05 декабря
05 марта 2015 1596 0

«Вне мировой экономики развитие невозможно»

На фото: По мнению Алексея Кудрина, России необходимо срочно слезть с нефтяной «иглы»
На фото: По мнению Алексея Кудрина, России необходимо срочно слезть с нефтяной «иглы»

В прошлом номере «НД» мы писали о приезде в Дагестан бывшего министра финансов РФ Алексея Кудрина. За два дня пребывания в республике он выступил на трех площадках и дал пресс-конференцию представителям дагестанских СМИ. Приводим наиболее интересные высказывания известного финансиста.

Цены на нефть и ситуация с рублем

Падение цен на нефть происходит регулярно, достаточно вспомнить нефтяные кризисы 1998, 2009 годов, когда ее цена опускалась до 40 долларов за баррель. Отмечу только, что никто из аналитиков тогда этих процессов не предсказал. Никто не смог предсказать и взлет цен в 2008 году, когда цена за баррель достигла 147 долларов. Так что прогнозы цен на нефть — дело неблагодарное.

Сегодня ситуация еще сложнее, поскольку на стоимость нефти помимо традиционных факторов влияют сразу множество новых. Это, во-первых, приход на рынок сланцевой нефти. Это, безусловно, революция, которая может позволить США выйти чуть ли не на первое место в мире по добыче углеводородов. Но мало кто заметил, что на фоне стремительного роста добычи нефти в США практически на эту же величину снизились объемы добычи в Ливии, Иране и Ираке. Но как только эти страны начали увеличивать объемы, предложение на рынке нефти резко возросло, а значит, цена на нее должна была упасть. Что и произошло.

Еще один фактор — расширение рынка перевозок жидкого газа. Во многих странах строятся предприятия по сжижению газа, создается солидный танкерный флот. В недалекой перспективе это позволит уйти от монополизма стран, экспортирующих газ по трубопроводам.

Появляются новые источники энергии. В январе «Тойота» объявила о запуске в производство двигателя на водородном топливе. Причем компания информацию по этому двигателю не засекретила, предложив другим производителям совместно реализовывать эту программу. В принципе, всё понятно — сеть заправок лучше создавать общими усилиями. Серьезных успехов в создании автомобиля с электрическим двигателем добилась компания «Тесла». Причем, заметьте, всё это произошло практически одномоментно.

На цену нефти оказывают влияние и политические факторы. После начала событий на Украине многие страны начали разрабатывать программы диверсификации, чтобы снизить зависимость от российского рынка. Можно предположить, что это ускорит развитие рынка альтернативных источников энергии. Повлияет на цену нефти и снижение темпов развития экономики Китая, где планируется проведение целого ряда структурных реформ (повышение заработной платы, переориентация на внутренний рынок, либерализация валютной политики, в результате которой юань должен будет превратиться в третью мировую валюту, и т.д.).

И, наконец, всё это происходит на фоне серьезных проблем в российской экономике, в первую очередь структурных (на мой взгляд, структурные проблемы в России намного важнее цен на нефть, а также санкций).

С учетом всех этих факторов сказать, какой будет цена на нефть, крайне сложно. Может быть и 40, может и 60, а может и 80 долларов за баррель (во время пресс-конференции Кудрин допустил краткосрочное падение цены на нефть даже до 20 долларов. — «НД»). Года два-три будет привыкание мира к новым ценам. Только по истечении двух-трех лет волатильности цены вверх и вниз мир наконец осознает, какую более долгосрочную цену готовы будут все употреблять. Это может быть и 40 надолго, и 80 надолго. В целом на этот год, по моему мнению, следует ориентироваться на средние цены на нефть от 60 до 80 долларов. При цене нефти 80 долларов за баррель падение российского ВВП будет составлять около 2% в год, при цене 60 долларов достигнет 4%.

Отвечая на вопрос о курсе национальной валюты, Кудрин предположил, что в ближайшей перспективе доллар будет стоить чуть больше 60 рублей, если не произойдет усиление санкций.

Антикризисный план

Антикризисный план правительства в целом правильный, но его реализация лишь частично снизит шоки. Во-первых, предложенные меры носят локальный, отраслевой характер, а во-вторых, в плане не заложено решение структурных проблем. Я исхожу из того, что нынешний кризис складывается из трех основных факторов: цен на нефть, санкций и структурных проблем российской экономики. Причем последний фактор представляется мне наиболее важным. Скажу больше, даже если бы не произошло снижения цены на нефть и войны санкций, кризис в России все равно случился бы из-за накопившихся структурных проблем. И если правительство страны не займется срочным проведением структурных реформ (а в нынешнем антикризисном плане они не заложены), страна выйдет из кризиса очень и очень нескоро. Но даже при самом благоприятном раскладе мой прогноз таков: два года экономика страны будет демонстрировать отрицательный потенциал роста. Небольшой рост (+1%) можно прогнозировать лишь в 2017 году. Уровень же инфляции в этом году составит 12—15%.

Структурные проблемы

В первую очередь — высокая зависимость от экспорта углеводородов. Именно поэтому падение цен на нефть так больно ударило по российской экономике.

Больная тема — чрезмерные социальные обязательства, которые Россия взяла на себя за последние десять лет на фоне высоких цен на нефть. Сегодня очевидно, что многие из них выполнить невозможно. Очевидно, что потребуются структурные изменения в социальной сфере. Нам, в частности, не обойтись без пенсионной реформы, предполагающей постепенное повышение пенсионного возраста. Без решения таких непопулярных задач рост экономики обеспечить невозможно.

Серьезная проблема — низкая производительность труда (в среднем в два раза ниже, чем в развитых странах). При этом в России в течение долгого времени рост заработной платы опережал производительность, и в итоге сегодня зарплата составляет половину ВВП. Это абсолютно ненормальный перекос, говорящий о том, что экономика больна. Кризис в этом плане как раз и является механизмом устранения подобного дисбаланса. Нам необходимо максимально сократить издержки, чтобы сделать свою продукцию конкурентоспособной.

Чрезмерно высока доля госсектора в экономике, который зачастую приходится спасать при помощи субсидирования. Кроме того, госсектор менее эффективен и менее прозрачен.

Мешает российской экономике и излишняя монополизация (неф-техимическая промышленность, рынок бензина, сетевые супермаркеты и т.д.).

Кроме того, целый ряд структурных проблем заложен в бюджетах разных уровней. Стране срочно нужна децентрализация финансовых потоков — деньги должны работать в регионах.

Много структурных проблем накопилось в банковской сфере, которая сегодня излишне монополизирована.

Очень высока импортная зависимость — рост импорта сегодня значительно опережает рост ВВП.

Рост экономики сдерживают также коррупция госаппарата, постоянный рост регламентирующих мер при неэффективном контроле и содержании целой армии проверяющих. Федеральная власть постоянно влезает в вопросы, находящиеся в компетенции регионов, а регионы пытаются играть на поле муниципалитетов.

Необходимо также провести судебную реформу, навести порядок в работе правоохранительных органов.

Перекосы нынешнего бюджета

О них Алексей Кудрин рассказал, отвечая на вопрос корреспондента «НД»: «Готово ли правительство России серьезно вкладываться в инфраструктурные проекты, выделять значительные финансовые ресурсы на субсидирование процентных ставок по кредитам для малого и среднего бизнеса, ипотеке?».

Очевидно, что серьезных вложений ожидать не приходится по причине нехватки финансовых средств. В этом году планируется на 600 млрд рублей увеличить бюджет Минобороны. В 2016 году бюджет этого ведомства вырастет еще на 300 млрд, а в 2017 — на 250 млрд. На мой взгляд, это ошибочное решение, такие «ножницы» долго существовать не могут. Эти и другие незапланированные расходы только в этом году «съедят» половину резервного фонда (3 трлн рублей). Если при этом резко не сократятся социальные расходы, ощутимо уменьшатся вложения в инфраструктуру, способные дать значительный антикризисный эффект. Думаю, что ипотечных кредитов тоже будет выдаваться меньше, даже при условии субсидирования. Надо бы наоборот, но в реальности будет меньше. Не стоит ждать существенных изменений и в части увеличения субсидирования кредитов для бизнеса.

Импортозамещение

Программы импортозамещения в России, на мой взгляд, проблем страны не решат, поскольку организация современных производств напрямую зависит от высоких технологий, доступа к которым сегодня у нас нет.

Гражданское общество, образование

Оздоровление российской экономики невозможно без развития институтов гражданского общества в России. Гражданское общество будет постепенно подталкивать власть к необходимым преобразованиям. Имеется прямая зависимость между уровнем развития гражданского общества и состоянием экономики. Будущее страны тоже напрямую связано с внедрением современных образовательных программ. Без качественного образования развитие страны невозможно.

Санкции

Это очень серьезная проблема, сопоставимая с падением цены на нефть на уровне 20$ за баррель. Причем самые чувствительные санкции — финансовые (это связано с тем, что внешний долг наших предприятий составляет 600 млрд рублей). Дополнительная головная боль — антисанкции, к которым я отношусь резко отрицательно, поскольку по России они ударили намного больнее, чем по другим.

Цены

Основной рост цен еще впереди, по моим предположениям с начала кризиса они могут вырасти вдвое на фоне сокращения в 5 раз поставок мяса и в 4 раза — рыбы. В целом же импорт снизится примерно на 40%. При этом самыми трудными будут три ближайших месяца.

США, Европа

В числе прочих на пресс-конференции Кудрину был задан такой вопрос: «Нужны ли нам европейско-американские либеральные ценности с их двойными стандартами и военным вмешательством в дела третьих стран? Ведь сегодня мы наблюдаем там кризис гражданского общества, который постоянно углубляется».

Европейские ценности, по моему мнению, нам просто необходимы. А кроме того, я не вижу кризиса гражданского общества на Западе. Я всегда осуждаю вмешательство в любые дела другого государства и в том случае, когда это касается России. Но на Западе всегда и во всех конфликтах мы наблюдаем парламентскую оценку этих событий. У нас же такой оценки я до сих пор не услышал. Поэтому я и говорю о том, что гражданские институты в России развиты недостаточно.

Я уверен, что рано или поздно мы преодолеем кризис и вернемся к нормальным отношениям с другими странами. Другой дороги у нас нет — оставшись на обочине, мы потеряем доступ к инновационным технологиям и надежду на достойную жизнь. У США и стран Европы нет цели «подчинить» Россию, ослабить ее экономику. Санкции введены не для этого. Их цель — прекратить конфликт на Украине. И по мере решения этой главной проблемы они будут постепенно сниматься. Отменят санкции — будем и дальше последовательно продолжать свою интеграцию в мировую экономику. Вне ее развитие сегодня невозможно.

Дагестан

Меня тут спросили, как я отношусь к разработке федеральной целевой программы по Дагестану. Отрицательно. Мое мнение — не надо создавать отдельные программы для регионов за исключением особых случаев (раньше это были Чечня, Ингушетия, Калининград, Дальний Восток, сегодня — Крым). Я сторонник точечного решения проблем. И еще. У Дагестана есть возможности подъема экономики за счет внутренних ресурсов. И просить у федерального центра нужно не деньги, а дополнительные полномочия, которые помогли бы двинуть развитие бизнеса, сделать регион более привлекательным для инвесторов.

Андрей Меламедов

Источник ndelo.ru

0 Распечатать

Наверх