19 января 2014 801 0

Живут по праву «крутизны»

Новый феодализм в России - всесильные VIP и быдло, которое путается под колесами начальственных авто

usahlkaro Антон Чаблин политолог, журналист

Уголовные дела – пища любого журналиста. Особенно когда они касаются статусных «фигурантов» – депутатов, министров, судей… И тут уж ставропольской прессе на нехватку новостей жаловаться грех.

Только в прошлом году на всю страну прогремело несколько таких уголовных дел. Чаще всего они, конечно, они касались фактов коррупции: ловили министра природных ресурсов Анатолия Батурина, глав администраций Шпаковского района Виктора Губанова и Левокумского района Сергея Лысенко, сити-менеджера Лермонтова Сергея Бычкова, замглавы Георгиевска Александру Корябину, начальника Пятигорского отдела МВД Евгения Герасимова и трех его заместителей (Михаила Шельдешева, Владимира Севостьянова и Павла Прокоповича), гендиректоров «Крайводоканала» Вячеслава Сергиенко и «Ставрополь-агролизинга» Владимира Ермолова…

И это не считая многочисленных глав сел, рядовых полицейских, судебных приставов, врачей, доцентов. Воруют все! Ведь если не утянуть то, что плохо лежит, – это в России дурным тоном считается. Наверное, поэтому общество постепенно теряет интерес к коррупционным уголовным делам, которые отличаются друг от друга только фамилиями и суммами. Обыватель жаждет «перчинки». Чтобы, например, депутат попался на изнасиловании, а прокурор насмерть сбил человека.

«Провокацию готовили долго и тщательно»

Самым необычным уголовным делом о VIP-коррупции в ушедшем году, несомненно, было дело бывшего сити-менеджера краевой столицы Игоря Бестужего, которое слушается в Октябрьском районном суде Ставрополя с середины июня.

Обвиняют Бестужего в трех преступных эпизодах: незаконном хранении ружейных патронов и попытке получения двух взяток в 2 и 50 млн рублей (о фабуле дела «Кавказская политика» подробно рассказывала в статье «Война с Бастрыкиным»).

Сам чиновник находится под стражей уже без малого два года – он был задержан полицейскими 2 февраля 2012 года, когда ехал утром на работу. Пребывал сначала в следственном изоляторе в Ставрополе, затем его перевезли в сизо Владикавказа, сейчас же он на время суда «вернулся» обратно в Ставрополь.

Сам Бестужий с самого первого дня твердил о своей абсолютной невиновности.

«Мое уголовное дело сфабриковано, сфальсифицировано и носит политический характер. Следователей больше интересовали вопросы моих взаимоотношений с губернатором Ставропольского края Валерием Гаевским, носящих якобы финансовый характер», – заявил сити-менеджер на одном из судебных заседаний.

Семья Бестужего (его супруга, сестра и взрослый сын) создали своеобразный пресс-центр – сайт, на котором регулярно появляются сообщения о ходе процесса. Например, рассказывается, что во время пребывания в осетинском сизо Бестужего пытали (били, надевали на голову целлофан, угрожали изнасилованием), а Ленинский районный суд Владикавказа отказал в возбуждении дела по этим фактам.

Там же – заявления о фальсификациях доказательств, отказе в предоставлении адвоката и много чего еще…

А в конце декабря на сайте появился документальный фильм «Дело Бестужего. Провокация». Версия в нем излагается любопытная: якобы инициатором провокации со взяткой сити-менеджеру был бывший военком Николай Коротенко, которому Бестужий не позволил самовольно захватить гектар Мамайского леса. А злополучный участок в районе хутора Дёмино (за который Бестужий якобы и вымогал 50 млн рублей с предпринимателя, желавшего построить здесь торговый центр) были выделены мэрией обманутым дольщикам под коттеджи.

Таким вот кристально честным предстает сити-менеджер: и с захватчиками лесов борется, и за дольщиков ратует – за что, вроде как, и пострадал. Но это если не знать, какие безобразия в земельной сфере Ставрополя творились при Бестужем. За годы чиновничества он и сам лихо раздал десятки земельных участков особо приближенным, среди которых фирмы его ближайших родственников (зятя и невестки). Об этом его защитники, разумеется, не говорят.

Депутат и гимнастка

«Дело Бестужего» нестандартно всем: ну где еще бывало, чтобы мэр на протяжении двух лет вел неустанную борьбу против номенклатурной системы, частью которой еще недавно являлся. Да еще и находясь всё это время в сизо. Но при этом общественный интерес к Игорю Бестужему давно угас, даже журналисты на судебные заседания не ходят, не бегают за адвокатами сити-менеджера с просьбой дать комментарий. За два года это дело из разряда сенсаций перешло в категорию неприметной обыденности.

Да и вообще, народ от коррупции устал: череда арестованных мэров, министров, полицейских давно превратилась в безликий, а потому не привлекающий внимания хоровод. Для народа интереснее VIP-дела, связанные не с воровством бюджетных денег, а с более редкими преступлениями.

Потому так интересно дело депутата краевой думы от ЛДПР Антона Дубровского, которому вменяют сразу три статьи Уголовного кодекса: «Понуждение несовершеннолетней к действиям сексуального характера», «Насильственные действия сексуального характера» и «Вовлечение несовершеннолетней в занятия проституцией».

По версии следствия, 36-летний Дубровский в соцсети «ВКонтакте» познакомился с 17-летней гимнасткой, выдав себя за модельного агента. Обманом заманил к себе на квартиру, заставил танцевать стриптиз, а затем изнасиловал. А после этого шантажировал откровенными фото.

Дубровского арестовали четыре месяца назад, причем в сизо его увезли прямиком из больницы, где он лежал с приступом стенокардии.

От обвинений депутат категорично открещивается, через своего адвоката разослал во все СМИ заявление: «Моей защитой следственным органам представлены неопровержимые доказательства моей невиновности… При моей первой попытке дать комментарий прессе, следствие намеренно упрятало меня под замок, лишив права на защиту», – пишет Дубровский.

Прокурор и «быдло»

Дубровский – не только депутат, но также известный журналист и один из самых популярных блогеров Ставрополья. Поэтому и детали его уголовного дела в Интернете уже «разобрали», что называется, по косточкам. И нашлось достаточно защитников и обвинителей Дубровского, которые одинаково рьяно находят доказательства как его виновности, так и невиновности.

И на этом фоне вдвойне странным кажется ход расследования дела, возбужденного против другого депутата краевой думы (и, кстати, бывшего прокурора Ставрополья) Валерия Калугина, который в ноябре 2012 года сбил человека на федеральной трассе «Кавказ» в районе села Курсавка.

Среди жителей Ставрополья не было, пожалуй, ни одного человека, сомневающегося в виновности Калугина или просто пытавшегося его оправдать. Причем всенародный гнев вызвало даже не само ДТП, а негодяйские попытки экс-прокурора «отбрыкиваться» от своей виновности.

Например, Калугин пытался объяснить, будто на самом деле впотьмах наехал не на человека, а на громадную собаку. Эта опрометчивая VIP-отговорка вызвала особенно бурное возмущение: дескать, заевшийся депутат простых людей считает едва ли не хуже дворняжек, которые мешаются под колесами начальственного авто.

В Кисловодске, от которого был избран в думу Валерий Калугин, общественность несколько раз пыталась организовать сбор подписей с требованием отозвать его из парламента. Как бы то ни было, а официальное обвинение депутату до сих пор не предъявлено, уже больше года продолжаются бесконечные экспертизы.

Создается впечатление, что хитромудрые эксперты Следкома и вправду хотят «превратить» человека, погибшего под колесами прокурорского внедорожника, в безродную дворнягу. А Калугина, разумеется, от наказания «отмазать».

Иначе как объяснить, что экс-прокурор продолжает как ни в чем не бывало руководить комитетом по законности (!) в краевом парламенте и даже рекомендует к назначению мировых судей. Не приостановлено его членство в партии «Единая Россия», вроде как обещавшей нещадно избавляться от скомпрометировавших себя членов.

А чего чекисту бояться?

«Когда же суд начнется?!», – вопрошают люди, внимательно следящие за уголовным делом Валерия Калугина. Хотя, по опыту, уж сюда-то ему стоит бояться меньше всего. Говорит об этом история еще одного высокопоставленного убийцы – подполковника ФСБ Максима Свенского, о которой «Кавказская политика» уже несколько раз рассказывала.

Однажды вечером после службы вместе с сослуживцем Свенский отправился в кафе «Новый Баку», что в окрестностях Минеральных Вод. И так надрался, что официантка предложила вызвать такси, но «мачо»-чекист решительно отказался: мол, сам доеду. Уселся за руль своего внедорожника и помчался по встречной полосе (за металлическим отбойником!) федеральной трассы «Кавказ».

Проехать успел метров восемьсот, пока не протаранил ехавшие навстречу «Жигули». В лобовом столкновение погибли все четверо их пассажиров – молодые люди в возрасте от 21 до 25 лет.

Руководство краевого управления ФСБ поспешило откреститься от такой гнили: Свенский был быстро уволен из органов. И хотя он во всем сознался, уголовное дело расследовалось целых пять месяцев. Причем на время следствия подполковника даже не заключили под домашний арест (несмотря на ходатайства следствия), а остался он под подпиской о невыезде.

Сердобольные военные судьи оттягивали наступление наказания для Свенского всеми доступными способами. Вот лишь один. Вели дело двое следователей-криминалистов Военного следственного управления по Южному военному округу (ЮВО).

В протоколы допроса свидетелей следователи от руки вписали свои фамилии и инициалы, и на этом основании гособвинитель (военный прокурор) и зампред гарнизонного судьи Сергей Шпаков посчитали эти протоколы недопустимыми доказательствами. Хотя в процессе выступали те самые свидетели, которые полностью подтвердили ранее данные показания.

В общем, каким законом руководствовались судья и прокурор, неизвестно. Не иначе как законом круговой поруки. Адвокат потерпевшей стороны Людмила Айвазова, естественно, посчитала такой «отвод» незаконным, направленным на искусственное затягивание процесса.

Ну а чтобы прикрыть свою ангажированность, гарнизонный суд вынес частное постановление на имя начальника Военного следственного управления по Южному военному округу Сергея Арефьева с просьбой принять меры к следователям, расследовавшим дело Свенского.

А вот еще один любопытный факт. Адвокатом Свенского в этом процессе был бывший зампред Ставропольского гарнизонного суда Александр Давыдов. Как говорится, рука руку моет…

Прокурор просил для Свенского восемь лет заключения. Однако судья Шпаков приговорил убийцу к 5 годам и 7 месяцам колонии-поселения, лишил водительских прав на три года, а также обязал выплатить каждой семье погибших по миллиону рублей. Причем полковника даже не лишили воинского звания.

«Плачущий» убийца

После приговора стало понятно, почему Свенского не «закрыли» в сизо (срок пребывания в изоляторе вычитается из срока заключения): в колонии-поселении жизнь куда вольготнее. Более того, на свободу убийца по УДО может выйти менее чем через два года.

И все это, невзирая на колоссальный общественный резонанс: на заседание суда пришли и журналисты, а специально из Москвы прилетел лидер общероссийского движения «Синие ведерки» Пётр Шкуматов.

Честно признаюсь читателям «Кавказской политики»: сколько лет занимаюсь судебными репортажами, но столь циничного плевка Фемиды в лицо обществу видеть более не приходилось. Не стоит даже заикаться, что в отношении «простых смертных» российское правосудие традиционного проявляет куда большую жёсткость.

Естественно, родственники погибших ребят обжаловали приговор Пятигорского гарнизонного суда в апелляционной инстанции – ростовском суде Северо-Кавказского военного округа. Но здесь абсурдно мягкий приговор Максиму Свенскому оставили в силе.

Вчитайтесь, какие именно доводы суд счел смягчающими в отношении подполковника-убийцы. Свенский ранее несудим, принимал участие в контртеррористической операции.

«Чистосердечно раскаялся в содеянном», – лицемерно говорится в приговоре.

Ложь! На самом деле Свенский ни разу не попытался встретиться с родственниками убитых им молодых людей, сказать лично слова раскаяния. Презрев офицерскую честь, бегал от них. А его адвокат, тот самый экс-судья Давыдов, на заседании прямо так и заявил: мол, во всем виноваты журналисты, которые сформировали негативное отношение к Свенскому. Видать, пронырливый адвокат мечтал «договориться» на еще меньший срок. Годика на два-три. Да, видите ли, ему общественность помешала.

И напоследок. О роли той самой ФСБ, из недр которой и вышел этот упырь. Из органов Свенского-то уволили, да вот на суд он представил положительную характеристику из своей войсковой части. Как тут не вспомнить майора Дениса Евсюкова, который из табельного пистолета буднично расстрелял в московском супермаркете девять человек.

«Он хороший профессионал», – отозвался о серийном убийце тогдашний начальник ГУВД Москвы Владимир Пронин. За что немедленно вылетел с работы. Любопытно, а работает ли до сих пор в ФСБ человек, подписавший положительную характеристику Максиму Свенскому?!

0 Распечатать

Наверх