29 ноября
02 января 2016 3880 0

Застрявшие в СССР

Если бы российские законы работали, проблемы этих людей были решены, считает правозащитник
Фото: news.mail.ru
Фото: news.mail.ru

usahlkaro Андрей Кошик Автор статьи

Сколько их – лиц без гражданства, спустя двадцать лет после распада СССР все еще живущих по потертым паспортам с серпом и молотом, – не знает никто. Отсутствуя в официальной статистике, они остаются невидимыми для государства – а значит, лишенными всех социальных прав. Проработав многие годы, не могут получить пенсию, с трудом устраивают родившихся уже в России детей и внуков в школы, платят за прием у врачей в поликлинике.

По данным «Южного правозащитного центра», в Краснодарском крае может проживать более тысячи людей без действующих документов и гражданства. Как правило, они компактно сгруппированы в приграничных поселках Сочи (если речь идет об абхазских грузинах, покинувших дома во время войны в начале 90-х) и сельской местности – например, в Крымском районе Кубани, где живут курды из Карабаха.

У каждого из них – своя история и свой горький опыт беспаспортной жизни в нашей стране.

Ненужные люди

В многодетной семье Заура Шалвовича и Кето Гутиаевны (некоторые лица без гражданства из боязни перед российскими службами просят не указывать фамилию – прим. авт.) воспитали пятерых детей: трое появились на свет еще в Абхазской АССР, двое – Марьям и Бесики – уже в новой России. У младших нет даже свидетельства о рождении, только справка из питерского роддома.

Уехав из родного села после грузино-абхазской войны, в 1996 году перебрались в грузинский Зугдиди, где получили статус беженцев, но устроиться там не удалось.

Спустя три года переехали к двоюродному брату матери под Санкт-Петербург. Там во время пожара сгорело все имущество и документы. Как их восстановить, семья абхазских грузин не знала, а возвращаться за справками уже в независимую Абхазию посчитала опасным.

За четверть века многие утеряли и советские паспорта, установить личность в таком случае очень сложно

​Сейчас живут в Сочи, снимая третий этаж ветхого деревянного дома в предгорье. Перед Олимпиадой Заура Шалвовича и двоих старших сыновей поместили в спецприемник для нелегальных мигрантов, где они пробыли девять месяцев.

Младшего сына Бесики не брали в школу, так как у него нет никаких документов. Родители время от времени нанимали ему учителя за 500 рублей, только перед Новым годом правозащитникам удалось добиться его зачисления в четвертый класс.

Олимпиада в спецприемнике

«С 1991 года живу в Сочи. Переехал сюда по работе еще до войны, работал водителем в газовой компании. Когда началась война, решил остаться, – рассказывает КАВПОЛИТу Роберт Стуруа. – В 2007 году получил российское гражданство, но перед Олимпиадой по решению суда его аннулировали, потому что в паспорте неправильно указали место рождения.

Сразу же, 16 декабря 2013 года, меня поместили в спецприемник для нелегальных мигрантов. Просидел там всю Олимпиаду, выпустили только в июле. Хотели депортировать, но я никогда не был гражданином Грузии, поэтому та сторона отказалась меня принимать. Выдали справку в спецприемнике, по ней вновь подал документы на получение гражданства, но больше года нет никакого ответа».
Законы РФ не рассматривают лиц без гражданства как отдельную категорию: нет российского паспорта – значит, иностранец

Семья Роберта живет на предоставленной знакомыми даче в спартанских условиях. Дети уже в Сочи окончили школу, родился внук.

– С Грузией меня ничего не связывает, там нет ни родных, ни знакомых. Когда переехали сюда, старшей дочери было четыре года, сыну – три, они даже толком не говорят по-грузински, почти всю жизнь прожили в Сочи, – разводит руками пожилой мужчина.

Пенсионер-нелегал

В отделение миграционной службы Шамисдан Шамхал-оглы ходит, по его собственным словам, как на работу, несколько раз в неделю. Но получить легальный миграционный статус пенсионеру пока не удается.

В советское время он, выпускник факультета прикладной математики Бакинского госуниверситета, работал в НИИ. В 1994 году по советскому паспорту переехал в Россию, некоторое время ездил по регионам со строительной бригадой, уже 17 лет живет в Сочи.

Рядом с отделениями миграционной службы дежурят некие люди, которые за деньги предлагают оформить гражданство

Перед Олимпиадой на четырнадцать месяцев попал в спецприемник. Неоднократно подавал обращения в посольство Грузии (по месту своего рождения) и Азербайджана, но ни одного ответа так и не получил, поэтому убежден, что его обращения вообще не пересылались сотрудниками ФМС и МВД.

«А жизнь и так почти прошла»

Олег Данелия всю жизнь прожил на границе, которой в советское время еще и не было, – родился в приграничном поселке Леселидзе (абхазское название Гячрыпш), с детства ездил в сочинский Адлер. Затем были десять лет службы в советской армии.

«Во время войны бежали с семьей сюда. Тогда границы как таковой не было, автобусы ездили свободно, никто даже документы не проверял: перешел речку (естественной границей служит река Псоу – прим. авт.) – и ты уже в России, – вспоминает Олег Алексеевич. – Более того, жили в селе Леселидзе, а стали на улице Леселидзе в Сочи». 

Признается, что неоднократно пытался получить российское гражданство, но каждый раз с него требовали документы из Абхазии, куда он опасается возвращаться.

Если человек никогда не был гражданином независимой Грузии или Азербайджана, посольства отказываются их принимать

Перед Олимпиадой 60-летнего мужчину поместили в спецприемник для нелегальных мигрантов. На возможность получить паспорт он уже махнул рукой: пенсии все равно не добиться, а жизнь и так почти прошла.

Пока есть силы, подрабатывает столяром, делая резные столы и деревянные лестницы. За 20 лет семья построила дом, имеет большое подсобное хозяйство, огород и виноградник. Последние годы прихватывает сердце, каждый раз приходится платить врачам – в прошлом мае пять дней пролежал в больнице, потребовали 12 тысяч.  

– Дети также пытаются получить российский паспорт, но после 2008 года грузинам сделать это очень-очень сложно, – подытожил мой собеседник.

С мечтой о пенсии

Любовь Ивановна русская, но родилась в Баку. В России живет с 1996 года, из документов на руках только советский паспорт со штампом о регистрации в столице Азербайджана.

Четыре года назад, чтобы получить в ФМС разрешение на временное проживание, через суд добилась подтверждения факта постоянного проживания в Сочи. Но официального миграционного статуса так и не получила – из-за отсутствия постоянной регистрации.

Ей неоднократно предлагали купить «регистрацию», но потом, узнав о правовом положении и отсутствии гражданства, отказывали.

На время Олимпиады из-за рейдов полиции и казаков, выискивающих нелегальных мигрантов, женщина перебралась на несколько месяцев в Туапсе. Сейчас живет на дачах, которые охраняет по разрешению хозяев.

Мечтает научиться пользоваться компьютером, получить пенсию и воссоединиться с дочерью, гражданкой Азербайджана, к которой не может выехать из-за отсутствия документов.

«Выдворить его можно только в СССР…»

Президент «Южного правозащитного центра», в прошлом руководитель приемной «Миграция и право» в Сочи Семен Симонов рассказал КАВПОЛИТу, что лица без гражданства регулярно обращаются в различные структуры, ведется многолетняя переписка, но их проблемы реально решаются лишь в единичных случаях.

ФМС не хочет решать проблем, возиться с документами. Если бы российские законы работали, проблемы этих людей были решены

«Например, в ФМС отказываются принимать заявления, отправляют в органы, которые ничем помочь не могут, – тот же ЗАГС. Как их там примут, если у человека вообще нет документов? А ведь за четверть века многие утеряли и советские паспорта, установить личность в таком случае очень сложно, – объясняет правозащитник. – Любой государственный орган, прежде чем как-то действовать в интересах этих людей, должен понять, кто они такие.

Сделать это может только ФМС. Механизм для этого прописан в законе: до конца 2016 года действует упрощенный порядок получения гражданства людьми, проживающими в России до 2002 года, если они не становились гражданами других независимых республик.

Но ФМС не хочет решать их проблем, возиться с документами. Если бы российские законы работали, проблемы этих людей были решены».

Десятки лиц без гражданства рассказывали, что рядом с отделениями миграционной службы дежурят некие люди, которые за деньги предлагают оформить гражданство, продолжает руководитель «Южного правозащитного центра». Например, одному из его собеседников в этом декабре обещали российский паспорт за 300 тысяч рублей.

После задержания власти связываются с посольствами стран, на территории которых, еще во времена СССР, эти люди родились

По словам Симонова, большинство лиц без гражданства прибыли в Краснодарский край во время или сразу же после военных конфликтов на их родине – первой грузино-абхазской войны и Карабаха, в единичных случаях это жители Казахской ССР и Украины.

Симонов также отметил, что, по данным регионального управления ФСИН, в местах лишения свободы и следственных изоляторах Кубани содержатся 714 человек, не имеющих российских паспортов, из них 42 человека «имеют паспорта граждан СССР образца 1974 года».

Всего за три года из краснодарских колоний и изоляторов освобождены 659 человек без действующих паспортов.

«Большинство лиц без гражданства зимой 2013-2014 годов, перед Олимпиадой, были задержаны и помещены в спецприемник для нелегальных мигрантов, где провели от нескольких месяцев до полутора лет. К сожалению, российское законодательство не рассматривает их как отдельную категорию: раз нет российского паспорта – значит, ты иностранец.

После задержания власти связываются с посольствами стран, на территории которых, еще во времена СССР, эти люди родились, – объясняет сочинский правозащитник. – Но если человек никогда не был гражданином независимой Грузии или Азербайджана, посольства отказываются их принимать.

Переписка может затягиваться на многие месяцы, все это время человек находится за колючей проволокой. В итоге выясняется, что выдворить его можно только в СССР, но такой страны на карте уже нет».

0 Распечатать

Наверх