06 июля
11 февраля 2016 5982 0

КБР: врач против системы

Следствию предстоит найти настоящего виновника смерти младенца в республиканской больнице
Фото: pravitelstvo.kbr.ru
Фото: pravitelstvo.kbr.ru

usahlkaro Залина Арсланова Автор статьи

Причиной смерти Алхана Озова, которому не исполнилось и месяца, стала не ошибка врачей, а отключение электричества. К такому выводу пришла судебно-медицинская экспертная комиссия.

Больница без света

В Нальчикском городском суде состоялось заседание по делу Арины Хакуловой – в 2012 году заведующей отделением реанимации и интенсивной терапии новорожденных родильного отделения Городской клинической больницы №1, – которая обвинялась в причинении смерти младенцу по неосторожности.

Новогодние каникулы 2012 года омрачились известием о том, что с 1 по 8 января 2012 года в Республиканской детской клинической больнице скончались восемь новорожденных. Но известно об этом стало не сразу: первым о трагедии сообщил в комментариях пользователь агентства «Кавказский узел».

С каждым новым репортажем история обрастала жуткими подробностями: якобы каждый год в РДКБ погибают до ста малышей

Новость о смерти сразу восьми детишек в больнице разлетелась по всем телеканалам и социальным сетям. С каждым новым репортажем история обрастала жуткими подробностями: что якобы каждый год в РДКБ погибают до сотни малышей, что врачи невнимательны, а медсестры грубы с пациентами.

Республиканская детская клиническая больница, г.Нальчик. Фото: kb-rdkb.com

Тогда же заговорили об отключении электричества в учреждении. Некоторые женщины, потерявшие в новогодние каникулы своих детей, именно этот факт называли главной причиной их гибели.

Сепсис, которого не было

Почему в смерти Ахлана Озова обвинили врача Арину Хакулову, честно говоря, не совсем понятно.

Хакулова заведовала отделением в совсем другом лечебном учреждении – городской больнице. Да, ребенок родился в этом отделении, матери, которая поступила с кровотечением, сделали кесарево сечение. Мальчик появился на свет недоношенным, но врачам этой больницы удалось его выходить, он уже смог дышать самостоятельно – без аппарата искусственной вентиляции легких – и есть из бутылочки.

Но все же следствие обвинило Арину Хакулову в причинении смерти по неосторожности. Поставило ей в вину то, что она оказала недостаточный объем помощи, применила не те средства, провела неполный объем исследований и не заметила начавшийся сепсис. Все в совокупности и привело к смерти ребенка, считает следствие.

Эксперты против

Защитить врача на одно из заседаний суда приехали известные эксперты – профессор, доктор медицинских наук, заместитель директора научного центра акушерства, гинекологии и перинаталогии, заведующий кафедрой неонатологии Государственного московского медицинского университета имени Сечина Дмитрий Дегтярев.

При отключении электроэнергии врачи РДКБ, куда был переведен мальчик, действовали по современным рекомендациям

От имени Национальной медицинской палаты РФ (НМП) и его председателя Леонида Рошаля в защиту Хакуловой выступал тогда Алексей Старченко – руководитель комиссии независимой медэкспертизы НМП, заместитель генерального директора ООО «Росгосстрах-Медицина», доктор медицинских наук, профессор.

Он и другие эксперты не выявили причинно-следственных связей между смертью малыша на втором этапе и дефектом лечения на первом этапе, наоборот – отметили динамику к улучшению в общем состоянии пациента.

Дефекты медицины

Но теперь есть официальный документ. Восемь экспертов Санкт-Петербургского государственного бюджетного учреждения здравоохранения судебно-медицинской экспертизы подписали выводы о том, что причиной смерти младенца Озова явилась тяжелая генерализованная инфекция (поздний неонатальный сепсис) с развитием пневмонии, менингоэнцефалита, гепатита, некротического энтероколита, септического шока.

Диагноз мальчику врачи городской больницы установили верный, «в соответствии с клинической картиной, данными инструментальных и лабораторных исследований».

Об адекватности лечения свидетельствует то, что к концу вторых суток жизни состояние ребенка удалось стабилизировать

Проведенное лечение соответствовало поставленному диагнозу и не было противопоказано ребенку, считают эксперты.

«Об адекватности лечения свидетельствует то, что к концу вторых суток жизни состояние ребенка удалось стабилизировать. На пятые сутки отмечена положительная динамика в состоянии, на шестые сутки ребенок переведен на самостоятельное дыхание, и состояние его оценивали как тяжелое, а не крайне тяжелое», – пишут специалисты.

Эксперты посчитали оправданным и своевременным решение о переводе Озова в РДКБ, поскольку он нуждался в дальнейшем – достаточно длительном – лечении и обследовании.

На момент перевода его состояние оценивалось как стабильно тяжелое, нарушения витальных функций не было. Он не нуждался в искусственной вентиляции легких и медикаментозной поддержке гемодинамики.

Следствие обвинило Арину Хакулову в том, что она не заметила раннего неонатального сепсиса. Однако клинических данных, «свидетельствующих о наличии у новорожденного Озова А.Б. раннего неонатального сепсиса, в представленных медицинских документах нет», считают эксперты.

В частности, нет данных о наличии у малыша лихорадки и дисфункции желудочно-кишечного тракта. В течение всего времени лечения в ГКБ №1 города Нальчика ребенок был в сознании и получал энтеральное питание. На момент перевода в РДКБ МЗ КБР состояние мальчика было стабильным.

На самый важный вопрос – правильно ли вели себя врачи во время отключения электричества (а это произошло трижды), могли ли стать допущенные нарушения причиной смерти ребенка? – эксперты однозначно постановили, что в период отключения электроэнергии действия врачей Республиканской детской клинической больницы, куда мальчик был переведен, полностью соответствовали современным рекомендациям.

В частности, искусственная вентиляция легких проводилась с помощью самонаполняющегося мешка.

Отключение электричества в отделении реанимации и интенсивной терапии отнесено к дефектам организации оказания медпомощи

«Вместе с тем, отсутствие электроэнергии явилось причиной отказа аппаратуры (в том числе кувеза), что могло стать причиной развития гипотермии во время проведения мероприятий, направленных на поддержание жизненно-важных функций ребенка (ИВЛ), и способствовать прогрессированию инфекционного процесса», – отмечено в выводах экспертизы.

Отключение электроэнергии в отделении реанимации и интенсивной терапии отнесено к дефектам организации оказания медицинской помощи. Кроме того, прямой причинно-следственной связи между объемом и качеством лечебно-диагностических мероприятий, проведенных в родильном доме городской клинической больницы и РДКБ, и смертью малыша отсутствует.

Лечение проводилось соответственно клиническому диагнозу и тяжести состояния ребенка, говорится в отчете экспертов.

Вины в смерти нет

«Я когда прочитала этот документ, обрадовалась, что наконец-то экспертизу провели профессионалы, – говорит Арина Хакулова. – Я не знаю ни одного из этих восьмерых людей, но они написали именно то, что я пыталась доказать все это время суду и следствию».

Врач очень надеется, что справедливость восторжествует. «Моей вины в смерти мальчика нет», – говорит она. По ее словам, роженицу принимал дежурный врач.

«Но даже если бы я дежурила, сделала бы все то же, что и дежурный врач. По сути это все не отразилось на состоянии ребенка. Наоборот, мы вывели его из того тяжелого состояния, в котором он был. Я еще раз повторяю: все, что мы сделали, было во благо ребенку, ему стало у нас лучше.

Конечно, риски – как у любого недоношенного ребенка, рожденного от женщины с кровотечением, – были

В дальнейшем ему нужен был качественный длительный уход. Конечно, риски – как у любого недоношенного ребенка, рожденного от женщины с кровотечением, – были. Таких детей надо холить и лелеять», – считает Арина Хакулова.

Врачи в данной ситуации оказались не защищены, констатировала Хакулова. «Бороться с системой очень тяжело. Но Всевышний существует, и я надеюсь, что виновные будут наказаны, а невиновные оправданы», – заявила она.

Нужно доследование

По словам адвоката Елизаветы Шак, представляющей интересы Арины Хакуловой, проведенная судебно-медицинская экспертиза доказала, что в действиях Хакуловой нет состава преступления.

«Качество и объем медицинской помощи, оказанной в Городской клинической больнице №1 Нальчика, говорят о том, что нет прямой причинно-следственной связи между смертью младенца Озова и действиями врача. К дефектам организации медицинской помощи экспертиза относит отключение электроэнергии в отделении реанимации и интенсивной терапии Республиканской клинической детской больницы.

Проведенная судебно-медицинская экспертиза доказала, что в действиях Хакуловой нет состава преступления

Сегодня видно, что в действиях Хакуловой отсутствует какой-либо состав преступления. Она невиновна, но находится на скамье подсудимых. Поскольку экспертиза дает четкие ответы на вопросы, дело должно быть направлено на доследование, необходимо установить виновных в гибели ребенка. Следственный комитет должен разобраться и поставить точку в этом громком деле», – считает адвокат.

Прения по делу назначены на 29 февраля.


1 Распечатать

Наверх