06 июля
20 сентября 2016 9035 0

Зверства СОБРа в законе

За отчетами о раскрываемости преступлений в современной Москве стоят средневековые пытки
Фото: sof-mag.ru
Фото: sof-mag.ru

usahlkaro Анна Яловкина Автор статьи

Воткнуть нож в пятку и провернуть несколько раз, увезти в лес и пытать полтора часа, душить пакетом и сломать челюсть — такие методы использует ОВД по району Митино для поиска виновных и раскрытия преступлений.

«Кухня была вся в крови»

Ранним утром 30 августа 23-летний студент стоматологического института Мурад Рагимов еще спал: осталось всего пару дней летних каникул. Он живет с сестрами и родителями в съемной московской квартире, в тот день у них гостил и дальний родственник. Скоро должна проснуться сестра Гюнай, она работает в девятом Арбитражном апелляционном суде, заседание в 10 утра. Остальные тоже, конечно, в такую рань по кроватям.

В квартиру зазвонили примерно в 06:15. Сонный Мурад в одних трусах прошлепал к двери. Открыл. Удар. Сорок человек в форме с надписью СОБР ворвались в квартиру. Началось.

СОБР покинул квартиру, прихватив с собой телефоны, iPad, золото и деньги жильцов

С полсотни человек шерстили квартиру с собаками. Избили отца, применили силу к девушкам, но целью их был Мурад.

«Они избивали брата и отца боксерскими перчатками, применяли неоднократно электрошокер, также их били ножкой от стола, брату воткнули нож в пятку и прокрутили его несколько раз, и все это происходило на глазах у семьи. Кухня, где происходила пытка, была вся в крови», – заявила сестра в своем сообщении в «Инстаграме», подкрепив его видео и фото.

Вооруженные молодчики в масках во время штурма не предъявили постановление об обыске, не представились, не объяснили, в связи с чем нанесли семье роковой визит. Эти люди пытали отца и сына Рагимовых на глазах у женщин четыре часа. Затем были подброшены наркотики — 13 граммов спайса.

Кто ищет, тот найдет

«Сначала эти люди обвинили брата в жестоком убийстве сотрудников ДПС в Дагестане, которые были убиты днем ранее, следующая их версия была то, что он экстремист и якобы пересекал границу Сирии четыре раза, хотя он не выезжал за границу России, а после уже они начали искать наркотические средства.

Два раза они приглашали кинолога с собакой, но ничего не нашли. В третий раз они уже пригласили своих понятых, которые приехали вместе с ними, и при них вытащили из сумки (которая была абсолютно новой) и брюк брата наркотики. После жесточайшего избиения и пыток он подписал протокол о том, что наркотики якобы его, и он занимается их сбытом», – написала Рагимова.
Рагимов подписал признание в присутствии татуированных понятых, которых его родня потом видела в отделении

Следователь ОВД Митино пришел в квартиру в 10:00. Его встретили рыдающие женщины в ночнушках, окровавленная кухня и подозреваемый с разбитой тяжелой хрустальной конфетницей головой, изуродованным лицом и окровавленной ногой. Вопросов у Александра Дергоусова при этом не возникло. В его рапорте не было ни слова об обысках, насилии и полусотне спецназовцев.

«Он пришел и увидел, что нас здесь избили, и даже не обратил на это внимание. В рапорте лишь написано, что Мурад Рагимов приобрел для личного потребления и хранил наркотики в крупном размере у неустановленного лица в неустановленное время. Он не обратил внимания на кровь, при нем меня и сестру оскорбляли сотрудники СОБРа», – сказала сестра подозреваемого.

Мурад Рагимов после истязаний подписал признательные показания в присутствии татуированных понятых. Родные молодого человека утверждают, что потом видели этих людей в отделении. Рагимова погрузили в фургон, и СОБР покинул квартиру, прихватив с собой телефоны, iPad, золото и деньги жильцов.

Нескорая помощь

Рагимов недолго пробыл в отделении, ему пришлось вызывать «скорую». В 36-й Городской клинической больнице конвой полицейских отрекомендовал Рагимова врачам как международного террориста. Госпитализировать его отказались. Сделали лишь укол от столбняка и перевязали раны. Ножевое ранение и следы от удушения пакетом врачи в заключении почему-то не указали. Повезли снова в отделение. Судмедэкспертизу не назначили.

«Наказания без вины не бывает», - передают родственники Рагимова слова прокурора, которому жаловались

«В отделе он просидел некоторое время, пока не пришел начальник уголовного розыска Дмитрий Борисович. Фамилию он свою не назвал. Мурада стошнило, ведь у него сотрясение мозга после удара по голове конфетницей. Они на него кричали требовали брать на себя вину — всю ночь. Оттуда его повезли в Боткинскую. Там провели более полное исследование, сделали томографию. Все-таки зафиксировали ножевое ранение, но госпитализировать отказались», — рассказала сестра Рагимова. 

После этого молодого человека отвезли в отдел под конвоем. В семь вечера 2 сентября ему предъявили обвинение по части 2 статьи 228 УК (хранение наркотиков в крупном размере). Тушинский районный суд арестовал его на два месяца.

До сих пор ни Мурада, ни его отца, ни сестер не признали потерпевшими. Рагимова рассказала КАВПОЛИТу о своих попытках жаловаться на немыслимую и абсолютно незаконную жестокость СОБРа, который с помпой хотят передать в ведение Национальной гвардии.

«Наказания без вины не бывает»

На следующий день после штурма родственники ринулись в прокуратуру. Их принял зампрокурора по Северо-Западу Москвы Владимир Маркаров. Услышав рассказ, он обещал немедленно разобраться. Но уже 1 сентября, когда родные арестанта снова пришли в надзорный орган, у Маркарова поменялось настроение.

«Наказания без вины не бывает», — передают его слова родственники Рагимова. Прокурор объявил, что подобные дела не в ведении прокуратуры, и сообщил о передаче жалоб заместителю руководителя Следственного комитета по СЗАО Олегу Алыпову.

«У меня есть только отметка, что они приняли заявление. Официального ответа и реагирования от них нет, хотя я представила фото, видео, справку из травмпункта, где у Мурада сотрясение головного мозга, закрытая черепно-мозговая травма, синяки, ссадины, ожоги от электрошокера, следы от удушья, ножевое ранение», – продолжила сестра Рагимова.

Неизвестные в масках, ОВД Митино, Тушинский районный суд и отказ в госпитализации: история Мурада оказалась не единственной

16 сентября юристы Кавказского правозащитного центра официально вступили в дело, направили запросы в органы предварительного следствия и занялись выяснением обстоятельств. Рагимовы также обратились к депутату Государственной думы Ризвану Курбанову, который направил запрос на имя прокурора Москвы для защиты прав арестанта. 

Адвокат Мурад Кахриманов сообщил, что ожидает ответы на запросы от прокуратуры. Юридически это пока все, что можно сделать для студента.

По тому же сценарию

Представить, что в современной Москве средневековые пытки стоят за отчетами по раскрываемости преступлений, трудно. Едва ли можно поверить, что спецназ без причины врывается в дома и пытает обычных людей, оставляя следы на телах и не стесняясь свидетелей, а надзорные органы, суд, полиция сохраняли бы холодное спокойствие и реагировали на этот кошмар, как на утерю кошелька в автобусе, а ответственного за «спецоперацию», кажется, и вовсе нет.

Однако история Мурада оказалась не исключением: такая же история произошла с жителем Ингушетии Багаудином Кастоевым, гостившим в Москве, и его двоюродным братом, москвичом Абдулой Кастоевым. Вместо «Лефортово» Багаудина отвезли в лес и пытали полтора часа. И снова неизвестные в масках, ОВД Митино, Тушинский районный суд и отказавшие в госпитализации врачи «скорой».

Об этих и других подвигах силовиков в поисках террористов КАВПОЛИТ расскажет в следующих статьях.

3 Распечатать

Наверх