07 февраля 2014 1650 0

Записали в террористы

Итоги пресс-конференции по теме «Перечень террористов и экстремистов Росфинмониторинга - это новое в истории политических репрессий в России»
Фото: zagr.org
Фото: zagr.org

usahlkaro Лариса Романова Автор статьи

КАВПОЛИТ публикует итоги пресс-конференции по теме перечня террористов и экстремистов Росфинмониторнига, размещенные на сайте Комитета за гражданские права.

4 февраля в Независимом пресс-центре Москвы состоялась пресс-конференция по теме «Перечень террористов и экстремистов Росфинмониторинга – это новое в истории политических репрессий в России». 

Мероприятие было посвящено проблеме защиты граждан России, пострадавших от действий Федеральной службы по финансовому мониторингу, на которую Федеральным законом № 115 возложена обязанность осуществлять противодействие легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путём, и финансированию терроризма. 

Росфинмониторинг ведёт так называемый Перечень террористов и экстремистов. С этим Перечнем любой желающий может ознакомиться на официальном сайте Росфинмониторинга. На сегодняшний день в списке террористов и экстремистов числится 2 826 граждан России. 

Кто эти люди? Их не объединяет ни религия, ни идеология, ни политические или криминальные цели, ни региональное или этническое происхождение. Между ними ничего общего. Они даже могут быть противниками. Но их объединил в одно экстремистское и террористическое сообщество – Росфинмониторинг. Эти люди, в абсолютном большинстве не имеющие ни малейших намерений финансировать террористические акты и не имеющие к финансированию терроризма никакого отношения, стали персонами «нон-грата» без судебного решения, из соображений выгоды для властей РФ. 

Конференцию посетили представители 10-ти СМИ, блоггеры и общественные активисты. 

Мероприятие открыл адвокат коллегии «Закон и человек» Джалиль Сирожидинов, участвующий в судебных процессах по обжалованию принципов формирования российского Перечня террористов и экстремистов. Его оппонентом в суде является непосредственно Росфинмониторинг, а позиции абсурдности процедуры включения в Перечень и исключения из него адвокат выстраивает на праве Европейского суда и на основе конституционных норм, с целью последующего обращения в Конституционный Суд РФ и в Европейский Суд по правам человека. 

Фигурант Перечня, Владимир Белашев («дело Реввоенсовета» – о взрывах памятников), рассказал, что вопреки утверждению чиновников, практически полное замораживание всех безналичных средств «подозрительных» граждан и полный отказ им в доступе к финансовым инструментам в стране – в мировой цивилизованной практике не применяется. Такое введено только в России 115-м Федеральным законом. В Европе же применяются жесткие правила контроля счетов банками. В некоторых странах, например во Франции, в каждом банке работает лицо из финансовой разведки страны, проверяющее сомнительные операции или правомерность доходов и расходов проблемных клиентов. Белашев пояснил, что чиновники Росфинмониторинга не желают заниматься действительной работой, зато хотят отчитываться перед властью о высоких результатах своей псевдо-деятельности. 

Адвокат Виктор Бородин (защитник фигуранта Перечня Бориса Стомахина в уголовном процессе), пояснил, что существование Перечня террористов и экстремистов как списка физических лиц, все активы которых подлежат блокировке, – лишено здравого смысла. Правоохранительные органы РФ и так обладают законной возможностью ареста счета или имущества любого гражданина, если проводится расследование преступной деятельности с их использованием. Адвокат напомнил, что согласно Конституции РФ, лишение права собственности допустимо только по судебному решению. 

Адвокат Алексей Першин (защитник фигуранта Перечня Владимира Квачкова в уголовном процессе) указал о том, что 115-й закон предлагает включать в Перечень даже такие уголовные составы, реальные события по которым могут быть безмерно далеки от всякого терроризма, от всяких требований к власти. Например, закон дозволяет включение в Перечень угонщиков железнодорожных составов, действующих из хулиганских соображений, или участников «незаконного вооруженного формирования», вооруженных легальными охотничьими ружьями, которых может объединять идея вне сферы политики. Правовая связь между формальными правилами включения в перечень («за статью в Уголовном кодексе») и реальной финансовой основой терроризма – отсутствует. 

Подтверждением этому было выступление Юлии Приведенной из коммуны «Портос», которая была исключена из Перечня осенью 2013 года ввиду погашения судимости. Юлия была признана виновной в «участии в незаконном вооруженном формировании» и осуждена условно, хотя вину не признавала. В 90-х годах их сельскохозяйственная коммуна имела легальное оружие, так как им угрожали бандиты, желающие стать «крышей» сельхозпредприятия. Приведенная отбывала наказание условно; более того, ей была присуждена компенсация морального вреда за 2-месячное незаконное содержание под стражей. Юлия рассказала, как при ее попытке получить эту компенсацию с банковского счета, в банк приехал ОМОН «брать террориста» – то есть Юлию. Компьютер банка показал, что Приведенная в списке террористов – и сотрудники нажали «тревожную кнопку»… 

Фигурант Перечня, Лариса Романова («дело НРА» – о взрывах у здания приемной ФСБ), рассказала, что формирование российского списка террористов и экстремистов Росфинмониторингом происходит с 2003 года без всякого учета международных понятий «террористический акт» и «финансирование терроризма». Террористы уничтожают людей ради удовлетворения своих требований к властям или наносят крупный ущерб экономике страны; финансирование такой деятельности – это осознанный сбор и передача средств на нее. 90 % фигурантов Перечня не имеют к подобной деятельности никакого отношения.

Неспособность силовых структур России предотвращать убийства, а заодно необходимость расправы с всевозможными политическими противниками и неугодными гражданами власть прикрывает Перечнем Росфинмониторинга и объявляет репрессии в отношении включенных в него якобы необходимыми ради всеобщего благополучия. Люди из Перечня лишены права на труд и его оплату, так как банки не открывают им зарплатные карты. Фигуранты Перечня по несколько лет не видели своей зарплаты, и даже дозволенные недавно к получению 10 тысяч из нее – ниже прожиточного минимума. В настоящее время дозволено получить пенсии и пособия, но пока банки никому их не выплатили.

Включенные в Перечень не могут получить компенсации за нанесенный им вред, алименты, страховые выплаты при несчастном случае, при ДТП, не могут получить средства в чрезвычайных обстоятельствах – срочной операции, на похороны близкого человека и т.п. При чем здесь финансирование терроризма – непонятно. Включение в Перечень происходит путем сообщения Прокуратуры или другого ведомства в Росфинмониторинг о привлечении к ответственности гражданина по определенной статье УК РФ; акт о внесении имени этого гражданина на основании только этой информации выносит секретарь одного из отделов Росфинмониторинга.

Обоснованности включения в Перечень нет, защититься от этой процедуры в суде – невозможно. Также, Перечень служит цели унижения человеческого достоинства, поскольку с именами террористов-убийц в Перечне соседствуют имена достойных граждан: исследователя культуры коренных северных народов Ивана Мосеева, кандидата наук Илхома Меражова, депутата Ижевска Василия Крюкова, учительницы и пенсионерки Накии Шарифуллиной. Было пояснено о ситуациях фигурантов Перечня: о Владимире Смирнове, Александре Кольцове, Иване Асташине. 

Наталья Холмогорова, руководитель Правозащитного Центра РОД, сделала заявление, что гражданам Россию нет смысла занимать позицию «уж меня-то этот Перечень никак не коснется». Она привела пример пенсионерки Валентины Прасоловой, попавшей в «список на люстрацию» за скандал с соседями, оказавшимися, на беду, армянами. Прасолову осудили к небольшому штрафу, зато включили в Перечень и с этого дня ее пенсия и опекунские выплаты на внучку-сироту оказались замороженными. Наталья Холмогорова рассказала о том, что в Центр РОД с 2013 года начали обращаться за помощью пострадавшие от действия 115-го закона люди, оставшиеся без средств к существованию. Центр консультировал пострадавших о возможности переводов пенсий и пособий к выплате через почтовые отделения, и об урегулировании конфликтов с работодателями, не желающими платить зарплату не на банковскую зарплатную карту, а наличными через кассу. Последнее связано с очень большими трудностями. 

Елена Рохлина, гражданский активист, выступила о том, что власти больше не удастся посеять в людях чувство страха ни подобными перечнями, ни другими издевательскими способами подавления гражданской активности. Точка невозврата пройдена. Она рассказала, что в Перечень включен 72-летний саратовец Юрий Кутузов за речь, сказанную на митинге памяти ее отца Льва Рохлина. Кутузов пережил многочисленные унижения в ходе уголовного преследования, был оштрафован. Он узнал, что его банковский счет заморожен, когда банк отказал в выдаче ему перевода средств от родственников, так как единственный доход Кутузова – его пенсия. Тут же выяснилось, что пенсионный счет заблокирован тоже – а на нем в последнее время Юрий Кутузов откладывал средства на свои похороны. Несмотря на ухудшение здоровья в связи со стрессом, этот старый человек вышел в одиночный пикет с плакатом, протестующим против Перечня террористов и экстремистов. 

О том, как государство отказалось выполнить свою обязанность компенсировать вред, нанесенный полковнику Владимиру Квачкову, рассказала его супруга Надежда Квачкова. Ее поддержал адвокат Першин. Военная пенсия Квачкова была заморожена в прошлом году. На этот же, единственный банковский счет полковника, перечислена компенсация морального вреда за многолетнее содержание под стражей по «делу о покушении на Чубайса» – Владимир Квачков был оправдан присяжными. На другой день после вступления оправдательного приговора в законную силу пожилой полковник был арестован по обвинению в «подготовке мятежа» с 4-мя пенсионерами и осужден на 8 лет. Иждивенцы Владимира Квачкова – дочь, инвалид 1 группы, и почти 90-летняя мать, жившие на высокую пенсию полковника, по сути лишились источника средств существования, так как на их собственные мизерные пенсии им не прожить. Средства со счета Квачкова семья забирала по доверенности; в настоящее время они подали иск в суд. 

Нина Силина, один из активных участников Движения в защиту пострадавших от действий Росфинмониторинга, рассказала о том, как и зачем появилась данная группа в Фейсбуке (https://www.facebook.com/groups/against115/). Перечень объединил почти 3 тысячи человек, весьма отличающихся между собой, к тому же разбросанных по разным регионам страны. Группа призвана: помочь пострадавшим от Перечня в самозащите своих прав; поддержать друг друга; распространять правдивую информацию о новом виде репрессий властей; призывает фигурантов Перечня пройти российские суды низших инстанций по искам к Росфинмониторингу и банкам для обращения в Конституционный Суд РФ и в Европейский суд по правам человека. Фигурантов Перечня поддерживает ряд гражданских активистов и юристов; от имени Движения была создана Петиция протеста против Перечня, собравшая сотни подписей и переданная в представительство ООН в Москве и в Аппарат Уполномоченного по правам человека в РФ. 

Приблизительно половина включенных в Перечень террористов и экстремистов – мусульмане. Ситуацию по «мусульманской части» Перечня прокомментировал Арслан Мирзаев, журналист и правозащитник. Незначительную часть включенных в Перечень мусульман составляют лица, подобные Доку Умарову; они находятся в Перечне обоснованно. Тем не менее смешно думать, что Умаров и К, находящиеся на нелегальном положении, решат явиться, например, в Сбербанк и открыть там свой счет. Перечень им не нужен и не опасен; Перечень репрессирует легальных людей. Другую значительную часть составляют в реальности законопослушные граждане, которых обвинили в принадлежности к запрещенным исламским течениям.

Например, читателей книг богослова Нурси (в основном это пенсионерки из Республики Татарстан) – к несуществующему «Нурджулар»; или к «Хизб ут-Тахрир», признанном террористическим только в России. В Перечне немало мусульман, осужденных по сфабрикованным уголовным делам, наиболее известное из которых – дело в отношении Зары Муртазалиевой, эмигрировавшей после выхода на свободу во Францию. В списке Росфинмониторинга есть осужденные за реальную принадлежность к незаконным вооруженным формированиям. Однако, подчеркнул Мирзаев, отбыв суровое заключение, они освобождаются? и что эти люди должны делать дальше, когда от них из-за содеянного отвернулись родственники, а 115-й закон не позволяет им устроиться на работу? Следует ожидать их уход в криминал. 

Эту мысль подтвердил и член Общественной наблюдательной комиссии Московской области Эдуард Рудык. Каждый осужденный, по его наблюдениям в ходе посещений колоний и тюрем, перед освобождением крайне переживает о будущей жизни на свободе. Перечень Росфинмониторинга не дает возможности освобожденным для ресоциализации. Также, по его мнению, Перечень и репрессии 115-го закона созданы властью для провокации социального взрыва, тем более? что в этот список включено очень большое число оппозиционеров разного толка. 

В момент завершения конференции на нее прибыл известный правозащитник, председатель «Комитета за гражданские права», член Совета по правам человека при Президенте РФ Андрей Бабушкин. Он предложил участникам мероприятия провести в марте этого года круглый стол с представителями госструктур для выражения всех претензий и конкретных предложений по кардинальным изменениям «антитеррористического» законодательства. 

Характерно, что через несколько часов после окончания пресс-конференции, «Известия» разразились «дезой» от руководства Росфинмониторинга и комментаторов от «банковского лобби». Они заявили, что государство необыкновенно озаботилось жизнеобеспечением экстремистов и проявило необыкновенный гуманизм в виде дозволения с начала года получить замороженные пенсии, пособия, стипендии и 10 тысяч из зарплаты. Посетовали эти господа на то, что слишком мягким является разрешение уплачивать налоги и штрафы из замороженных средств – смысл сказанного ими сводился к тому, что фигуранты Перечня только и думают денно и нощно – как бы им профинансировать террористов. Характерно, что чиновники отечественной финразведки до сих пор не похвастались обществу ни одним случаем пресечения ими переброса безналичных средств для конкретного террористического преступления. 

Несмотря на попытки власти увернуться от решения проблемы, приглашение чиновников к открытому ее обсуждению на круглом столе состоится в довольно скором времени. 

Напомню, что продолжается сбор подписей под петицией протеста против Перечня Росфинмониторинга, которая будет в дни открытия Олимпиады отправлена Верховному комиссару ООН по правам человека. 

1 Распечатать

Наверх