22 сентября
06 марта 2016 4452 0

Врача посадить нельзя простить?

Эксперты по делу врача Арины Хакуловой будут допрошены в суде по видеоконференцсвязи

usahlkaro Залина Арсланова Автор статьи

Гособвинение усмотрело противоречия в результатах экспертиз и ходатайствовало о проведении еще одного исследования. Однако суд просьбу отклонил и принял решение о проведении допроса специалистов Санкт-Петербургского бюро судебно-медицинской экспертизы.

Смерть по неосторожности

В Нальчикском городском суде продолжается процесс по делу Арины Хакуловой – заведующей отделением реанимации и интенсивной терапии новорожденных родильного отделения Городской клинической больницы №1. Врач  обвиняется в причинении смерти по неосторожности младенцу Алхану Озову вследствие ненадлежащего выполнения своих профессиональных обязанностей. 

Надо добавить, что умер ребенок не в этом лечебном учреждении, а в Республиканской детской клинической  больнице  через два дня после перевода.

 На предыдущем заседании суд ознакомил участников процесса с выводами экспертов Санкт-Петербургского государственного бюджетного учреждения здравоохранения судебно-медицинской экспертизы.

Следствие считает, что Арина Хакулова не заметила развитие раннего неонатального сепсиса  у ребенка, оказала неполный объем помощи, что привело к смерти. Однако выводы петербургских экспертов однозначны: причиной гибели малыша стал поздний неонатальный сепсис.

​В новогодние каникулы 2012 года электричество в Республиканской клинической детской больнице выключали трижды

Кроме того, у ребенка, который родился раньше срока путем кесарева сечения, был целый букет заболеваний, в том числе пневмония, менингоэнцефалит, гепатит, некротический энтероколит, септический шок.

Эксперты отмечают, что отключение электроэнергии, а в новогодние каникулы 2012 года электричество в Республиканской клинической детской больнице  выключали трижды, явилось причиной отключения аппаратуры, в том числе кувезов, где  находились малыши. «А это могло стать причиной развития гипотермии и способствовать прогрессированию инфекционного процесса», – сказано  в документе.

Оказание медицинской помощи малышу названо адекватным, а отключение электричества «в отделении реанимации и интенсивной терапии отнесено к дефектам организации оказания медицинской помощи».

Выводы заверил

Я не юрист, и не медицинский работник, поэтому мне трудно говорить о результатах экспертиз, а их по делу врача Хакуловой было три, и противоречиях выводов. Но третий документ подписан восьмью ведущими специалистами.

В том числе выводы  своей подписью подтверждают Юрий Александрович – заведующий кафедрой анестезиологии, реаниматологии и неотложной педиатрии ФП и ДПО СПбГПМУ и Владимир Исаков – профессор, заместитель начальника по экспертной работе Санкт-Петербургского «Бюро судебно-медицинской экспертизы».  

Юрий Александрович – один из самых авторитетных специалистов – доктор медицинских наук, профессор.  С 2009 года он является главным внештатным детским анестезиологом-реаниматологом комитета по здравоохранению Санкт-Петербурга, с 2011 года – главным детским анестезиологом-реаниматологом министерства здравоохранения РФ в Северо-Западном Федеральном округе.

Он автор основополагающих научных работ в детской неонатологии и реаниматологии: более 300 научных работ и 10 монографий. 

Владимир Исаков возглавлял кафедру судебной медицины Петербургской военно-медицинской академии,  он автор более 400 научных работ и монографий и более 30 изобретений.

И еще одно имя в документе – доктор медицинских наук Дмитрий Иванов -  главный внештатный        неонатолог Минздрава РФ, директор института перинатологии  и педиатрии Федерального центра сердца, крови и эндокринологии им. В.А.Алмазова.

Думаю, специалисты такого масштаба вряд ли отнесутся к своей работе формально и заверят подписью документ, не удостоверившись в верности всех выводов.

Защита всеми способами

На заседании суда 2 марта уже должны были начаться прения сторон. Однако гособвинитель в связи с противоречиями в результатах второй (московской) и третьей (санкт-петербургской) экспертиз ходатайствовала о повторном исследовании. Теперь уже в Воронежском областном медико-судебном бюро.

​Первая и третья экспертизы вины врача Хакуловой в смерти младенца не нашли

 «Учитывая, что противоречивые выводы проведенных экспертиз безусловно повлияют на принятие судом законного обоснованного решения, я ходатайствую о назначении повторной судебно-медицинской экспертизы», – заявила прокурор и зачитала несколько вопросов, ответы на которые гособвинение хочет получить.

В том числе самые важные – в чем причина смерти Озова,   имеется ли прямая причинно-следственная связь между смертью малыша и применением лекарств, своевременно и правильно ли было проведено исследование, установлен диагноз, какие дефекты оказания помощи имели место в Городской клинической больнице и ряд других.

Адвокат Елизавета Шак, которая представляет интересы врача, доводы прокурора признала необоснованными. «В заключении Санкт-Петербургского бюро судебно-медицинской экспертизы на все  вопросы даны четкие и полные ответы. В том числе на тот, который интересует гособвинение: имел ли место у ребенка ранний неонатальный сепсис в течение первых пяти суток жизни», – сказала она. 

По ее словам,  в медицинской документации нет никаких клинических данных о наличии у младенца в первые пять суток жизни раннего неонатального сепсиса.

​Вы считаете меня виновной, хотите четвертой экспертизы, но тогда будет еще одна, будет “Человек и закон”

«Воспалительные процессы, которые указывали на то, что нарушены жизненно важные функции организма, то есть ребенок не мог дышать, получать питание, было  нарушение работы желудочно-кишечного тракта – нет», – заявила она.

При проведении третьей экспертизы были привлечены ведущие специалисты, в том числе Иванов, который является автором учебных пособий по неонатологии.

«Я считаю, что нужно допросить путем конференцсвязи членов  комиссии, задать им интересующие вопросы», – отметила адвокат и заявила, что затягивание процесса сказывается на состоянии ее клиентки. «У моей подзащитной ухудшается здоровья, она теряет зрение», – добавила Шак.

Первая и третья экспертизы вины врача Хакуловой в смерти младенца не нашли.

«Обвинение предвзято относится ко мне, – заявила Арина Ауэсовна. – Оно незаслуженно ищет во мне виновного. В третьей экспертизе было два специалиста анестезиолога-реаниматолога в неонатологии Гордеев и  Александрович. Переэкспертиза Иванова – это крайне неграмотное решение. Я невиновна», – сказала она.

Врач высказала твердую позицию, что будет защищаться всеми способами. «Вы считаете меня виновной, хотите четвертой экспертизы, но тогда будет еще одна, будет “Человек и закон”. Я хорошо разбираюсь в медицине, но не в юриспруденции. Я буду обращаться к Чайке через Рошаля, если меня не слышат. У меня другого способа  защиты нет», – сказала врач. 

Был сепсис или нет?

Суд ходатайство прокуратуры отклонил. Принято решение допросить экспертов по видеоконференцсвязи, чтобы у гособвинения была возможность задать вопросы специалистам и  устранить противоречия.

Поддержать Арину Хакулову в Нальчикский городской суд пришли коллеги. Решение судьи об отклонении ходатайства прокуратуры они одобрили дружным выдохом облегчения.

«Я была категорически против четвертой экспертизы, потому что, на мой взгляд, она была бы более низшего ранга. Исследование  выводов ведущих специалистов РФ, главного неонатолога России, ведущих профессоров, у которых мы учимся, по чьим учебникам готовят врачей, было бы крайне безграмотным решением.

Но, к счастью, справедливость восторжествовала, ходатайство отклонено. Будет проведен видеоопрос, чтобы все противоречия, которые увидела прокуратура, были пояснены», – сказала нам после заседания суда Арина Хакулова.

 Все вопросы, которые интересуют гособвинение, можно будет  задать экспертам и уточнить, почему специалисты Московской экспертизы усмотрели развитие раннего неонатального сепсиса,  а Санкт-Петербургская экспертиза этот факт отрицает, считает адвокат Елизавета Шак.

​Причинно-следственной связи между действиями врача Хакуловой и смертью младенца Озова нет

«Я поясняла в суде, что в медицинской документации – то есть в стационарной карте, в дневниковых записях врачей – не было ни клинических, ни лабораторных данных, которые явно подтверждали бы, что у младенца Озова в первые пять суток, которые он находился в ГКБ №1, был ранний неонатальный сепсис», – говорит она.

По словам адвоката, экспертное заключение из Санкт-Петербургского института написано доступным языком, даны все четкие ответы на вопросы. «Самый главный ответ получен: причинно-следственной связи между действиями врача Хакуловой и смертью младенца Озова нет. А дефектом оказания медицинской помощи является отсутствие оборудования, то есть аппарата искусственной вентиляции легких, и отключение электроэнергии в Республиканской детской клинической больнице.

 Почему-то вопросов по этим фактам не возникает. Гособвинение интересует именно тот момент, был или не было раннего неонатального сепсиса у младенца. Надеемся, что допрос экспертов по видеоконференции устранит все противоречия, и мы вернемся в стадию судебных прений», – прокомментировала результаты заседания Елизавета Шак.  

Где справедливость?

Нет людей, которые никогда не ошибаются и, наверное, нет ни одного врача, который за всю  практику не поставил бы ни одного неправильного диагноза или не ошибся в методике лечения. Да зачем скрывать: в республике сложилось определенное – скорее негативное – отношение к профессионализму наших медиков.

Но сейчас не тот случай. Все эксперты, выступившие  в суде, говорили о том, что врачи Городской клинической больницы выбрали правильную методику  лечения малыша. Медики сняли Алхана  Озова с аппарата искусственного дыхания, он начал сам дышать, кушать из бутылочки.

Почему же врач Арина Хакулова, специалист, в котором наша медицина так нуждается, оказалась крайней?

«После заседания 2 марта я испытала шок, стресс. Два дня была  в нерабочем состоянии. Нервная дрожь, ком в горле. Я не могла нормально выполнять свои функциональные обязанности. Меня просто выбили из колеи. Вместо того чтобы адекватно лечить, вести назначения, я все время думала, где справедливость и почему все это со мной происходит?!» – говорит Арина Хакулова.  2 Распечатать

Наверх