21 мая
03 марта 1292 0

Зачем Адыгея сертифицирует леса

Объём лесозаготовок Адыгеи составляет свыше 250 тысяч куб. м древесины ежегодно

Адыгея — первый регион на юге России, где сертифицируют лес по международному стандарту FSC. Для республики — это не просто знак качества, но возможность выйти на новые рынки

Республика Адыгея — первый на Юге (в ЮФО и СКФО) регион, который заявил о себе как об ответственном лесопользователе на международном уровне. Крупнейший арендатор адыгейских лесных угодий ЗАО «Форест» сейчас проходит сертификацию FSC (Forest Stewardship Council — Лесной попечительский совет). Стандарт внедряется в России больше 10 лет компанией «Икеа» и всемирным фондом дикой природы (WWF). Любая продукция со знаком FSC — от сырья до мебели и бумаги — говорит о том, что лесозаготовитель или производитель проходит ежегодный добровольный аудит со стороны Лесного попечительского совета — международной некоммерческой организации — на предмет ответственного лесопользования.

По данным Лесного попечительского совета в России, лесозаготовитель со знаком FSC не только выполняет требования лесного национального законодательства, но и берет на себя дополнительные обязательства по сохранению биоразнообразия леса. Производитель, прошедший аудит Лесного попечительского совета, в свою очередь, имеет право закупать древесину у сертифицированных лесозаготовителей и ставить маркировку FSC.

По словам директора регионального офиса для стран СНГ FSC Андрея Птичникова, сертификат FSC и маркировка на продукции дают возможность бизнесу строить «зеленые» маркетинговые и рекламные кампании. FCSгарантирует, что данная продукция легальна, происходит из леса, где ведётся ответственное лесопользование, где сохраняется биоразнообразие. Это тот сегмент «зелёного» сектора экономики, который активно продвигается международными организациями (WWF, ООН) и некоторыми транснациональными компаниями.

Лесной задел на Юге

Сегодня в России сертифицировано почти 46,6 млн га, или более четверти всех лесов, переданных в аренду для заготовки древесины. Но до Юга сертификация не доходила, хотя площадь лесного фонда в ЮФО, по данным федерального агентства лесного хозяйства, составляет 2,7 млн га, из которых на хозяйственно ценные леса приходится 1,6 млн га. В СКФО лесной фонд составляет 1,7 млн га. В земли лесного фонда не входят заповедные леса, леса в населённых пунктах, защитные леса и т.д. То есть лесной фонд — это выборка, в которой можно вести хозяйственную деятельность.

За 11 месяцев 2017 года по субъектам ЮФО и СКФО в результате лесохозяйственной деятельности в федеральный бюджет поступило 426,5 млн рублей. «Южный регион, особенно Кавказ — место с высокой концентрацией биологического разнообразия. Он даже входит в топ-200 экологических регионов WWF, сохранение которых поможет сберечь более 95 процентов существующего биоразнообразия нашей планеты, — рассказывает Андрей Птичников. — Усилия по развитию сертификации в этом регионе предпринимаются уже давно, но двигается этот процесс медленно и тяжело. Регион очень непростой, система управления лесами имеет серьёзные “национальные особенности”, взаимоотношения строятся особым образом, не так, как в других регионах России».

Республика Адыгея считается самой лесистой в ЮФО — 36,7 % лесного покрытия всей территории при средней лесистости в округе 6,2%. По данным Управления лесами Адыгеи, в регионе 240 тысяч га леса, где ведутся лесозаготовки. Объём лесозаготовок в республике сегодня составляет около 250 тысяч куб. м и представлен такими породами, как дуб, бук, пихта, граб, ясень, клён и другие. «Адыгея — единственный на данный момент регион на Юге, в котором идёт подготовка к сертификации управления лесами, — рассказывает координатор Ассоциации экологически ответственных лесопромышленников (FTN) при WWF России Александр Воропаев. — ЮФО и СКФО остались последними федеральными округами в России, в которых до сих пор нет лесов, сертифицированных по схеме FSC».

ЗАО «Форест» арендует в республике 68,4 тысячи га леса, ежегодный объём заготовки древесины — 100, 8 тысячи куб. м. Основные заготавливаемые породы — бук и пихта. Это первая адыгейская компания, которая сейчас проходит процесс сертификации по стандартам FSC. «Я увидел для себя возможность выйти на принципиально другой качественный уровень работы, — объясняет решение о добровольной сертификации директор компании Руслан Заиченко. — Сертификация требует обучения персонала современным технологиям работы в лесу, в том числе технологиям безопасности, качественного учёта работы, углубления использования лесопорубочных остатков и так далее».

В конце 2017 года компания прошла предварительный аудит по стандартам FSC и планирует получить сертификат в первой половине 2018 года. Подготовкой к сертификации «Форест» занимался с 2016 года — сертификация потребовала новой проектной документации лесного хозяйства (документ лесоустройства).

«На Юге последние лесоустроительные работы проводились в 1996 году, когда на них выделяли деньги ещё госструктуры. Ситуация с 1996 года серьёзно изменилась, и картина в лесу может не всегда соответствовать проектной документации. Поэтому мы приняли решение провести новое лесоустройство. И параллельно с ним внедрять принципы сертификации», — говорит Руслан Заиченко.

«Предварительные работы потребовались не только от компании, которая проходит сертификацию. Особенности работы в ЮФО и СКФО непростые — горная местность, леса первой категории защиты, заповедные зоны. Это потребовало разработки принципов FSС специально для территории Адыгеи, — комментирует руководитель Союза лесопромышленников Адыгеи Максим Поляков, который и предложил “Форесту” пройти сертификацию. — Поэтому специалисты Кавказского государственного природного биосферного заповедника, Института экологии горных территорий РАН, WWF России подготовили методические рекомендации по сохранению биологического разно­образия при заготовке древесины в Краснодарском крае и республике Адыгее».

Требования FSC-сертификации превышают требования российского законодательства в отношении выделения и сохранения ценных лесов, сохранения биоразнообразия при заготовке древесины, обеспечения сохранения социальных функций лесов. После прохождения сертификации лесопользователь ведёт лесное хозяйство по новым, более жёстким правилам. «Работа усложнилась, — признаёт Максим Поляков. — Но это осознанный шаг, это возможность выхода на международный рынок. После того, как мы начали работу по добровольной сертификации, к нам стали проявлять интерес некоторые заводы-производители, ориентированные на экспорт, которые знают потребности Европы в продукции со знаком FSC.

И сейчас идут переговоры c производителями о поставках сертифицированного леса, чтобы они могли выпускать продукцию под этим знаком. Кроме того, улучшилось качество внутренней работы — работы персонала, техники безопасности, работы с подрядчиками и тому подобного».

ЗАО «Форест» Руслана Заиченко —крупнейший арендатор лесных угодий Адыгеи 059expertjug01-1.jpg
ЗАО «Форест» Руслана Заиченко —крупнейший арендатор лесных угодий Адыгеи

«Для наших компаний сертификация FSC — это, в первую очередь, экспорт в европейские страны и Японию, также этот рынок активно развивается и в Китае. А в последнее время данная продукция находит спрос и на внутреннем рынке, так как всё больше компаний начинают требовать сертифицированное сырьё, включая крупнейшие торговые компании. Кроме того, сертифицированные компании в процессе подготовки вынуждены модернизировать своё производство и улучшить систему управления, что является требованиями стандарта, и таким образом повышают свою экономическую эффективность. Компания с неэффективным управлением, компания-банкрот, задерживающая зарплату сотрудникам, не платящая вовремя налоги, не может быть сертифицирована», — добавляет Александр Воропаев. По его словам, крупные торговые компании, продающие продукцию из древесины, заявляют, что переходят на торговлю только сертифицированной продукцией, а это значит, что их поставщики должны сертифицироваться. Это та же «Икеа» (почти 100% продаваемой продукции уже сертифицировано), «Леруа Мерлен» и «Касторама», которые поставили задачу — продавать только сертифицируемую продукцию к 2020 году. «Макдоналдс» заявил о своих целях всю упаковку сделать сертифицированной к 2025 году и т. д.

От добровольной сертификации к глубокой переработке

Запуская такой сложный процесс, как добровольная сертификация леса, Адыгея фактически отказывается от увеличения лесозаготовок — сертификация не предполагает добавления объёма вырубки на территории, где и так нет сплошных рубок. Поэтому чтобы лесопромышленный сектор развивался, нужно увеличивать глубину переработки древесины и расти в технологиях, считает Максим Поляков. Это одна из задач Союза лесопромышленников — максимально снизить вывоз древесины в круглом виде и даже в виде досок.

«На момент начала аренды у меня был пул из 43 заготовителей леса, из них переработкой занималось менее 20 процентов, — рассказывает Руслан Заиченко. — С Союзом мы стараемся изменить ситуацию, объясняем, что выгоднее продавать переработанное дерево. Сейчас более 60 процентов заготовителей имеют свою переработку». «Главная задача — не вывозить лес сырьём», — подтверждает второй по объёмам лесозаготовитель Адыгеи Сафарбий Потоков (ЗАО “Предгорье”, 80 тысяч куб. м ежегодно). — Мы планируем запустить завод по производству прессованного древесного угля на экспорт — это ниша, которая даёт возможность работать в таком ценном регионе, как Кавказ, без сплошных рубок ценных пород».

«Кроме того, в лесопромышленном комплексе не было координации между поставщиками леса и производителями, это приводило, с одной стороны, к вывозу сырья из республики, с другой стороны — к ввозу того же сырья из других регионов для переработки, — добавляет Максим Поляков. — В 2015 году мы создали Союз лесопромышленников, который объединил более 90 игроков рынка, создали торговую площадку и смогли скоординировать рынок. Пять из них арендуют лес, остальные в большей или меньшей степени перерабатывают».

Первый сертифицированный арендатор леса «Форест» также планирует выходить на собственную переработку и сотрудничать с «Икеа» по поставкам готовой продукции из древесины (столы, стулья и т.д.), а также поставлять сертифицированную древесину другим партнёрам-производителям «Икеа». «Из своей расчётной лесотеки 30 процентов объёма я собираюсь пустить в переработку, — говорит Руслан Заиченко. — К моменту сертификации мы уже будем готовы производить готовую продукцию».

«В последнее время в лесопромышленном комплексе Адыгеи сформировалось сильное производство. Это крупнейшие компании — “Картонтара” (90 тысяч тонн тарного картона и 190 миллионов квадратных метров гофропродукции в год), дверная фабрика “Лидер” (140 тысяч дверей в год), “Эко-паркет” и другие переработчики, — комментирует министр экономического развития Адыгеи Олег Токарев. — Мы хотим их обеспечивать своим сырьём. Наша основная задача — добиться стопроцентной переработки леса на территории республики и полностью прекратить вывоз древесины в круглом виде».

Олеся Меркулова

Источник: expert.ru 

0 Распечатать

Наверх