18 января
08 апреля 2015 3239 3

Выселить без свидетелей

Десятки семей бывших строителей могут пополнить ряды бездомных
Фото: КАВПОЛИТ
Фото: КАВПОЛИТ

usahlkaro Маша Твардовская Автор статьи usahlkaro Рустам Джалилов Автор статьи

Десятки семей оказались перед угрозой стать бомжами по милости чиновников, которые путем юридических интриг и крючкотворства добились того, что проживающих в бывшем общежитии, объявили «подлежащими выселению» без предоставления хоть какого-нибудь жилья взамен.

Как сообщают жильцы дома №8 по Ростокинской улице в Москве, их жилье уже значится по документам расселенным и даже снесенным. Между тем здание стоит на своем месте и там по-прежнему проживает несколько десятков семей, которых, однако, выселяют на улицу в полном составе, включая детей, инвалидов и стариков.

Драматичное письмо граждан, среди которых люди разных национальностей (есть как выходцы из областей Центральной России, так и с Северного Кавказа и других регионов) «позвало в дорогу». Корреспондент КАВПОЛИТа посетил злосчастный дом на Ростокинской и выслушал отчаявшихся жителей.

История Руслана

Руслан (имя героя изменено по его просьбе — прим. ред.) приехал в Москву в 1993 году. Сначала был предпринимателем, потом работал в строительной компании. В 2001 году устроился прорабом в ГП УСС № 5.

Компания, по словам Руслана, была на грани разорения, платить большие деньги рабочим не могла, но предоставляла жилье в общежитии. Запись в трудовой книжке новые работодатели не делали. Выдавали только договор, ордер на комнату в общежитии и ключи от нового дома.

«Никаких мыслей о том, что через 15 лет нас могут попросить оттуда, не было», – говорит Руслан, показывая скромную комнату, которую за долгие годы жизни ему удалось превратить в малогабаритную квартирку.

В небольшом коридоре вещи домашних, импровизированная кухня. Гостиная — два на полтора метра. Это все они с семьей делали сами, улучшали быт, как могли. У Руслана большая семья: жена, двое детей, мама и сестра. Все они проживают в этой квартире.

Сестра работает врачом, жена воспитывает детей. Сам Руслан сейчас работает начальником отдела трансфера технологий Нижегородского института прикладных технологий. Еще недавно принимал участие в проекте «Сколково» в нефтегазовой отрасли.

«Мы все — полезные для общества люди, — полушутя произносит Руслан, — но нас почему-то хотят выселить на улицу». 

«Мы все — полезные для общества люди, но нас почему-то хотят выселить на улицу»

В 2004 году компания, предоставлявшая жилье семье Руслана, обанкротилась. На следующий год общежитие, которое признали жилым домом, обозначив все номера квартир трехзначными числами, передали городу вместе с жильцами.

Паники на тот момент не было. Каждый на руках имел ордер на квартиру, и все оплачивали коммунальные счета.

«Мы продолжали жить здесь, оплачивать коммунальные платежи. Просили департамент городского имущества выдать нам договоры социального найма, в департаменте отвечали: вы все равно под расселение, зачем вам договоры. Ждите, вас расселят и получите квартиру.

Проходят годы, мы все так же живем здесь, платим коммунальные платежи, судимся, – сетует Руслан.

- Через суд я прописал мать в 2007 году, в 2009 — жену. Суд прописывает их на основании договора социального найма, это подтверждено решением суда. У других точно такая же ситуация.

В 2009 году расселения не происходит, хотя оно должно было быть. И мы обращаемся в департамент для того, чтобы заключили с нами договор социального найма.

Я один из первых подавал, и мои соседи подавали, но нам прямо в лицо открыто сказали: мы вас будем выселять, вы проживаете незаконно. И это спустя 10 лет после того, как мы здесь живем, платим коммунальные платежи».

Жители ждать не стали. Подали иск, чтобы суд обязал департамент заключить с ними договор социального найма и признать их право пользования помещением. Департамент не растерялся и в ответ подал иск о выселении семей.

«А у нас нет второго жилья, куда нам пойти? – разводит руками Руслан.

- Я понимаю, если бы меня попросили освободить 150 кв.м в государственном пентхаусе на Остоженке, но когда в пятиэтажке, которой пятьдесят лет, из жилплощади 30 кв.м шесть человек выселяют на улицу... Дом просто в аварийном состоянии, и он сносится, когда оттуда просят.

Я не знаю, может быть, мы действительно очень мешаем, может быть, нас там уже по документам два раза расселили. Но пенсионеры, дети, куда нам с ними идти?».

История Рустама

Рустам, как и Руслан, приехал в Москву во время перестройки. Несмотря на то, что по специальности он врач-ветеринар, тогда ему пришлось выбрать работу строителя. Работали в одной бригаде.

Теперь вместе пытаются отвоевать свое жилье. Только если Руслана уже выселили, то Рустам еще судится за право остаться.

«О том, что меня выселили, я узнал случайно. В октябре 2014 года поехали к родственникам на Кавказ, и там отцу, инвалиду второй группы, стало хуже. Пришлось ехать ухаживать за ним. Я вернулся в Москву, предупредил соседей, где и как нас искать и уехал обратно, – рассказывает Рустам.

- Пробыв там два месяца и вернувшись в Москву в конце января, узнаю, что на нескольких соседей подали иски в суд о выселении. Один из них говорит: вроде и на вашу семью тоже подали. Посмотрел в почтовый ящик, там всякая мишура и никаких извещений. Я зашел на сайт суда, судебное делопроизводство. Смотрю, забиваю фамилию свою — да, выходит, что я в списке. И суд уже прошел...».

 Рустам 

В суде Рустам узнает, что его семью выселили по итогам одного единственного заседания, заочно.

Его семья — это жена, трое детей и родители, которые все на законных основаниях прописаны в квартире.

Он ознакомился с делом, чтобы понять, как суд уведомлял его о заседании. Выяснилось, что никак. В материалах дела Рустам нашел только перечеркнутые квиточки, которые, не найдя адресата, вернулись в суд.

«Суд отправил нам почтой уведомление, они его куда-то кинули, непонятно куда. Никто его не получил, никто не расписался, и суд как делает – через неделю, если нет ответа, почта посылает извещение обратно. Извещение пришло обратно и, суд решил, что мы уведомлены.

Тут я уже нанимаю адвоката, пишу апелляцию, чтобы отменить решение, – продолжает Рустам.

- К делу не были привлечены органы опеки, а у нас трое детей. Заседание ни разу не отложили, хотя были обязаны один раз отложить заседание. Нас лишили права защищаться. По Конституции даже мы имеем право на защиту в суде. Вот этого права мы были лишены.

И в тот момент, когда я свою фамилию искал, я увидел еще пару фамилий людей из моего общежития. И говорю уже им: вы знаете, что ваши дела в суде? А я смотрю, что у них уже решения прошли.

Если у меня решение только-только, еще есть время на апелляцию, то им говорю: вы знаете, что вас уже выселили. Они отвечают: нет, как так? Не может быть. На сегодняшний день таких, как я, наверное, шесть семей — у которых дела уже побывали в суде. Остальные на низком старте».

«Мы любим свою страну, мы любим нашего президента, мы даже мэра нашего любим, но нас почему-то никто не защищает»

«То есть наша ситуация такая: отец – инвалид первой группы, мать — инвалид второй группы, они оба репрессированные, я — инвалид, ребенок у нас — инвалид, – перечисляет Рустам. – То есть четыре инвалида на одну семью.

Кроме того, мы — многодетная семья. Другого жилья у нас нет. По Конституции, нельзя человека просто так выкидывать, мы и так имеем право получить жилье от государства.

Но и те метры, где мы еле-еле ютимся, и это хотят забрать. Мы любим свою страну, мы любим нашего президента, мы даже мэра нашего любим, но нас почему-то никто не защищает».

Сушилка для вещей в общежитии

Суды и документы

Судебные тяжбы департамента и жильцов закончились ничем. Останкинский суд отказал и ростокинцам, и департаменту.

Департаменту отказали по срокам исковой давности, жителям - из-за того, что они не доказали, что состояли в трудовых отношениях со «Спецстроем».

Доказать, что Руслан и его бывшие к тому моменту коллеги работали на ГП УСС№5, оказалось невозможным. Печать в трудовой книжке никому из них не ставили, работали они по договорам подряда.

Когда суд отправил запрос в Мосархив, из архива пришел ответ, что по этому предприятию документов никаких нет.

«То есть там не идет речи о том, работал я, не работал. Пришел ответ, что нет документов на это предприятие вообще. Делали запросы в сам "Спецстрой России", в Мосархив, но документов нет — и все, – говорит Руслан.

- А слова управляющего, который выступал в суде и утверждал, что мы действительно работали на эту компанию суд не убедили».

«Нас выселяют под предлогом того, что у нас нет документов, что мы там не работали, в "Спецстрое"»

Жители дома уже потеряли всякую надежду на расселение и на судебное решение. Но тут мэр Москвы Сергей Собянин объявил, что в силу вступает 743-е постановление правительства города, согласно которому даже отсутствие договора социального найма не может стать поводом для выселения из квартиры.

«Речь идет о постановлении Собянина, которое было принято. Мэр тогда публично сказал, что нельзя людей выкидывать из общежитий, – поясняет Руслан.

- Там говорится, что договоры социального найма заключаются с теми, кто там проживает, законно прописывался и имеют какие-то документы, которые подтверждают, что они работали.

Потом, другим пунктом идет: заключить еще и с теми, кто там законно прописывался, законно проживает, но не имеет при себе документов, что они работали. С ними тоже заключить договор, если у них нет иного жилья.

А нас выселяют под предлогом того, что у нас нет документов, что мы там не работали.

Хотя прописывались мы законно, тогда еще через Центральное ОВД. Все наши учетные карточки здесь в ОУФМС находятся до сих пор.

Мы подняли шумиху. О нас сделали репортаж, показали по телевидению. Это было в 2011 году. В департаменте нам сказали: успокойтесь, сейчас мы вам построим на Кадомцева. Прописали это в «Ростокинской панораме», глава управы выступал, говорил: вот, мы как раз для вас строим дом, не надо беспокоиться.

Построили дом — квартиры в нем все продали. Никого туда не расселили».

Дом №8 на улице Бажова. В 2009 году сюда должны были переселить жильцов общежития

Ответ департамента

В обращении бывших строителей указывается, что дом значится расселенным и даже снесенным. Между тем там по-прежнему проживает несколько десятков семей, которых выселяют на улицу в полном составе, включая детей, инвалидов и стариков.

Никакого жилья взамен им не предоставляется. Несмотря на то, что Жилищный кодекс РФ обязывает представлять жилье этим категориям граждан. К тому же постановление правительства Москвы №743-пп от 19.12.2012 г. даже в отсутствие документов на вселение не дает право выселять людей на улицу.

С этим обращением за комментарием мы обратились к департаменту городского имущества города Москвы. Там КАВПОЛИТу ответили, что все совсем не так, как кажется.

Ссылаясь на данные 1952 года, в департаменте отмечают, что бывшее общежитие коридорной планировки по адресу: г.Москва, ул.Ростокинская, д.8, так и осталось общежитием.

«Указанный дом принимался в собственность города Москвы согласно первичным инвентаризационным данным от 1952 года, распорядительные документы органа исполнительной власти по присвоению номеров жилым помещениям по указанному адресу не издавались», – сообщили в департаменте.

Между тем все жильцы общежития прописаны в квартирах, каждой из которой присвоен номер.

«В данном жилом доме имеются четыре коммунальные квартиры № VII, VIII, IX и X, в которых расположены жилые комнаты», – уточняют в департаменте.

Однако жильцы уверены, что в доме 80 квартир, в каждой из которых живет по семье.

«Вопросы оформления договоров на занимаемые жилые помещения в бывших общежитиях рассматриваются в соответствии с постановлением правительства Москвы от 28.07.2009 №709-ПП», добавляют в ведомстве.

То есть департамент не берет во внимание постановление правительства Москвы №743-пп от 19.12.2012, ссылаясь на более раннее постановление. 

Департамент не берет во внимание постановление правительства Москвы от 19.12.2012, ссылаясь на более раннее постановление

Что же касается детей, стариков и инвалидов, которые вынуждены остаться на улице, а также вопроса о том, что всем жильцам обещали дать жилплощадь взамен комнат в общежитии, — все эти вопросы департамент оставил без внимания.

Вместо заключения

То, что гражданские и социальные права, закрепленные в Конституции, в России грубо нарушаются, в первую очередь, неправомерными действиями исполнительной власти, в сущности, явление не новое.

Не в диковинку и то, что судебные решения по значимым для властей вопросам принимаются под диктовку с их стороны. Так же, как и то, что независимость судов, особенно в тяжбах с государством — трудно достижимая мечта.

Но вот что непонятно в этой истории: почему одно из подразделений московского правительства столь явно игнорирует конституционное право на жилище и упорно стремится обездолить, а вернее, обездомить десятки доселе благополучных семей, включая детей, стариков и инвалидов?

И это при том, что их непосредственный начальник высказался за однозначное соблюдение этого права, невзирая ни на какие прагматические резоны? Неужели на кону столь большой куш? 

Фото автора

3 Распечатать

Alina Karabasheva 09 апреля 2015, 22:58

Собянин, видимо, не может за всеми проворовавшимися чиновниками уследить. Дойдет и до них очередь.

2
Fatima Alieva 09 апреля 2015, 23:08

У нас глава полетел с поста за то,что при нем умудрились продать землю под больницей! А тут такое же.

3
Артур Нариманов 10 апреля 2015, 07:03

Все потому что, те кто пишет, писал и будет писать Законы, сами никогда их не соблюдают, соблюдали и не будут соблюдать! И от того, что такие бедолаги любят своего президента, мера и ассоциируют с ними свою страну!

1

Оставить комментарий:

Наверх