним-давно заслужила Патимат Магомедова и ее коллеги государственного признания на уровне Махачкалы и Москвы, но вряд ли я доживу до этого. Поэтому моя надежда и в этом на сегодня только на просвещенных европейцев. Европейцам и американцам, китайцам, японцам, корейцам… трудно понять и принимать факт отсутствия интернета во многих аулах и школах горного Дагестана, хотя много лет функционировал даже банк «Горы» с большими средствами и обещаниями.

Никогда чамалинцу - гражданину Дагестана и России не суждено стать Президентом Дагестана, а тем более России, ибо Россия - это не Европа и не США, где равноправие граждан не только декларировано, но и реализуется в повседневной жизни. Такие же проблемы и у других бесписьменных народов Дагестана. А куда же уплывают ежегодные, миллиардные кредиты, ежегодно выделяемые Дагестану из Москвы? Только не на сохранения языков и развитие экономики, культуры, образования и медицины в ареалах проживания бесписьменных народов Дагестана. И в «Стратегии развития Дагестана до 2025 года» мне не попалась ни одна строка о бесписьменных языках и народах Дагестана. Но молчанием жажда не утоляется и боль от этого не утихает.

Хроническое равнодушие республиканских и федеральных руководителей к суждениям, выступлениям, предложениям и пожеланиям бесписьменных народов на грани гуманитарного, государственного и нравственного преступления. Выражаю искреннюю благодарность Совету Европы и Европейскому Союзу, а также всем, которые занимаются языками, культурой, историей и проблемами бесписьменных народов Дагестана. Хотелось бы, чтобы это внимание имело стратегическое продолжение, ибо через столетия мир станет беднее от потери бесписьменных языков Дагестана. Быть может Совет Европы и Европейский Союз изыщут возможности, чтобы талантливые школьники и студенты, одаренные ученые из числа малочисленных народов могли бы учиться и стажироваться в школах и университетах Европы! Нам всем пора подняться на европейский уровень понимания ценностей культуры, образования, науки, свободы и свободомыслия.

Я давно чувствую себя россиянином, дагестанцем, аварцем и чамалинцем. В России, к сожалению, нет официальной графы «россиянин» или «дагестанец». Поэтому во время переписи населения я всегда указываю свою национальность как «чамалинец-аварец». И не надо с меня требовать «или-или» (или аварец или чамалинец), а нужно оценивать мою уникальность как «и-и» (и аварец, и чамалинец). И «чистокровным» аварцам надо бы с большим вниманием относиться ко всем проблемам к аварцам с расширенной этничностью. Не стоит лишать меня моей этнической уникальности и обкрадывать мое этническое богатство.

Моя чамалинскость не мешает мне понимать и любить другие этносы, но мне хотелось бы чтобы в будущих столетиях не потерялся бы чамалинский язык и чамалинский народ. А такой грустный исход вполне предсказуем при нынешней глобализации и отсутствия государственного внимания к чамалинцам и их языку. Во сне я часто бываю в своем ауле, порой ищу могилу своего отца. Не нахожу ее, ибо все разворочено. И языка гакваринцев я не узнаю. В холодном поту просыпаюсь…

Каждый (!) год я еду в Гаквари, чтобы наслаждаться чамалинским языком, добротой людей. Я попадаю в мир лингвистического исцеления от фонетики и мелодичности родного языка. Здесь я сердцем прижимаюсь к вершинам, ущельям, камням, водопадам и родникам. Но эти красоты остаются вне внимания туристических, альпинистических и экологических фирм Дагестана, России и других стран. Здесь не строят дворцов и роскошных баз. Здесь услада для орлов, горных туров и открытых людей.

Дагестан – Цумада – Гаквари это дорога моего ежегодного паломничества. Всех исследователей чамалинского языка я приглашаю на это паломничество. И еще. Мне хотелось бы, чтобы моя вечность протекала бы рядом с матерью, ибо в нижнем кладбище, где похоронен отец, уже нет свободного места. Дилъа идала дил гьоб илуч1 эсбахъе йик1ула. Имуч1 эсбахъе ик1лъама мак1а.

Моя любовь к родному чамалинскому языку мне никогда не мешала понимать и любить языки, культуру, духовность, верования, историю, достоинство, высоту, уникальность, достоинство и волнения других народов Дагестана, России и Мира! И чамалинцы тоже могут и должны бы быть послами и людьми мира! Об этом моя дивная и наивная мечта!

Доктор Магомед Абдулхабиров. (Москва, 8-903-577-35-25. E-mail: abdulkhabirov@yandex)

12 декабря 2013 г.

5 Распечатать
Наверх