19 сентября
16 марта 2015 3572 0

Змей-искуситель живет в Тамбукане

Почему ставропольские депутаты предлагают ликвидировать Минкавказа?
Фото: news.mail.ru
Фото: news.mail.ru

usahlkaro Антон Чаблин политолог, журналист

Общественная палата Ставрополья провела слушания по поводу проекта закона о Кавминводах, который разрабатывает Минкавказа. Из трех десятков выступавших не поддержал законопроект ни один. «Против» мэры, прокуроры, юристы, ученые, экологи...

Многие говорили, что новый документ окончательно похоронит Кавминводы, встав в ряду с ранее принятыми поправками к закону «Об особо охраняемых природных территориях», а также готовящимися поправками к Земельному и Градостроительному кодексам. Депутат Госдумы от ЛДПР Илья Дроздов и вовсе обещал пожаловаться лично премьер-министру. 

Белый дом отошел в сторону?

В минувшую пятницу в Пятигорске прошли общественные слушания по проекту закона о статусе Кавминвод. Проводила их краевая Общественная палата, но получилось мероприятие весьма представительным: депутаты Госдумы, краевые министры, представители федерального Минкавказа...

Правда, власти Ставрополья, которые на словах озабочены судьбой Кавминвод, ничего не сделали, чтобы привлечь на слушания широкую общественность. Сами жители КМВ о мероприятии ничего не знали, даже журналисты оповещали выборочно. Да и те, кто знал о слушаниях и хотел приехать на них, сделать этого не смогли: проходило мероприятие в ресторанном комплексе «Родник» на окраине города. Длилось обсуждение почти пять часов, правда, после обеденного перерыва многие поспешили покинуть зал по своим делам.

В общем, закон хоть и обсуждают, но, скорее, «для галочки». Эксперты проводили аналогию с прошлогодним пакетом поправок в Земельный кодекс и Градостроительный (№555658-6), который Госдума приняла тихой сапой в сентябре прошлого года. Готовился документ в полной тишине, хотя затрагивает множество регионов страны: по крайней мере, на думском заседании 26 сентября горячо против него выступали депутаты даже от Омской области и Башкирии. 

Причем дорабатывать законопроект будет профильный думский Комитет по земельным отношениям и строительству, к работе даже не подключили комитеты по здравоохранению и социальной политике, подчеркнул в выступлении глава администрации Кавминвод Михаил Бондаренко. «А для них [депутатов] основная задача – убрать препоны, мешающие инвестициям, и осваивать территорию», – говорит Бондаренко.

Раскритиковал он и проект закона о статусе Кавминвод, который разрабатывает Минкавказа. В частности, даже первая статья не отвечает на вопрос, а что же такое Кавминводы. «Это некая территория, расположенная в границах непонятно каких субъектов, где расположены непонятно какие курорты. О том, что на этой территории нет никаких иных курортов, кроме как четырех федеральных – это Ессентуки, Железноводск, Кисловодск и Пятигорск, разработчики просто забыли, что недопустимо», – считает Бондаренко. 
​Сегодня федеральная власть раздираема двумя противоположными подходами к развитию Кавминвод, - Бондаренко

КМВ: умножитель сущностей

Недопустимо, уверен Бондаренко, проводить границы курортного региона «поверх» административных: на самом деле они должны совпадать с прохождением тектонических трещин и разломов, окаймляющих зоны образования минеральной воды. Между тем, проект закона закрепляет за правительством России право изменять границы Кавминвод – безо всякого научного обоснования.

Зато в числе полномочий министерства, съязвил Бондаренко, будет и право устанавливать в пределах Кавминвод границы песчаных пляжей и морских акваторий (особо охраняемых территорий). Красиво сказано. Только ни пляжей, ни морей на Кавминводах нет. По крайней мере, пока.

Председатель Общественной палаты края Николай Кашурин тоже обратил внимание, что в законе «белым пятном» остаются права и обязанности управляющей компании – акционерного общества, которое будет учреждено Минкавказа и займется развитием лечебного кластера. Если эта компания будет ликвидирована (а закон предусматривает такую возможность), то что будет с переданными ей в оперативное управление, а затем сданными в аренду резидентам кластера активами (срок аренды установлен в 49 лет).

В законопроекте и статей, посвященных контролю за работой управляющей компании: каков, например, порядок отчетности об эффективности операционной деятельности и достижении ее результатов. Главврач санатория «Руно» Николай Мерзликин обратил внимание и на то, что извращена сама суть закона – он посвящен больше не развитию Кавминвод как единого региона, а именно лечебного кластера.

Фактически, будет продублирована существующая структура управления – то есть созданная еще в 1992 году администрация Кавминвод, которую никто не упразднял (правда, сегодня фактически остался лишь врио главы администрации, получающий зарплату из бюджета края).

Курортник? Нет, подопытная крыса!

Бывший начальник фармацевтического управления Ставропольского края             Сергей Парфейников, ныне профессор Пятигорского медико-фармацевтического института (ПМФИ) обратил внимание и на то, что законопроект разрешает в клиниках будущего медкластера применять лекарства, не сертифицированные для России. Что это значит, Парфейников прозрачно намекнул: будут ставиться клинические опыты над пациентами, которые приехали на Кавминводы поправить здоровье. А ведь помимо этого на территории медкластера будет еще и миграционный спецрежим: то есть медицинские и педагогические работники смогут приезжать сюда вообще без разрешения на работу, а прочие сотрудники – в обход установленных ФМС квот.

В рамках медкластера на Кавминводах будут построены как минимум три высокотехнологичных клиники. По оценке академика РАМН Николая Разумова, каждая из них обойдется не менее чем в $100 млн. Так может, эти деньги направить на укрепление уже работающих учреждений реабилитации, задался вопросом академик.

Засомневался и управляющий региональным Фондом соцстраха Александр Курбатов: во-первых, создание новых клиник потребует привлечения колоссальных кадровых ресурсов, которых на Ставрополье пока нет. А во-вторых, каждый медцентр – это огромная нагрузка на бальнеологические ресурсы: достаточно прикинуть, сколько автомобилей (сотрудников и пациентов) будет ежедневно сюда приезжать и парковаться.

Председатель палаты Николай Кашурин обратил внимание, что в законопроекте ничего не упоминается о медпомощи социально незащищенным категориям (например, детям). Будут ли переданы в ведение новой управляющей компании санатории, которые принадлежат федеральным министерствам, например, Минздраву? Если это произойдет, то, фактически, на льготной медпомощи придется поставить крест.

Ведь, как напомнил Кашурин, даже профсоюзные здравницы вынуждены сокращать программы оздоровления детей. В 2012 году ФНПР уже закрыла детские отделения в санаториях «Виктория» (Ессентуки) и имени Димитрова (Кисловодск), а год спустя – детский санаторий «Сосновая роща» (Кисловодск), а также две здравницы, где оздоравливаются как дети, так и взрослые, – «Березы» (Ессентуки) и «Ленинские скалы» (Пятигорск). Все потому, что они объявлены убыточными. 

​Даже профсоюзные здравницы вынуждены сокращать программы оздоровления детей по причине их невыгодности, - Кашурин

Уж мы тут вам понастроим!

Юрист-практик из СКФУ Дмитрий Белявский тоже законопроект раскритиковал: по его словам, он прямо входит в неустранимые противоречия с двумя другими федеральными законами – «О местном самоуправлении» и «Об общих принципах организации органов госвласти субъектов РФ». Шутка ли: федеральное министерство теперь будет согласовывать вопросы местного значения: например, размещение рекламных конструкций или утверждение правил благоустройства. Более нигде на территории страны такого нет. 

Зампред Общественно-консультативного совета при Общественной палате Роман Нутрихин тоже законопроект разнес в пух и прах. Вроде, его цель – сохранение и охрана лечебных ресурсов, а на самом деле вопросам особой охраны посвящена лишь одна статья, и не самая длинная (да и то она полна отсылочных норм к другому федеральному закону «О лечебно-оздоровительных местностях и курортах»).

Еще два года назад были приняты поправки к федеральному закону «Об особо охраняемых природных территориях»: из документа удалили целый раздел, посвященный курортам. Парадокс, уже с того момента Кавминводы перестали быть курортным регионом (КАВПОЛИТ писал об этом в статье «Сочинский заговор олигархов»).

А теперь тихо разрабатываемый в недрах Госдумы законопроект №555658-6 и вовсе развязывает руки застройщикам: они получат право возводить коммерческие объекты даже в первой зоне горно-санитарной охраны. Причем все это облекается к «обертку» юридической казуистики: мол, охранять нужно не лечебные местности, а конкретные лечебные ресурсы.

Поддержал Нутрихина и краевой природоохранный прокурор Сергей Белевцев. По его словам, с учетом поправок, вносимых в закон «О природных лечебных ресурсах», статью нового законопроекта о статусе Кавминвод придется читать так: охрана природных лечебных ресурсов на территории курортного региона Кавминвод осуществляться не должна.

И даже глава Ессентуков Лариса Писаренко выступила против закона, в котором, по ее словам, не увидели никаких экономических стимулов для развития – одни лишь изъятия и «урезания» полномочий.
​Президент обозначал, что на Кавминводах должен быть отдан приоритет сохранению бальнеотерапевтических ресурсов и оздоровлению нации, в основе которых бюджетные инвестиции

Жесткая позиция и картинная «оппозиция»

По мнению Михаила Бондаренко, появление законопроекта в таком «сыром» виде – это показатель того, что сегодня федеральная власть раздираема двумя противоположными подходами к развитию Кавминвод. Один обозначил президент: приоритет должен быть отдан сохранению бальнеотерапевтических ресурсов и оздоровлению нации. Все должно делаться в рамках природоохранных ограничений, а основу должны составлять бюджетные инвестиции, которые идут на развитие инфраструктуры.

Второй вектор – правительственный и думский: Кавминводы рассматриваются как огромная  (площадью 550 тысяч гектаров) инвестиционная площадка для привлечения частного капитала. Если же экологические ограничения «мешают» привлекать инвестиции, то закон можно изменить.

В общем, среди почти трех десятков выступавших на слушаниях не было ни одного, кто бы поддержал законопроект. Только градус накала у всех был разный: одни говорили, что законопроект, разработанный Минкавказа, еще можно скорректировать, а другие – что его нужно отправить в корзину навсегда.

Но жестче всех выступил депутат Госдумы от ЛДПР Илья Дроздов, который заявил, что законопроект нужен лишь затем, чтобы оправдать существование Минкавказа. Либерал-демократ обещал, что его фракция обратится на имя премьер-министра с требованием ликвидировать это министерство (это, мол, еще и позволит сэкономить бюджетные средства).

Ну а написанием законов о развитии Кавминвод, уверен Дроздов, пускай занимаются краевые депутаты. Он, кстати и сам выходец из недр думы Ставрополья, только за четыре года депутатства мало чем с коллегами Кавминводам помог. А критиканствовать – так это стезя картинной «оппозиции».  1 Распечатать

Наверх