21 сентября
Блог «Из архива Магомеда Абдулхабирова»
29 августа 310

Памяти Мухаммеда Дандамаева

Памяти Мухаммеда Дандамаева

abdulkhabirov Abdulkhabirov MagomedАвтор блога

Из архива:

Газета «Северный Кавказ», май 2004 г. № 18 (768)

Мой собеседник - ученый-востоковед с мировым именем, член-корреспондент Российской Академии наук, заведующий сектором Древнего Востока Санкт-Петербургского отделения Института востоковедения РАН, автор более 400 научных статьей, монографий и руководств, лауреат Российских и Международных премий, профессор Мухаммед ДАНДАМАЕВ родился в селении Унчукатль Лакского района Дагестана.

После окончания ( 1952 г.) Ленинградского педагогического института им. Герцена работал учителем истории в родном ауле, а затем по конкурсу прошел в аспирантуру ( 1954 г.).

- Что дает обществу изучение истории?

- Природа, высший разум или Бог наделили человека любознательностью и любопытством, поэтому его интересует, что происходит в самых отдаленных частях света и во всей Вселенной. Поэтому обнаруживается житейский интерес к истории даже в самых древнейших текстах. С тех пор, когда более 5000 лет тому назад было изобретено письмо и люди стали фиксировать те или иные события, интерес у всех поколений к прошлому остается постоянным. Что касается практических соображений, исторический опыт обогащает нас, и, если разумно пользоваться им (но это с человеком, к сожалению, происходит чрезвычайно редко) и не повторять ошибки прошлого, можно предотвратить трагические последствия человеческого безумия.

- Вам удалось раскрыть тайну наскальных надписей в иранской провинции Бехистуи, сделанные еще в период царствования Дария. Почему Вы заинтересовались именно этими надписями и о чем они поведали?

- Бехустуинские наскальные надписи мне посчастливилось увидеть в 1968 году вместе с академиками Б.Б.Пиотровским, В.Г.Лукониным и Ю.В. Ганковским. Мой интерес был связан с их значимостью во многих отношениях, так как они довольно обстоятельно повествуют о драматических событиях, которые происходили 2500 лет тому назад на огромной территории от Египта до Индии и Афганистана. Это интересно уже само по себе. Но не менее важно и то, что Бехустинская надпись составлена на трех языках: на древнеперсидском, эшамском (Элам - древнее государство на юге Ирана) и на вавилонском (семитский язык, на котором говорили вавилоняне). Поэтому можно сказать, что Бехистунская надпись стала основой изучения древнейшей истории.

- Много Ваших научных работ посвящены Вавилону. Расскажите, пожалуйста, о них.

- Вавилон - государство, которое находилось на территории Ирака еще за два с половиной тысячи лет до прихода туда арабов. Вавилония была страной высокой цивилизации, великой литературы и искусства, но к концу 1 тыс.до н.э. пришла в упадок, и постепенно ее население было ассимилировано многочисленными арамейскими племенами семитского происхождения. Позднее территорию Вавилонии завоевали арабы, которые и поныне живут там. Что же касается Ирана, это синоним названия Персия, государства к востоку от Вавилонии (или современного Ирака). Перси говорили на одном из иранских языков в отличие от семитов вавилонян.

В IV-VI вв. до н.э. Вавилония, Египет и все другие страны Ближнего Востока и Центральной Азии составили единое государство во главе с персидскими царями. Поскольку персы были господствующим народом, их представители во всех указных странах занимали господствующее положении. Много их было и в Вавилонии. Выяснению их социального положения, культурных традиций и религиозных обычаев и посвящена книга об иранцах в Вавилонии. В основу книги «Иранцы в ахмединидской Вавилонии» легли лекции, прочитанные мною в 1987 г. в целом ряде американских университетов. Это была моя первая поездка в США. Затем я продолжил работу над этими лекциями, и в 1992 г. они вышли в США на английском языке в виде отдельной книги. Позднее я часто бывал во многих других американских университетах, многому научился там у своих коллег, с которыми у меня установились деловые и дружеские связи. Кроме того, я многократно участвовал в научных конгрессах и семинарах, которые проходили в Америке. В 1984 г. меня избрали почетным членом Американского восточного общества.

Другим важным событием в моей научной биографии было приглашение Колумбийского университета участвовать в создании «Иранской энциклопедии» в качестве одного из редакторов и члена редакционного совета. Это издание из 20 томов, причем каждый по 800-1000 страниц большого формата. К настоящему времени опубликован 31-й выпуск 12-го тома.

-В аспирантуре Вашим научным руководителем был один из самых крупных востоковедов ХХ в., академик В.В.Струве. Кто еще был Вашим учителем, наставником?

- Я бесконечно обязан многим людям, которые были добры ко мне в течение всей моей жизни. Это прежде всего мои учителя. Один древнейший философ сказал, что самое ценное качество человека это чувство признательности к своим учителям. У меня было много учителей и выделить кого-либо из них трудно. В Унчукатлинской школе я очень многому научился у учителя биологии Ахмеда Ахмедова; он был человеком разносторонних знаний. В Ленинграде, в Институте имени Герцена, на меня большое влияние (возможно, решающее в выборе специальности) оказал М.Н.Ботвинник, в аспирантуре академики В.В.Струве и В.И.Абаев и многие другие. В течение ряда лет я занимался у прекрасных знатоков древнегреческого, латинского, вавилонского и ряда других древних языков и чисто с благодарностью вспоминаю их.

- Что бы Вы сказали о времени и о себе через призму прожитых лет?

- То время и та страна, где я живу, вполне устраивает меня, и я не стал бы менять их на другие времена и места. Я очень счастливый человек, потому что в течение полувека занимаюсь интересным для меня делом. Моя жизнь была насыщена интересными (во всяком случае, для меня самого) событиями, участвовал в работе десятков международных конгрессов, выступал с лекциями в крупных университетах США, Европы и Ближнего Востока. Мои книги переведены и опубликованы во многих странах мира престижными и авторитетными издательствами. Конечно, было много проблем и неудач. Больно, что не успел сделать ничего хорошего для своей матери.

Жизнь свою я не отношу к яркой, ибо все годы моей взрослой жизни были похожи друг на друга и пролетели как одно мгновенье, как один очень длинный день, и поэтому отделить их друг от друга трудно. Тем не менее, эта моя жизнь, о которой я не смею выразить недовольство.

Но меня раздражает тот факт, что мы все, в том числе и наши предки, легко расстались со своими исконными традициями в пользу чужеземных. Всем нам надо серьезно думать о сохранении нашего языка и этнического единства. Язык, оставленный нам нашими отцами и дедами - самое большое богатство. Если мы потеряем его, исчезнем с лица земли, как это произошло с десятками и сотнями народов, жившими до нас.

-Бываете ли в Дагестане?

- В Дагестане бываю. Был и летом прошлого года. Мне понравилось, что центр Махачкалы стал благоустроенным и красивым. В некоторых районах Дагестана идет интенсивное строительство домов. Но удручают повсеместные коррупция и взяточничество.

-Ваш девиз жизни?

- Этот вопрос очень мучил меня в юношеские годы. Но в качестве ответа на него лучше всего подходят слова А.С.Пушкина: «Жить надо, чтобы жить».

Магомед Абдулхабиров (abdulkhabirov@yandex.ru) в газете “Северный Кавказ, май 2004 г. № 18 (768).

3 Распечатать
Наверх