17 февраля 2014 1379 0

Войны-победители

В Нальчике отметили 25-летие вывода Советских войск из Афганистана
Фото автора
Фото автора

usahlkaro Фатима Тикаева Автор статьи

Из Кабардино-Балкарии в Афганистан были призваны 1800 молодых людей для выполнения интернационального долга, 55 из них не вернулись к своим матерям. После войны от ран и болезней скончались более 300 ветеранов. 

«…было бы немножко бинта…»

Для ветеранов Афганской войны стало уже традицией собираться к памятнику воинам-афганцам в Ореховой роще в Нальчике задолго до начала мероприятий. 15 февраля для них прежде всего повод встретиться, вспомнить молодость, одну на всех, поговорить об Афганистане и расспросить друг друга о здоровье. Да и после митинга они не спешат расходиться, еще долго стоят, разбившись на группы, обнимаются,  что-то эмоционально обсуждают, фотографируются на долгую память…

В этом года на встречу с ветеранами пришел врио главы КБР Юрий Коков. Пожалуй, он сказал те слова, которые ветераны Афганистана так давно хотели услышать:

«Государство обязано вернуть то, что вы заслужили. Сегодня много делается в стране для поддержки афганцев. Вы боевое братство, которое является примером для многих. Мне приятно осознавать, что в республике есть такая мощная организация, работа  которой  чувствуется, которая заботится не только о своей боли, но и об окружающих, – сказал Юрий Коков. – Когда Мухадина Батырова (инвалид-колясочник) спросили, как у вас дела, как вы выживаете, он скромно  ответил: все нормально, было бы немножко бинта.

Это «немножко» меня зацепило. Неужели мы не можем решить эти вопросы? Мы должны  повернуться в сторону ваших проблем. Вы – истинные патриоты страны, сделали то, что было приказано, и сделали это с честью».

Юрий Коков уверил собравшихся, что власть будет поддерживать и помогать афганцам, а в свою очередь рассчитывает на их опыт в решении государственных задач. «Вернувшись домой, вы очень скромно начали созидательную работу. Сегодня мы понимаем, через что вы прошли, что  вытерпели. Это дает нам основание полагать, что вы те люди, на которых власть должна опираться», – добавил он.

Как стало известно чуть позже, на торжественном собрании Юрий Коков распорядился выделить 500 тысяч рублей. Эти деньги будут распределены между инвалидами 1 и 2 группы, вдовами и семьями «афганцев», оказавшихся в тяжелой жизненной ситуации.

На митинге было много молодежи и очень важно, что они услышали слова Архиепископа   Пятигорского и Черкесского Феофилакта, который назвал воинов-афганцев  победителями.

«Сегодня день памяти тех, кто выполняет приказ без обсуждения. Подвигом долг становится тогда, когда воин не смотрит назад, а твердо и решительно выполняет слово, данное в присяге. Именно такой долг был исполнен и почившими воинами, которых мы помним, и за которых молимся. Он был исполнен и ныне здравствующими победителями. Потому что победа – это то, когда присяга не нарушена, и слово воинское не попрано. Поэтому сегодня собрались истинные победители», – сказал Феофилакт.

Сдерживали врага на подступах к границам

Да, они выполнили приказ. Не обсуждали его и не спрашивали: «Зачем?» Каждая история ветерана той войны – тема для отдельной статьи. 

Тимур Тхагалегов – депутат Парламента КБР и председатель правления республиканской общественной организации «Союз ветеранов Афганистана, локальных войн и военных конфликтов» был призван в армию в 1983 году. Попал он в Туркменистан в город под названием Ялазань. После полуторамесячной подготовки Тимур был переброшен в Кабул, а затем в Баграм.

«Служил в 177 мотострелковом полку. Мы дислоцировались у перевала Саланг. Эту горную дорогу на высоте более 3,5 километров в горах Гиндукуше построили советские специалисты. Тоннель часто показывают в фильмах, он связывал север и восток страны, его еще называли «дорогой жизни». Мы охраняли колонны советских войск, военную технику, медиков, продовольственные караваны. Мне повезло, служил со своими земляками: Аббасом Настуевым, Зауром Абаевым, Анатолием Печугиным, Толя, к сожалению, умер пару лет назад», – вспоминает Тимур. 

18-летних мальчишек, которые стрелять-то толком не умели, отправили воевать не с простыми повстанцами, а с прирожденными воинами. «Но мы не струсили, не жаловались, не задавали вопросов, а выполняли приказы наших командиров. По сути,   были еще детьми, когда попали на войну, все ребята получили психологическую травму, но никакой реабилитации не было. Поэтому уже в мирное время, вернувшись домой, от ран и психологической травмы умерли более 300 ребят. Мы спали с оружием в руках, знали, что дуло автомата противника направлено на нас. Как тут сохранить спокойствие и равновесие?
твитнуть цитату
Задача организации: добиться того, чтобы в социальных вопросах статус афганцев был приравнен к  ветеранам Великой Отечественной войны

Люди и власть должны понять, что мы там защищали интересы нашей страны. Обидно слышать, когда на встречах с молодежью нам в лицо говорят, зачем нужна была эта война, вы погибали зря. Но мы сдерживали террористов, наркоторговцев на подступах к границам нашей страны. Война в Чечне, нападение на Нальчик в 2005 году, Беслан – всего этого могло бы не быть, если бы там все сложилось иначе», – считает Тимур.

Со слов Тхагалегова, сегодня главная задача организации, которую он возглавляет, – помочь ветеранам. Ведь после изменения законов о льготах, афганцы лишились государственной поддержки. Самая большая проблема – жилищная. Около трети ветеранов нуждаются в улучшении жилищных условий. «Только в Нальчике 230 человек надо обеспечить жильем», – говорит Тхагалегов.

В 1994 году для ветеранов Афганистана началось строительство жилого многоквартирного дома в Нальчике, но из-за отсутствия финансов стройка была заморожена, денег для его завершения нет по сей день. 

Другая задача организации: добиться того, чтобы в социальных вопросах статус афганцев был приравнен к ветеранам Великой Отечественной войны. «Мы заслужили внимания государства», – говорит Тимур.

Командировка на войну

Борис Зумакулов – Уполномоченный по правам человека в КБР – пожалуй, самый известный афганец в республике. Поездка Зумакулова в Афганистан в качестве советника была строго засекречена, его отъезд, а был он тогда секретарем обкома партии, не был нигде отмечен. «Близкие, конечно, догадывались, куда я еду, но вслух об этом не говорили. Постановление Политбюро ЦК КПСС о моем направлении в качестве советника   было под грифом «строго секретно» и в единственном экземпляре. Работал я с руководителями Афганистана, в контакте с президентом Бабраком Кармалем и с президентом Наджибуллой», – говорит Борис Мустафаевич.

Говорить о той поездке Борис Мустафаевич не любит, но все свои мысли он изложил в   книге  «Командировка на войну». Пишет Зумакулов о том, чему сам стал свидетелем.

О далеко не мирном настрое повстанцев говорят теракты, о которых пишет в книге Зумакулов. «Чтобы парализовать жизнь, моджахеды минировали все, что могли заминировать, – дороги, хлебные поля, автобусы и кинотеатры. Мы видели образцы обезвреженных нашими саперами мин: пластиковые итальянские, металлические английские, шведские бескорпусные мощные фугасы и противопехотные «попрыгунчики», а также мины, сработанные под игрушки, – «подарки» афганским детям из Пакистана, США и других государств».

Вот один отрывок из книги: «В высокогорном районе Пандшера после освобождения его от противников  революции была обнаружена тюрьма. Эта тюрьма – огромный, разбитый на три отсека погреб. Всюду следы запекшейся крови. На полу были обнаружены многочисленные орудия пыток: проволочные плетки со свинцовыми наконечниками, заостренные шомпола, цепи, кандалы, колоды, крючья, щипцы.

Как показали трое пленных душманов, «в этих тюремных бункерах томилось 127 узников; при отступлении по приказу главаря банды их трупы были брошены в горную реку Микини. Но перед этим заключенным вырезали на спинах ремни, выкалывали глаза, отрезали носы; затем пленников выгоняли на крутой берег Микини.

Тех, кто мог еще стоять на ногах, расстреливали, остальных просто сталкивали с обрыва. На три километра вниз по течению разбросала река обезображенные трупы.

По свидетельству Бабрака Кармаля, с 1980-го по 1986 год «контрреволюционеры разрушили и сожгли 39 государственных предприятий, 250 мечетей и молитвенных домов, 2707 школ, 130 медицинских учреждений. Причинен материальный ущерб на 36 миллиардов афгани».

Со слов Зумакулова, сегодня в Нальчике живут несколько человек, с которыми он познакомился в той командировке. Один их них ученый исламовед Хафизулла, другой Мухаммад, владелец сети магазинов исламских товаров. «Они часто ездят к родным.  Афганцы  с ностальгией вспоминают времена, когда там были наши войска. Говорят, готовы след ботинка шурави целовать, чем видеть американцев, которые топчут сапогами душу афганцев. Мы строили там предприятия, жилые кварталы, пытались наладить мирную жизнь. Конечно, приходилось воевать, но основная задача оказать помощь в создании государственной инфраструктуры», – говорит Зумакулов.

Их защищают горы

Солдатский фотоальбом… Это сейчас цифровые фото красиво крепятся в пластиковые конвертики. Но фотоальбомы тех лет – это целое искусство. Свой афганский альбом Али Атмурзаев показывает не всем. «Достаю его и перелистываю, когда скучаю по своим друзьям», – говорит он.

Альбом – хроника 730 дней, которые он служил в Афганистане: карта СССР и Афганистана, нарисованные им самим рисунки с изображением афганцев, фотографии друзей. 

твитнуть цитату
​По оценке экспертов, почти 90% всех тяжелых наркотиков сегодня производят в Афганистане. Только за последние восемь лет количество наркотрафика из Афганистана в Россию и Европу увеличилось в 8 раз

Призывался Али в армию из Кёнделена. Из этого высокогорного селения в Афганистан попали 22 человека. К счастью, они все вернулись домой живыми, только уже в мирное время от психологических травм умерли несколько человек.

«Я не знал, где буду служить. Моим родным в военкомате объявили, что отправят в Ашхабад в стройбат, но оказался я в Шинданде.  28 декабря 1979 года в 8 часов утра мы переехали границу СССР с Афганистаном», – говорит Али.

Война с афганцами – целая наука, считает Али. «За два года службы ни разу не видел, чтобы афганцы ступили в открытый бой, как в фильме «9-я рота». Они вели  партизанскую войну. Душманы могли часами сидеть за скалами. Если не уверены, что убьет тебя, даже одного выстрела не сделают», – говорит Али.

Сам он был водителем «Катюши». «Тактика у них была такая, неожиданно напасть на наши колонны: взорвать первую и последнюю машину, чтобы отрезать пути отступления и обстрелять солдат. Пока те вступят в бой, афганцев уже и след простыл – они уже в своих тайниках сидят.  Это было страшно: не знаешь, откуда и в какой момент их ждать. Насколько я знаю, афганцев еще никто не смог завоевать, они прирожденные воины. Им не нужны ни самолеты, ни танки. Их  защищают свои горы», – вспоминает Али.    

Если бы все планы советских властей были доведены до конца, сейчас афганцы жили бы в другой стране, считает он. «Я  видел только в старых фильмах, чтобы землю пахали  деревянной сохой, которую тянут две старые немощные коровы. Люди жили очень тяжело, кто знает, если бы наши войска довели все задачи до конца, жизнь там могла быть совсем другой», – считает он.   

Разговоры о целях и результатах той войны оставим специалистам. Но хочу привести лишь одну статистику: по оценке экспертов, почти 90% всех тяжелых наркотиков сегодня производят в Афганистане. Только за последние восемь лет количество наркотрафика из Афганистана в Россию и Европу увеличилось в 8 раз. Хотя в свое время советские власти смогли свести на ноль это опасное производство. А сегодня от афганского наркотика  в год погибает 100 тысяч молодых людей. Это та же самая война, но потери несравнимы! 

0 Распечатать

Наверх