10 апреля 1442 0

Выборы в Южной Осетии: как изменить все, не меняя ничего

Победа Анатолия Бибилова на выборах в Южной Осетии стала очередной вехой становления управляемой демократии на постсоветском пространстве 
Фото: ria.ru
Фото: ria.ru

usahlkaro Филипп Громыко журналист

Предвыборная кампания в республике, в ходе которой Бибилов соперничал с действующим президентом Леонидом Тибиловым, получилась жаркой, но ее исход был в любом случае очерчен двумя этими кандидатами при отсутствии принципиальной разницы между ними. И тот, и другой одинаково устраивают Москву и добиваются одной цели – вхождения Южной Осетии в состав России. 

Верной дорогой идете, товарищи

«Вектор отношений с Россией не будет меняться, он будет в большей степени наращиваться. Все остальное — внутренняя политика, ломать ничего не будем», – уже успел заявить для российских СМИ Анатолий Бибилов, который, по предварительным данным, получил 58% голосов на воскресных выборах президента Южной Осетии (РЮО).

Эта формулировка как нельзя лучше отражает всю суть политической ситуации, в которой республика пребывает уже долгое время. Обязательное условие успеха в ней – ориентация на Россию, и это обстоятельство заслоняет внутреннюю повестку политической борьбы. Хотя если учесть, насколько РЮО зависит – прежде всего экономически – от России, в местной политике сложно ожидать чего-то иного.

Углубление интеграции с Россией было альфой и омегой в политической программе теперь уже бывшего президента РЮО Леонида Тибилова, который, как известно, пришел к власти в результате политического кризиса. За год до нынешних выборов он рассчитывал продемонстрировать успех своего курса, проведя референдум, который должен был де-факто означать первый шаг вхождения РЮО в состав России.

Углубление интеграции с Россией было альфой и омегой в политической программе экс- президента РЮО Леонида Тибилова

Предполагалось, что на референдум будет вынесено право республики обратиться к президенту РФ с предложением создать единый союзный орган, которому власти Южной Осетии передадут свои полномочия. Такой обходной маневр был придуман во избежание эскалации проблем с Грузией, и Леонид Тибилов был решительно настроен его осуществить. «Референдум пройдет в ближайшее время, не через год, а менее чем через полгода», – заявил он в начале прошлого апреля.

Однако этим планам не суждено было воплотиться в жизнь. Очередной референдум – давняя политическая традиция Южной Осетии – состоялся, но его повестка оказалась совершенно иной и касалась переименования РЮО в Республику Аланию. Вопрос о вхождении в состав России даже в виде делегирования полномочий некоему союзному органу вновь оказался в подвешенном состоянии, и это сразу же дало козыри главному оппоненту действующего президента – спикеру парламента Анатолию Бибилову.

Бибилов сделал ставку на внутренние проблемы Южной Осетии, которых в республике более чем достаточно

Получив серьезное преимущество (ведь Тибилов не выполнил свое обещание провести референдум о «вхождении в Россию»), Бибилов совершенно логично сделал ставку на внутренние проблемы Южной Осетии, которых по понятным причинам в республике более чем достаточно. Это и обеспечило ему необходимое количество голосов, включая тот протестный электорат, который удалось мобилизовать в поддержку Бибилова экс-президенту Эдуарду Кокойты, когда тому было окончательно оказано в регистрации кандидатом. В результате явка, по звучавшим в ходе голосования данным, составила порядка 80% – очень высокий по любым меркам результат. 

Но, выиграв выборы, Бибилов моментально оказался в той же ситуации, что и его предшественник: от него ждут завершения забуксовавшего процесса вхождения в Россию, а никаких гарантий этого новоизбранный президент дать не может. Хотя сейчас у него есть достаточно времени для маневров. 

От Бибилова ждут завершения забуксовавшего процесса вхождения в Россию, но никаких гарантий он дать не может

«Это все-таки стратегическая цель, – уже заявил Бибилов по поводу вхождения РЮО (или, точнее, Республики Алания) в состав РФ. – В любом случае все шаги, которые мы будем делать, они абсолютно будут согласованы с нашими российскими коллегами. И только путем этих переговоров и консультаций мы будем решать судьбу Южной Осетии».

Владислав Сурков и Анатолий Бибилов. Фото: south-ossetia.info

Третий лишний

Победа Анатолия Бибилова с весьма внушительным перевесом (Леонид Тибилов получил лишь около 30% голосов) не вызвала никакого видимого беспокойства в Кремле.

«Мы констатируем, что это был абсолютно политически конкурентный, демократический избирательный процесс. Достаточно прозрачные и действительно конкурентные выборы», – прокомментировал результат пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков, добавив, что еще большее удовлетворение вызывает то, что основная конкуренция велась между двумя убежденными сторонниками дальнейших тесных отношений Южной Осетии с Россией.

Победа Анатолия Бибилова с весьма внушительным перевесом не вызвала никакого видимого беспокойства в Кремле

По большому счету, такую формулировку можно было предсказать еще в тот момент, когда предвыборная кампания свелась к сценарию «Тибилов против Бибилова» (или наоборот). Оба кандидата Кремль более чем устраивали. Леонид Тибилов смог продемонстрировать куда более высокую эффективность освоения российских средств на восстановление экономики РЮО, чем его предшественник Эдуард Кокойты, а Анатолий Бибилов не выглядел несистемным оппозиционером – противостоянию двух основных кандидатов изначально были заданы довольно жесткие рамки.

При этом и Кремль, и власти Южной Осетии сделали должные выводы из прошлых президентских выборов, когда политический кризис был обусловлен победой оппозиционного кандидата Аллы Джиоевой. В ходе недавней кампании в ее роли был готов выступить Эдуард Кокойты, но вовремя внесенные изменения в избирательное законодательство отсекли его кандидатуру на входе. 

Впрочем, свое слово Кокойты в итоге все же сказал, призвав своих сторонников голосовать за Бибилова, но сделано это было явно из того же расчета, что и сама затея с выдвижением. Кокойты, видимо, очень рассчитывает, что ему достанется какая-нибудь должность при новой власти, и теперь окончательное решение по этому поводу должен принять уже новый президент.

Кокойты, видимо, очень рассчитывает, что ему достанется какая-нибудь должность при новой власти

«Я всегда говорил и делаю практические шаги, чтобы была консолидация. Сторонники у одной и второй стороны, и они сами будут востребованы, и мы будем работать совместно», – заявил Анатолий Бибилов после подсчета голосов, добавив, что «по всем политическим фигурам будут разговоры и будут решения».

Если же перейти с персонального уровня к политической системе РЮО, то в качестве одного из первых решений новый глава республики уже анонсировал принятие закона, который разделит обязанности законодательной власти и президента. Такое решение также выглядит более чем предсказуемо, учитывая сам характер политического противостояния в Южной Осетии в последние несколько лет (президент против спикера парламента).

Наконец, совершенно предсказуемым оказался и результат состоявшегося одновременно с выборами очередного югоосетинского референдума: 78% проголосовавших высказались за переименование РЮО в Республику Алания. Такой результат тоже позволяет говорить о соблюдении демократических приличий: большинство оказалось значительным, но не подавляющим. 0 Распечатать

Наверх