03 января 12009 2

Золотые автопарки Кавказа

На что кавказские чиновники в 2016 году тратили казенные деньги
 
Фото: justmedia.ru
Фото: justmedia.ru

usahlkaro Антон Чаблин политолог, журналист

Активисты «Народного фронта» в уходящем году выявили в регионах Северного Кавказа более сотни сомнительных госзакупок. Как правило, чиновники за казенный счет покупали себе дорогие авто – Lexus ES250, Mercedes-Benz GL400, ВMW 528i xDrive…
Причем возмущение ОНФ по поводу «расточительных» закупок, как правило, заканчивалось ничем – сделки никто не отменял, чтобы сэкономить в бюджете деньги. 

Три миллиарда пустили на зерно

Мониторингом государственных затрат в России занимаются две общественные структуры – «Комитет гражданских инициатив» (КГИ) Алексея Кудрина и «Общероссийский народный фронт» (ОНФ) Владимира Путина.

В рамках КГИ существует проект «Госзатраты», а ОНФ развивает проект «За честные закупки».

Причем, если в случае «Госзатрат» мониторинг ведется в автоматическом режиме, по заранее заложенному алгоритму, то в проекте «За честные закупки» участвуют вполне реальные активисты из разных регионов.

И у обоих таких методов есть свои изъяны.

Ясно, что живому человеку не под силу отследить абсолютно все государственные контракты (а каждый рабочий день их публикуются тысячи).

Но и слепо доверяться роботу-поисковику нельзя, поскольку порой бывают неприятные казусы.

Скажем, на портале «Госзатрат» в раздел нарушений под грифом «Закупка предметов роскоши» попал аукцион, проведенный в сентябре МВД по Северной Осетии на сумму 1,9 млн. рублей.

 Фото: gazeta.ru

Итак, за 2016 год самым «щедрым» государственным заказчиком оказалось Управление автодорог «Кавказ» Росавтодора (общая сумма заключенных контрактов – почти 8,5 млрд. рублей), агентство по дорожному хозяйству Дагестана (8 миллиардов), Минфин Ставрополья (7,7 миллиарда). 

Нет, полиция не покупала дорогой внедорожник, а искала станцию техобслуживания для своего автопарка, в котором среди прочего были машины марок Mercedes, Volkswagen и BMW. Почему-то именно этих «немцев» разработчики алгоритма для сайта считают предметами роскоши.

В числе лидеров по объемам торгов оказалось и «Карачаево-Черкесскнефтепродукт» (6,7 миллиарда), которое занималось поставками бензина и других нефтепродуктов.

Лишь немного отстал от нефтяников государственный винно-водочный завод «Премиум» из села Сармаково Кабардино-Балкарии, потративший 3,4 миллиарда.

Причем эту сумму завод отдал по одному-единственному контракту: в августе здесь закупили 200 тысяч тонн зерновых (пшеницы, ржи, ячменя и тритикале). У единственного поставщика (то есть, фактически, без проведения полновесного конкурса), коим стало московское ООО «Зерноресурс».

Когда школа стоит… миллиард  

Невольно оказалась в нашем рейтинге и государственная компания «Курорты Северного Кавказа», которая хоть и расположена реально в Москве, но штаб-квартира ее зарегистрирована в Пятигорске.

За 2016 год здесь были две сверхдорогие госзакупки: на 1,6 млрд. рублей (строительство коттеджного поселка на курорте Лунная поляна в Архызе) и на 4,4 миллиарда (комплексное развитие северного склона хребта Абишира-Ахуба).

 Хребет Абишир-Ахуба. Фото: caucatalog.narod.ru

Конечно, с такими сделками никогда не сравнятся никакие другие, которые проводили государственные заказчики.

Среди них за весь год на Северном Кавказе нашлось лишь девять, которые «потянули» более чем на 700 млн. рублей.

Капремонт одного из участков федеральной автодороги М-29 «Кавказ» на территории Ставрополья обошелся почти в 1,2 миллиарда.

Участок 11 километров длиной – то есть по 100 миллионов за километр…

А вот трехкилометровый участок обхода Дербента обошелся бюджету в 995 миллионов. 

Капремонт одного из участков федеральной автодороги М-29 «Кавказ» обошелся почти в 1,2 миллиарда

Дороги вообще, как поглядеть, вещь дорогая.

Реконструкция моста на автодороге «Грозный – Ищерская» обошелся чеченскому бюджету в 953 миллиона, капремонт железнодорожного путепровода через магистраль «Георгиевск – Новопавловск» на Ставрополье – в 812 миллионов, а строительство нового путепровода в Изобильном – в 790 миллионов. 

Реконструкция моста на автодороге «Грозный – Ищерская» обошелся чеченскому бюджету в 953 миллиона

При этом, на строительство нового комплекса административных зданий для ОМВД по Черкесску потратили 752 миллиона.

А, скажем, на создание паркового комплекса вокруг Башни Согласия в ингушской столице Магасе – 680 миллионов.


 Башня Согласия, Магас. Фото: novayagazeta-ug.ru

Самым дорогим социальным объектов в округе оказалась школа на 1500 мест в Магасе, на строительство которой потратили 995 миллионов.

Лишь немного отстал Дагестан, где на новую школу на 1224 места в Каспийске республиканский бюджет издержался на 931 миллион. Ну правда, вы можете себе представить школу стоимостью миллиард рублей?!

Особняк «Водоканала» окупится за 35 лет

Самым громким разоблачением проекта «За честные закупки» в уходящем году можно считать историю с гендиректором ГУП «Крайводоканал» Владимиром Вдовиным.

Точнее, история эта тянется еще с прошлого лета, когда приехавший на Ставрополье с Ямала Вдовин решил купить особняк для своей семьи.


 Владимир Вдовин. Фото: stavtoday.ru

Особняк приобрели за счет госпредприятия, а сам гендиректор поселился в нем, выплачивая «Крайводоканалу» арендную плату (которую, в свою очередь, по условия контракта, ему платили из кассы ГУПа).

Сам он в беседе с корреспондентом КАВПОЛИТ заявлял, что не видел в такой сделке ничего предосудительного. Мол, после его отъезда особняк останется на балансе «Крайводоканала», и в нем могут поселиться другие специалисты, которые также будут вносить плату в казну предприятия. 

По грубым подсчетам, 17-миллионная сделка начала бы коммунальному предприятию приносить прибыль… всего через 35 лет.

А еще Владимир Вдовин в беседе с КАВПОЛИТ искренне недоумевал, почему, дескать, эту историю так растрезвонил «Народный фронт».

Собственно, именно благодаря ОНФ Вдовина отстранили от должности, и в отношении него возбудили уголовное дело, которое сейчас слушается в Ленинском районном суде Ставрополя.

За особняк, кстати, деньги «Крайводоканалу» вернули. 

История Владимира Вдовина оказалась, разумеется, не единственным громким разоблачением проекта «За честные закупки».

В 2016 году его активисты в регионах Северного Кавказа выявили более 100 сомнительных закупок, из которых больше всего – на Ставрополье (72) и в Северной Осетии (15).

Но это вовсе не значит, что в Дагестане или Чечни чиновники, отвечающие за госзаказ, – люди, кристально честные. Просто нет достаточного числа волонтеров, чтобы отслеживать весь массив госзаказов. Ведь доказать факт нарушений порой сложно: нужно перелопатить всю документацию.

В 2016 году активисты в регионах Северного Кавказа выявили более 100 сомнительных закупок

Скажем, в марте МВД по Ингушетии объявило конкурс на клининговые услуги (уборку помещений). Стоимость работ – более 10 миллионов.

Бдительная активистка обнаружила, что в конкурсной заявке отсутствует объем работ: сколько полов полировать и покрывать мастикой, сколько штор и мягкой мебели чистить.

Таких нарушений много.
Управление по госзакупкам решило купить красной икры на 51 тысячу рублей

И причем вовсе необязательно, что речь идет о махровой коррупции. Чаще всего конкурсную документацию готовят неспециалисты.

Поэтому в интернете и появляются PDF-документы (а то и вовсе изображения JPEG) с нечитаемым шрифтом, откуда невозможно скопировать текст.

Роскошь… и буря в стакане воды

В августе активисты обнаружили «расточительный» аукцион в Северной Осетии, где управление по госзакупкам решило купить красной икры на 51 тысячу рублей.

Оказывается, 17 кило икры предназначалось… для питания больных в геронтологическом центре во Владикавказе.

Как сами думаете, дойдет лососевая икра до несчастных стариков?!

Безусловно, самый яркий пример расточительства бюджетных денег – это покупка дорогих автомобилей.

В 2016 году недостатка в таких примерах не было.

Так, Тебердинский государственный заповедник купил новенький черный Toyota Camry за 2 млн. рублей (как говорится в конкурсном извещении, «для производственных нужд»), а ФГУП «Кизлярский коньячный завод» – Lexus ES250 за 2,5 миллиона…

Но больше всего таких эпизодов нашлось опять-таки на Ставрополье.

Государственная «Корпорация развития Северного Кавказа» (у нее штаб-квартира в Ессентуках) приобрела в 2016 году сразу три дорогущих авто: люксовый микроавтобус Toyota Alphard за 4,5 млн. рублей, внедорожник Mercedes-Benz GL400 за 4,9 миллиона и люксовый универсал ВMW 528i xDrive. И вправду, что мелочиться?

Ни одна из «расточительных» покупок в 2016 году отменена не была

А вот, скажем, представительству Ставропольского края при правительстве России вдруг остро понадобилась иномарка за 2,9 миллиона (точная модель не указана).

ГУП «Дорожно-эксплуатационно-строительное управление №2» свет не мил был без Toyota Land Cruiser Prado стоимостью 3,1 миллиона.

 Фото: moymotor.ru

Куда скромнее аппетиты, скажем, у учреждения культуры «Межпоселенческое социально-культурное объединение» из Арзгирского района: понадобился всего лишь Volkswagen Polo за 840 тысяч рублей.

Ну а пятигорский филиал СКФУ (Институт сервиса, туризма и дизайна) купил Ford Mondeo за 1,6 миллиона. 

Никто из чиновников не отказался от дорогих иномарок с черной кожей

Во всех этих случаях, разумеется, активисты «Народного фронта» искренне негодуют в комментариях под собственноручно найденными примерами злоупотреблений.

Правда, в итоге все это остается бурей в стакане воды – ни одна из «расточительных» покупок в 2016 году отменена не была.

Никто из чиновников не отказался от дорогих иномарок с черной кожей.

Чуют, видимо, что в кризисных условиях стремительного сокращения бюджетных расходов, возможно, это последние BMW и Land Cruiser в их чиновничьей жизни. Потому и надо поспешить хапнуть!

3 Распечатать

Муслим Гасан-Гусейнов 03 января 2017, 20:47

в таких делах как гос закупки дагестанская власть впереди планеты всей.
любят они с размахом тратить на себя (гос закупки).
оптимизации врачам и учителям но не себе любимым.

0
Шапи Шапиев 06 января 2017, 16:29

Никто не откажется от привилегий, даже если они наносят ему вред)

0

Оставить комментарий:

Наверх