24 октября
26 февраля 2015 2138 0

Закавказские валюты между Сциллой и Харибдой

Ожидаемое ускорение инфляции – идеальная питательная среда для очередного обострения борьбы за власть

usahlkaro Николай Проценко журналист

Недавняя серия девальваций национальных валют Армении, Грузии и Азербайджана неслучайно напоминает о двух мифических чудовищах.

Страны Закавказья сейчас оказались в такой ситуации, когда любое решение, связанное с курсом валют, таит в себе немалую угрозу. И даже логика выбора меньшего из двух зол может не сработать.

Попытаться удержать старые курсы означало выбросить в топку валютного рынка накопленные резервы, которые не безграничны (особенно у Армении и Грузии). А провести настолько резкую девальвацию, чтобы заметно стимулировать экспорт, чревато ускорением инфляции, что для небогатых стран Закавказья неизбежно будет иметь политические последствия.

Теоретически девальвация трех закавказских валют действительно должна облегчить жизнь экспортерам и повысить туристическую привлекательность.

Здесь в качестве аналогии можно привести страны Южной Европы до их вхождения в зону евро. В свое время девальвация стала для них регулярным механизмом стимуляции притока валюты благодаря постоянно растущему туристическому потоку и увеличению экспорта сельхозпродукции (почему, собственно, Греция уже давно так стремится избавиться от евро).

Но для этого требовалось одно важное условие: стабильность курса тех валют, за которые покупались эти товары и услуги (например, немецкой марки).

В этом и заключается принципиальное отличие нынешней ситуации в Закавказье от идеальных условий, в которых ослабление курса может быть благом для экономики.

Внешняя торговля трех стран региона в значительной степени ориентирована на Россию. И после прошлогоднего обвала курса рубля закавказский экспорт на российском рынке стал резко терять конкурентоспособность. 

Девальвация чревата ускорением инфляции, что для небогатых стран Закавказья неизбежно будет иметь политические последствия

Для примера: в январе экспорт из Грузии в Россию снизился в 2,6 раза в сравнении с январем 2014 года, в результате чего Россия в списке торговых партнеров Грузии переместилась с третьего на девятое место.

Особенно показательна статистика снижения экспорта грузинского вина: его вывоз в Россию в январе упал на 87% (или на 2,3 млн бутылок), что стало основным фактором общего сокращения экспорта грузинских вин на 67% (2,6 млн бутылок).

Резко снизился экспорт вина и на Украину, а также в Азербайджан.

Армения, отправляющая в Россию до 80% продукции своей сельхозпереработки, ощутила сокращение российского экспорта еще до обвальной девальвации рубля.

По данным официальной статистики, с января по сентябрь прошлого года экспорт в Россию армянских товаров снизился на 6,2%. Те же виноделы утверждают, что отгрузка продукции в Россию составила всего половину от запланированного объема.

Одновременно в конце года значительно упал объем денежных переводов из России, от которых зависят многие армянские домохозяйства.

Серьезное сокращение экспорта в Россию произошло и в Азербайджане – на 40,6% по итогам 2014 года (с 1,078 млрд до 640 млн долларов). Хотя еще в прошлом сентябре, вскоре после ввода антизападных продовольственных санкций, Азербайджан планировал нарастить поставки продовольствия в Россию, как минимум, вдвое.

При этом нужно напомнить, что именно на Россию приходится более 90% экспорта азербайджанских фруктов и овощей.

Будет ли недавняя девальвация закавказских валют способствовать оживлению экспорта в Россию?

Для ответа на этот вопрос можно сравнить нынешние курсы с теми, что были год назад.

В конце февраля прошлого года один доллар стоил 0,79 азербайджанского маната, сейчас – 1,05 (разница – 33%). В Армении за доллар год назад давали 413 драмов, сейчас – 479 (рост на 16%). Грузинский лари за это же время подешевел к доллару на 30% (соответственно, 1,74 и 2,26 лари за доллар).

При этом курс рубля к доллару снизился за год на 72%.

Иными словами, курс закавказских валют к доллару снизился существенно ниже, чем курс рубля к доллару.  

Курс закавказских валют к доллару снизился существенно ниже, чем курс рубля к доллару

Это означает, что возвращения к прежнему уровню долларовых цен на закавказские товары в результате девальвации не произошло. А если за девальвацией в Закавказье последует заметный рост цен, то эффект от снижения курса для производителей быстро исчезнет.

В том, что это произойдет, сомневаться, в общем, не приходится, учитывая сильную зависимость региона от импорта непродовольственных товаров.

Однако и в ценах на многие виды продовольствия собственного производства в том или ином виде присутствует валютная составляющая – что и продемонстрировал недавний всплеск инфляции в России.

Под вопросом и значительный рост туристического потока в страны Закавказья из России.

Для примера возьмем Баку, который в последние годы становился альтернативой такому популярному среди россиян направлению, как Стамбул.

На первый взгляд, в результате недавней девальвации маната рублевый курс азербайджанской валюты установился на довольно комфортном для россиян уровне. Сейчас один манат стоит 59,7 рубля – это всего на 30% больше, чем год назад. При этом курс турецкой лиры за это же время вырос больше, чем на 55%.

Однако в такой важной составляющей туристического пакета, как авиаперелет, Стамбул очевидно выигрывает у Баку. На предстоящие майские праздники слетать в Баку из Москвы и обратно стоит примерно 26 тысяч рублей, а в Стамбул – порядка 17 тысяч рублей, причем стоимость цен на авиабилеты в Азербайджан сразу же выросла вместе с падением курса маната.

Если же сравнивать стоимость размещения, то гостиницы в Баку заметно дороже, чем в Стамбуле, а обычные расходы туристов на питание, транспорт, сувениры и т.д. в столице Азербайджана вполне сопоставимы с недешевым в этом отношении Стамбулом.   

Главный вопрос, связанный с девальвацией закавказских валют, - это внутренние последствия

Грузия и Армения с этой точки зрения более привлекательны для бюджетного отдыха россиян, поскольку уровень внутренних цен в этих странах довольно низкий, плюс эффект от недавней девальвации.

Например, за один грузинский лари год назад давали 20,5 рубля, а нынешний курс – 27,5 рубля. То есть для кошелька среднего российского туриста изменение довольно щадящее.

Но эти направления еще нуждаются в серьезном маркетинге на российском рынке, а это требует серьезных затрат. Конкурировать здесь придется с европейскими странами, которые готовы потратить на рекламу туризма немалые бюджеты, чтобы вернуть хотя бы часть российских туристов.

И все же главный вопрос, связанный с девальвацией закавказских валют, – это все-таки внутренние последствия.

Для конфликтной политической среды Закавказья (особенно это касается Грузии и Армении) ожидаемое ускорение инфляции – это идеальная питательная среда для очередного обострения борьбы за власть.

Поэтому остановить девальвационно-инфляционную спираль – это вопрос жизненной важности для закавказских элит, которые наверняка понимают, что плавания между Сциллой и Харибдой редко заканчиваются успешно.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции "Кавполита"

0 Распечатать

Наверх