09 февраля 2014 2692 2

Закон о нацизме и вечное возвращение

Представители народов, переживших депортацию, могут снова стать «пособниками фашистов»

usahlkaro Бадма Бюрчиев обозреватель

Запретить критику деятельности СССР во время Великой Отечественной войны предлагает председатель комитета по безопасности Госдумы Ирина Яровая. Соответствующий пункт появился в новой версии проекта закона о нацизме, внесенного на рассмотрение в нижнюю палату. В случае принятия документа под угрозой окажутся научные исследования, посвященные преступлениям сталинского режима. О депортации народов можно будет говорить только разрешенную правду. 

Кто ответит за Хиросиму?

Это уже третья попытка Яровой добиться принятия закона. Первый проект стал реакцией на решение Страсбургского суда, признавшего в 2010 году военным преступником командира советского партизанского отряда Василия Кононова. Однако документ получил отрицательную оценку правительства, главой которого в то время был Владимир Путин. 

Повторно законопроект рассматривался в Госдуме в июне прошлого года, на фоне резонанса, вызванного записью в блоге Леонида Гозмана, отождествившего СМЕРШ и СС.

В тот раз Яровая предлагала ввести уголовное наказание за «отрицание вынесенного Международным военным трибуналом приговора, одобрение установленных приговором Международного военного трибунала преступлений, а равно отрицание деятельности армий стран антигитлеровской коалиции по поддержанию и восстановлению международного мира и безопасности во время Второй мировой войны, а равно распространение заведомо ложных сведений о деятельности армий стран антигитлеровской коалиции во время Второй мировой войны, соединенных с обвинением в совершении преступлений».

Критики сразу же подметили, что помимо всего прочего, закон в подобном виде запрещал бы осуждать, скажем, ковровую бомбардировку Дрездена британскими и американскими ВВС или применение ядерного оружия в Хиросиме и Нагасаки... После недолгих дебатов законопроект был забракован на уровне парламента.

СССР – вне критики

Яровая не сдалась и после нашумевшего опроса телеканала «Дождь» о блокаде Ленинграда представила коллегам по «Единой России» доработанный вариант документа.

Измененная часть законопроекта выглядит следующим образом: «отрицание фактов, установленных приговором Международного военного трибунала, одобрение преступлений, установленных приговором Международного военного трибунала, а равно распространение заведомо ложных сведений о деятельности СССР во время Второй мировой войны, соединенных с обвинением в совершении преступлений, установленных приговорами Международного военного трибунала».

По мнению автора, потенциальный закон в нынешнем виде «имеет абсолютно выверенные правовые дефиниции, соотносится с требованиями международного права и не будет иметь двойственного толкования».

Другими словами, все противоречия исчезают, когда действия союзников остаются в поле зрения критиков, а осуждение деятельности СССР в годы войны оказывается под запретом. Судя по всему, депутат посчитала, что ранние версии закона о нацизме были недостаточно патриотичными.

И все же, новый вариант встретил непонимание даже в рядах единороссов. «Кто пойдет по этой вашей статье? Известные люди, которые одобрят (или сделают вид, что одобрили), и дальше лучшие адвокаты будут публично размазывать не только авторов этой новой статьи, но и саму позицию, саму платформу, ту позитивную, патриотическую, о которой мы говорим», – приводит слова декана Высшей школы телевидения МГУ Виталия Третьякова издание Slon.

Негативно отозвались о документе и в верхней палате парламента, где, как выяснилось, готовят свою версию закона. «Если говорить о разнице между законопроектом Ирины Яровой и нашим законопроектом, она очень простая: мы под реабилитацией нацизма считаем восстановление в правах, присвоение наград нацистским преступникам, пособникам, публичное оправдание и распространение идеологии нацизма и публичное прославление нацистских преступников. Вот это и есть реабилитация нацизма, а не запрет каких-то конкретных мыслей, рассуждений или суждений», – рассказал зампред комитета Совета федерации по конституционному законодательству Константин Добрынин в интервью телеканалу «Дождь».

Заведомая ложность

Безусловно, Совет федерации предлагает более разумную формулировку закона, но именно поэтому у Госдумы больше шансов. На реальность перспектив разработанного Яровой документа указывают хотя бы принятые в последнее время нормативно-правовые акты. Да и единороссы, наверное, не просто так возобновляют дискуссию со столь завидным постоянством.

Общая направленность инициативы понятна, особенно после последней редакции. По всей видимости, в Госдуме полагают, что ура-патриотизм должен быть закреплен на законодательном уровне. Справедливости ради надо отметить, что предлагается ввести наказание за распространение лишь «заведомо ложных сведений о деятельности СССР». Но как этот нюанс будет использоваться в правоприменительной практике?

По этому поводу историк Аскольд Иванчик в интервью изданию «Коммерсантъ» напоминает: «Тот же предыдущий опыт, однако, подсказывает, что закон принимается не зря и блокирующее его слово «заведомо» будет толковаться иначе, примерно так, как толковалось при осуждении советских диссидентов по статье «распространение заведомо ложных измышлений». Заведомо ложными тогда считались суждения, не совпадающие с официально признанными правильными. Разница в том, что тогда была официальная идеологическая доктрина и границы дозволенного были ясны, хотя, конечно, в разные периоды они сдвигались в ту или другую сторону. Сейчас такой доктрины нет, и взгляды разных представителей власти на то, что можно, а что нельзя, сильно отличаются».

Установить заведомую ложность распространенных сведений можно разве что заставив покаяться предполагаемого нарушителя закона. Либо – если развить мысль Иванчика – вначале придется признать на государственном уровне некую идеологию единственно верной.

Крест нацизма

В прошлом году нам частенько приходилось рассказывать о покушениях депутатов на статью 13 Конституции РФ: «Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной и обязательной». По всей видимости, инициатива Яровой – это своеобразный гамбит. Попытка, пожертвовав очередной версией законопроекта, возобновить дискуссию о необходимости снять запрет на государственную идеологию.

Это не отменяет сказанного относительно перспектив документа. При определенных условиях ультрапатриоты могут получить двойную выгоду – провести и закон о нацизме, и поправки к Конституции.

Впрочем, не будем заглядывать столь далеко. Помимо пока неочевидных рисков, связанных с изменением Конституции, существуют и вполне локальные проблемы, касающиеся непосредственно Северного Кавказа. Речь идет об освещении темы депортации народов.

Взять ту же трагедию в Хайбахе. Что, если «официальной» станет версия, согласно которой доказать сожжение людей в конюшне не представляется возможным? Получается, любые исследования в этом направлении будут «заведомо ложными», а заявления о преступлении сталинского режима – уголовно наказуемыми?

Символично, что наказание в этом случае последует по статье закона о нацизме. То есть представители депортированных народов, которые вопреки закону будут продолжать утверждать, что Сталин и НКВД – преступники, получат, как в былые годы, клеймо пособников фашистов.

Эта подлая тактика уже обкатана на законе об экстремизме, по которому сегодня привлекают инакомыслящих всех мастей. Маркируя нарушителей репрессивных законов как экстремистов или нацистов, власть оправдывает свои действия в глазах широкой общественности.

Готовы ли народы, пережившие депортацию, снова стать изгоями в собственной стране? Если нет, то пора четко обозначить свою позицию в отношении преступных действий советского государства. Приближающиеся трагические даты – подходящий для этого повод. В противном случае… есть для этого «противного случая» одно поэтическое пророчество: «Может статься, что завтра стрелки часов начнут вращаться назад, и тот, кого с плачем снимали с креста, окажется вновь распят». 

6 Распечатать

Рамазан Салманов 09 февраля 2014, 19:58

"В прошлом году нам частенько приходилось рассказывать о покушениях депутатов на статью 13 Конституции РФ: «Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной и обязательной». По всей видимости, инициатива Яровой – это своеобразный гамбит. Попытка, пожертвовав очередной версией законопроекта, возобновить дискуссию о необходимости снять запрет на государственную идеологию"- Государственная идеология(идея)-это цель которую должно преследовать, любое уважающее себя государство. Безидейное государство-это то,что мы сегодня имеем,(модерировано),где можно извратить до неузнаваемости историю государства,где государство вынуждено оправдываться перед "либерастами",почему оно препятствует на своей территории разгулу (модерировано),эта территория где население,зажатое в тиски безидейности,бездуховности и аморальности просто напросто деградирует.Поэтому вне всякого сомнения,статью под архи противным номером 13 Конституции России надо отменить,а период действия этой статьи, признать в истории России, как преступно-пораженческий. Процедура-здесь проста,объявит плебисцит по активированной проблеме,и здоровые отростки российского сообщества народов,покажут насколько трезво они оценивают ситуацию в стране,тут же важны детали,правильно поставит вопрос на плебисците,и не проводить мероприятие по "соловьёвски" когда с одной стороны выставляются три патриота,а с другой три либеральных еврея,и создается иллюзия,что страна по проблеме разделилась поровну...

2

Оставить комментарий:

Наверх