04 декабря
12 июня 2014 1754 0

«Вышка» по-европейски, реальность по-грузински

Проблема качества высшего образования по-прежнему остро стоит в стране, несмотря на уменьшение коррупции в системе
Фото: kavkaz-uzel.ru
Фото: kavkaz-uzel.ru

usahlkaro Георгий Векуа Автор статьи

После катастрофического упадка в 90-е годы система высшего образования в Грузии понемногу обретает новые черты, но появляются новые проблемы и вызовы, которые грузинское общество пока не может «переварить».

От первенства к «керосинкам», от «керосинок» к Болонскому процессу

В советское время, особенно начиная с 60-х годов, Грузия пыталась позиционировать себя как один их центров образования и науки в масштабах страны и центр культуры образования для всего Кавказа (включая Северный Кавказ). По количеству выпускников вузов с дипломами Грузия была на 1-м месте в Союзе. Также Тбилисский государственный университет привлекал студентов c Северного Кавказа на факультеты по изучению кавказских языков.

После распада Советского Союза система образования Грузии, в том числе высшего образования, начала понемногу разрушаться. В 90-х годах в школах зимой не было даже центрального отопления, здания отапливались дровами или «керосинками», учителя получали символические зарплаты, в домах у школьников и студентов часто не было света. В таких условиях образовательная система в Грузии существовала лишь по инерции и рассыпалась на ходу.

К концу 90-х годов в политике Грузии восторжествовали прозападные силы, что оказало влияние и на систему высшего образования страны. Грузия стала перенимать западные модели и в 2005 году присоединилась к т.н. Болонскому процессу, который предусматривает формирование единого европейского пространства образования.

Провинциальный придаток единого европейского образовательного пространства

После прихода к власти Саакашвили система высшего образования стала полем для экспериментов. Точнее, сотрудники, остававшиеся в вузах еще с советских времен, восприняли реформы националов как варварские эксперименты и разрушение системы образования, однако власть безжалостно проводила реформы, рекомендованные Западом. В результате этих реформ система высшего образования Грузии из осколка бывшей советской системы должна была превратиться в провинциальный придаток единого европейского образовательного пространства.

После прихода к власти Саакашвили система высшего образования стала полем для экспериментов

Сегодня этот процесс в значительной степени уже завершен. Вузы Грузии перешли на западные модели и программы. Вместо прежних 5 лет в большинстве вузов обучение длится 4 года (бакалавриат), а потом следует магистратура. Впрочем, такая же система введена в России, которая присоединилась к Болонскому процессу еще раньше Грузии – в 2003 году. Однако в Грузии, в отличие от России, не только форма организации учебного процесса, но и содержание уже почти полностью подстроено под европейские рекомендации.

Особенно это касается гуманитарных наук – юриспруденции, социологии, истории, педагогики и т.д., а также экономики и смежных дисциплин. В этих сферах почти все учебники и учебные программы напичканы западными идеологическими клише и установками. Нередки проявления русофобии, особенно в учебниках по истории. Иногда доходит дело до курьезов. Один из деканов Тбилисского государственного университета издал приказ о том, что запрещается пользоваться учебниками по юриспруденции на русском языке, дескать, они «неправильные» (подразумевалось, что «идеологически не соответствуют»). Правда, поднялся ажиотаж, и приказ вскоре был отменен.

В грузинских вузах нередки проявления русофобии, особенно в учебниках по истории

Флагманом западного идеологического проникновения в систему высшего образования Грузии стал бывший Педагогический институт, а ныне Университет им. Ильи (И. Чавчавадзе), но постепенно и в другие вузы проникают ультралиберальные и прозападные сотрудники, особенно молодые.

Что касается технических дисциплин и фундаментальной науки, в первые годы реформ все отмечали еще больший упадок в уровне их преподавания. Критики говорили, что естествознание и фундаментальная наука никому не нужны в Грузии, в том числе Западу, потому что из страны хотят сделать туристическую территорию для приема иностранных гостей. И на самом деле, все меньше ребят поступало на такие факультеты, как естествознание (во многих грузинских вузах физику, химию, биологию и др. объединили в один факультет), математика, авиационные, энергетические факультеты и т.д.

Но, видимо, это было связано с тем, что на начальном этапе все усилия были сосредоточены на внедрение либеральных идеологических установок, и мало кому оставалось дело до каких-то физик и химий. В последние же годы правительство стало уделять больше внимания пропаганде привлекательности точных наук, потому что создалось катастрофическое положение, когда почти все талантливые молодые люди хотели стать юристами, экономистами, менеджерами, банкирами или врачами. А в инженеры, химики, математики, агрономы шли единичные чудаки или просто те, кому все равно, куда поступать. А это грозило дефицитом кадров даже для остатков промышленности, сельского хозяйства и энергетики в Грузии. Правда, пока больших успехов усилия правительства не принесли, но появились отдельные частные вузы, где преподавание точных наук немного улучшилось по сравнению с прошлыми годами.

Введение ЕНЭ в разы снизило коррупцию при попадании абитуриентов в желаемые ими вузы

Коррупция снижена, но что дальше?

Нельзя сказать, что в постсоветское время в системе образования Грузии ничего позитивного не произошло. Одним из достижений реформы националов считается введение Единых национальных экзаменов (ЕНЭ), аналогичных российскому ЕГЭ. В 90-х годах и в начале 2000-х уровень коррупции в вузах Грузии достиг ужасающих размеров. Хотя коррупция здесь всегда существовала, во всяком случае, еще с 60-х годов, но уровень ее превысил все мыслимые границы. Введение ЕНЭ в разы снизило коррупцию при попадании абитуриентов в желаемые ими вузы.

За последние годы почти не было громких скандалов вокруг того, что тесты для национальных экзаменов продаются и покупаются. Если и происходят такие случаи, то тихо, не привлекая внимания общественности. В целом общественное мнение, мнение родителей абитуриентов и самих абитуриентов склоняется к тому, что на вступительных экзаменах царит более или менее честная обстановка, и если молодой человек подготовлен к тестам, он в принципе может попасть в любой «престижный» вуз без взятки, как это было в прошлые годы и даже в позднесоветское время.

​Сейчас в Грузии ценится только западное высшее образование 

Более того, по мере интеграции системы высшего образования Грузии в Болонский процесс все больше грузинских студентов включаются в различные системы обмена с европейскими вузами, такие как Эразмус Мундус и т.д. Это является стимулом для многих студентов, которые еще больше приобщаются к «западным ценностям» и возвращаются оттуда (если возвращаются) прозападно настроенными.

Вообще, сейчас в Грузии ценится только западное высшее образование, и даже «престижных вузов» почти не осталось (включая бывший Государственный медицинский институт, ныне Университет, попадание в который когда-то было мечтой большинства грузинских юношей и девушек). Лишь 1-2 частных университета сейчас могут похвастаться некоторым уровнем престижности среди грузинской молодежи.

Противоречивая система высшего образования и раздвоенность грузинской общественности

То есть одним лишь снижением уровня коррупции в системе высшего образования не решить его фундаментальные проблемы. Остаются проблемы диспропорции, когда на факультеты точных наук идет сравнительно мало людей, даже после введения льгот для поступающих в эти факультеты, проблема внедрения упрощенных западных идеологических штампов, как в свое время марксистских догм, утрата престижности грузинских вузов и т.д. В целом противоречивое состояние грузинской системы высшего образования отражает такое же противоречивое и раздвоенное состояние грузинского общества, которое растеряно и, по сути, не может понять, в каком направлении движется или должно двигаться грузинское государство — на Запад, Север, Восток или вообще никуда не идти, а только бежать на месте.

0 Распечатать

Наверх