05 декабря 2016 1426 2

«В религии надо разделять частное и общее»

Востоковед Аликбер Аликберов – о влиянии религиозных факторов на кавказскую экономику
Аликбер Аликберов. Фото: flnka.ru
Аликбер Аликберов. Фото: flnka.ru

usahlkaro Антон Чаблин политолог, журналист

В Пятигорске прошел IV международный форум «Российский Кавказ»: эксперты спорили о проблемах, а чиновники тем временем презентовали инвестиционные проекты.

По словам министра по делам Северного Кавказа Льва Кузнецова, в марте финансирование госпрограммы развития округа уже было увеличено на 120 млрд рублей – до 320 миллиардов. Только в будущем году округ должен получить 31,8 млрд рублей, а с 2021 года ему будет ежегодно выделяться по 33 миллиарда.

Если же по итогам нынешнего года региональные подпрограммы будут выполнены эффективно, то Москва может выделить дополнительные средства на развитие Северного Кавказа, заверил Кузнецов.

Только на региональные инвестпроекты планируется направлять ежегодно по 500 миллионов рублей (для каждого из субъектов).

По словам первого замминистра по делам Северного Кавказа Одеса Байсултанова, на сегодняшний день уже отобрано 23 инвестпроекта на общую сумму более 20 млрд рублей, они позволят создать в регионе 3200 рабочих мест.

Для Минкавказа приоритетны строительство медкластера на Кавминводах, Каспийского транспортно-логистического комплекса и перезапуск Тырныаузского ГОК

Но есть и более крупные, межрегиональные проекты, приоритетные для Минкавказа в целом. Их, по словам Байсултанова, три: строительство медкластера на Кавминводах, создание Каспийского транспортно-логистического комплекса и перезапуск Тырныаузского ГОК.

Рамазан Абдулатипов, Лев Кузнецов и Одес Байсултанов. Фото: onkavkaz.com

Как рассказал премьер-министр Кабардино-Балкарии Алий Мусуков, сейчас выбрано очень правильное время для возобновления добычи на месторождении редкоземельных металлов в Тырныаузе.

Во-первых, мировая стоимость вольфрама (он в основном используется в оборонпроме) постоянно растет. Во-вторых, в ближайшее время произойдет истощение существующих месторождений в России.

В перспективе будет создан межрегиональный кластер, который объединит предприятия по производству твердосплавных материалов

Мусуков уточнил, что общая стоимость проекта – от 14 до 17 млрд рублей, он позволит создать до 10 тысяч рабочих мест. Сейчас разрабатывается технико-экономическое обоснование и финансово-экономическая модель.

В перспективе же будет создан межрегиональный кластер, который объединит предприятия по производству твердосплавных материалов (в него войдут заводы «Терекалмаз», «Гидрометаллург» и «Победит»).

Алий Мусуков. Фото: kommersant.ru

На Каспийский хаб потребуется 127 млрд рублей, зато он позволит создать не менее 15 тысяч рабочих мест. Инвестпроект должен включать, говорит дагестанский лидер Рамазан Абдулатипов, судоремонтный и судостроительный заводы, кластер по переработке морепродуктов, кадровый центр и даже автономную военно-морскую базу.

Ежегодный торговый оборот прикаспийский государств составляет 6 млрд долларов и постоянно растет

Абдулатипов уверен, что в XXI столетии Каспий будет играть такую же геоэкономическую роль, как и Персидский залив в XX веке. Ведь уже сегодня ежегодный торговый оборот прикаспийский государств составляет 6 млрд долларов и постоянно растет.

Главная проблема в реализации проекта может быть связана исключительно с неурегулированностью правового статуса Каспия, считает Абдулатипов.

Рамазан Абдулатипов. Фото: onkavkaz.com

А за финансированием якобы дело не станет: дагестанский лидер заверил, что частные инвестиции в Каспийский хаб могут составить 110 млрд рублей, их готовы выделить компании из Китая, Вьетнама, Турции и Ирана.

На Каспийский хаб потребуется 127 млрд рублей, зато он позволит создать не менее 15 тысяч рабочих мест

Насколько реальны все эти перспективы экономической кооперации Северного Кавказа с соседними странами? Об этом корреспондент КАВПОЛИТа поговорил с заместителем директора Института востоковедения РАН Аликбером Аликберовым, возглавляющим Группу сравнительного изучения Северного Кавказа.

– Аликбер Калабекович, в последнее время очень активный интерес к России и российскому Кавказу в частности проявляет Иран. Иранских экспертов я все чаще встречаю на различных мероприятиях на Кавказе, и на форуме тоже анонсировали присутствие советника иранского посольства Хасана Салехмаджда.

– Россия и Иран очень тесно сотрудничают. Я не вижу никакой другой зарубежной страны на Кавказе, которая бы так тесно взаимодействовала с Россией и российским Кавказом...

– А как же постсоветские страны?

– Что касается постсоветского пространства, там есть разные аспекты. Есть проблема Каспия, по которой мы никак не можем прийти к согласию. А я имею в виду стратегическое сотрудничество. Благодаря этому союзу нашему с Ираном, благодаря нашему сотрудничеству и общности наших интересов удалось во многом как-то успокоить ситуацию в Сирии.

Товарооборот России и Ирана (за последний год, с того момента, как с Ирана официально были сняты санкции) вырос на 80%

Я вчера виделся с послом Ирана на региональном конкурсе «Книга года. Иран и ислам в русскоязычном пространстве». И посол говорил, что товарооборот России и Ирана (за последний год, с того момента, как с Ирана официально были сняты санкции) вырос на 80%. Это на самом деле фантастически!

Да, непосредственно на кавказском театре этот рост несильно отражается, поскольку взаимодействие России и Ирана идет в глобальном масштабе.

Но если мы будем выстраивать модели взаимодействия на местах, то надо развивать тот тренд, который уже наметился (имею в виду прямые контакты глав субъектов, которые исходят из экономических интересов и потребностей своих регионов). Здесь есть еще невостребованный и неиспользованный ресурс!

Открываются новые компании, создаются рабочие места – и все это происходит с помощью приграничного сотрудничества!

Приведу оценки Евразийского банка, который оценил торговые отношения между Россией и Казахстаном.

80% всего товарооборота приходится на трансграничное сотрудничество. И эти цифры не учитывают еще частных вложений, которые составляют около 4,5 млрд долларов.

Открываются новые компании, создаются рабочие места – и все это происходит с помощью приграничного сотрудничества! И это самый главный ресурс и на Кавказе.

– Но если рассматривать приграничное сотрудничество, не кажется ли вам, что экономические и торговые проекты Кавказа и Ирана могут натолкнуться на сугубо религиозные, культурные ограничения? Недавно в Махачкале был показан иранский фильм «Мухаммад – посланник Всевышнего», в котором присутствует художественное изображение Мухаммада. И это вызвало активный протест в Дагестане...

– Я бы сказал, не столько в Дагестане, сколько в Чечне. Муфтий Чечни Салах Межиев сказал: точка зрения ученых наших, что это смотреть нельзя.

Здесь есть два аспекта. Первый – собственно религиозный, миссионерский, который распространяется только на верующих людей.

Здесь есть проблемы, которые касаются разных толкований внутриисламских. В исламе не принято показывать лицо пророка. Во всех миниатюрах (в том числе иранских) лицо его закрыто.

А есть другой аспект – культурного взаимодействия, в том числе с религиозной сфере.

На фильм не надо смотреть в религиозном аспекте, как на продукт для миссионерского распространения

Снова вернусь к примеру вчерашнему. Первая премия была выдана Аширбеку Муминову из Казахстана за книгу «Ханафитский мазхаб в истории Центральной Азии». То есть, понимаете, первое место выиграла ханафитская работа.

То есть Иран исходил из критериев научной объективности и значимости работы. И в этом я не вижу никаких проблем.

Как исламская страна Иран заинтересован, чтобы исламское образование и у нас тоже развивалось.

Но на фильм не надо смотреть в религиозном аспекте, как на продукт для миссионерского распространения. Конечно, мы понимаем, что любой фильм несет некий идеологический месседж, будь он иранский или американский.

Как исламская страна Иран заинтересован, чтобы исламское образование и у нас тоже развивалось

Но фильм – это явление, можно так сказать, светской культуры (хотя Иран и исламская республика, там есть светская культура, как ни странно), и к этому именно так и надо относиться.

Но если религиозный деятель запретил этот фильм на своей территории – то люди, для которых этот муфтий является авторитетом, безусловно, не будут его смотреть. И это их право, которое мы не можем осуждать, обсуждать.

Наши сограждане – светские люди, как мне кажется, достаточно самостоятельные в своем выборе

Но это не значит, что этот запрет распространяется и на людей светской культуры. Наши сограждане – светские люди, как мне кажется, достаточно самостоятельные в своем выборе, и мы можем сами судить, что смотреть.

– То есть вы считаете, что мировоззренческая разница в принципе не может служить фактором, ограничивающим экономические проекты разных стран на Кавказе?

– Триста лет Дагестан находился в непосредственной сфере влияния Ирана, триста лет это была часть общего культурного ареала вместе с Азербайджаном. Это Восточный Кавказ, и там господствовал шафиитский мазхаб.

Шли религиозные войны, и это страшная вещь: убивали людей, которые не принимали шиитскую форму ислама. Но разве Дагестан стал шиитским?

– Азербайджан стал.

– В Азербайджане правящий класс, который был шафиитским, принял шиизм, потому что так они господствовали политически.

Но почему сунниты вдруг должны стать шиитами?!

Ханафитов и шафиитов мы никогда не объединим. Но на уровне улемов какие-то предметы могут быть предметом консенсуса

Мы, напротив, возрождаем нашу богословскую суннитскую традицию, идет консолидация, выработка новых принципов, чтобы была единая общероссийская школа при сохранении нюансов.

В конце концов, ханафитов и шафиитов мы никогда не объединим. Но на уровне улемов какие-то предметы могут быть предметом консенсуса. Чтобы верующий человек понимал – что надо делать так, а что не так.

Элита, политический класс должна быть над своим этническим сообществом, и тогда элита ведет свой народ вперед

Ученый в споре может принять какие-то решения, если его убеждает оппонент. Вот в каких-то вопросах Абу-Ханифа был прав или неправ.

Например, в вопросе о том, что не надо являться на молитву после того, как ты выпил. То есть некая двусмысленность. И многие ханафиты считают, что должен быть полный харам: вообще нельзя пить – ни до, ни после молитвы.

И в этом смысле шафиитский запрет, наверное, лучше.

– Как тут не вспомнить недавний визит Рамзана Кадырова в Саудовскую Аравию...

– Кадыров показал себя лидером, который стоит над религиозными противоречиями.

Элита, политический класс должны быть над своим этническим сообществом, и тогда элита ведет свой народ вперед. А если она замыкается на своих узких интересах, то она даже на найдет ворота, куда двигаться.

Единство и многообразие должно нас ввести вперед. Фетва [принятая чеченским муфтиятом об отрицании ваххабизма] обозначила границы своей традиции. И все имеют право обозначать такие границы.

Кадыров показал: мы открыты миру и мы готовы к сотрудничеству, мы работаем вместе. И это самый сильный удар по радикалам

Но Кадыров показал: мы открыты миру и мы готовы к сотрудничеству, мы работаем вместе. И это самый сильный удар по радикалам, который все видят в черно-белом виде: «Наши – не наши». Мир многообразен!

Самое важное сегодня –  это идти вперед, к прогрессу, к процветанию не через конфронтацию, а через конструктивное взаимодействие. Войны никогда-никогда ни к чему хорошему не приводили.

– Естественно, помимо Ирана и Саудовской Аравии должны быть и другие центры взаимодействия для регионов Кавказа. Но ведь очень сложно выработать единый вектор, если политические предпочтения Москвы меняются так быстро: то мы дружим с Турцией, то враждуем, то снова дружим...

– Не надо ни с кем враждовать, замыкаться на какой-то отдельной стране, но и не надо никого идеализировать. Надо выстраивать многовекторность работы, особенно со стороны регионов!

Те регионы, которые достаточно уверенно себя чувствуют, так и делают. Есть партнеры, которые нужны, чтобы решать какие-то экономические проблемы.

Не надо ни с кем враждовать, замыкаться на какой-то отдельной стране, но и не надо никого идеализировать. Надо выстраивать многовекторность работы

Но если не будет трансграничного сотрудничества с Грузией, как вы затем будете восстанавливать отношения?

А ведь Грузия – это дальнейший путь и в Иран, и в Армению. Конечно, можно построить стены, чтобы никто ни с кем никогда не общался.

Но тогда так и останется Кавказ дотационным регионом, но сколько можно будет деньги вбухивать сюда. Можно же людям дать не рыбу, а удочку. Пусть сами ловят, они могут, а не могут – надо их научить!

Когда процесс трансграничного сотрудничества пойдет, это сильно повлияет на внутриконфессиональную ситуацию

Да, будут идеологические противодействие с разных сторон, но вы увидите, когда процесс [трансграничного сотрудничества] пойдет, как это сильно повлияет на внутриконфессиональную ситуацию.

Есть такое понятие – лаззат, оно означает прелесть веры. Но это личное дело, каким образом ты эту прелесть получаешь.

Люди поймут: то, какой ты веры, какого течения, в какой форме ты веруешь в Бога – это абсолютно твое личное дело. А есть общественное пространство, где обозначаются общие приоритеты, отвечающие интересам всех народов. 

0 Распечатать

Hadzhi-Murat 06 декабря 2016, 15:36

Интересно, в какой это период Дагестан триста лет находился "в сфере непосредственного влияния Ирана"? Если речь идет о Дербенте в древности, до арабских завоеваний, что-то подобное и можно и утверждать, а после - факты об этом не говорят. Весь Дагестан - вопрос не только спорный.
Что же касается очередного прожекта Абдулатипова с привлечением 110 миллиардов китайских, иранских, вьетнамских и турецких денег, это
называется "держи карман шире". Когда это Восток так безрассудно вкладывал деньги куда -либо? Они сами по всему свету ищут их. Не следует ходить за каждым иностранцем, как лиса в ожидании выпадения лакомства в виде висячих частей тела барана. Этот проект похож на проект Молла - Насреддина обучить через двадцать лет читать коран ишака шахин- шаха. Он исходил из того, что за этот срок или шах, или ишак, или сам Насреддин - один из них умрет.

2
Tarlan 14 декабря 2016, 21:24

Возможно, этот Аликберов и большой начальник в Российском востоковедении, но это врядли даёт ему оснований путать исламское понимание "лаззат" с понятием "прелесть Веры".
Высшей Прелестью веры является не "лаззат", а ля илляха иля Аллах и Мухаммад расулюллах" не только в словах, но и действиях. Если нет этого свидетельства Веры- нет никакого "лаззата" ни в чём!!
Это есть надо быть уверовавшие всем сердцем, но и этого недостаточно. Нужно ещё всем сердцем познавать, непрестанно и постоянно, всю жизнь "Зат, Шан"- Аллаха. Достигается это тяжёлым трудом и посредством очень опытных и обладающих Знаниями наставников. Нет и этого, кроме как достижения этого посредством Корана, Сунны и Шариа Аллаха и постоянным очищением себя постоянным поклонением и зикром поминания Аллаха и полным себя преданием Вере.
Возможно, тогда человек, если его поклонение, слова и дела искренни, Аллах даст ему по своей мудрости и справедливости понимания состояния, которая называется "фавзуль азым".
Лаззат" - это и есть то состояние души уверовавшего, когда искушения и удовольствия жизни могут утопить душу в поисках земных наслаждений. То есть "Лаззат" - это то, "промежуточное и пограничное состояние души", когда земное притяжение ещё не преодолено в душе человека и ещё крепче пытается или привязывает человека к земным выгодам и наслаждениям. Торговля и прибыль и есть разные формы выражения земного содержания "лаззата", в ущерб духовному росту.
Кстати, многие суфисты и дервиши, в своём стремлении познать Зат- Аллаха через и посредством достижения состояния "лаззат" без знания правил Большого и Безопасного пути, впадали в искушения и заблуждения.
Вопрос к Аликберову.
Политика это "частное или общее" и просьба назвать хоть одно Небесное Писание ниспосланное мирам с грифами "секретно, совсекретно, для частного и общественного, служебного, пограничного пользования?".
Есть такие Писания которые ниспосланы для Политики "частной или общественной"?
Можно написать десятки томов об исламе, суфизма, при этом оставаясь вольнодумцем, атеистом- безбожником, иудеем, христианином, при этом считать себя экспертом по Востоку и исламу.
Но при этом такой человек может отвергать ислам, может не принят ислам сердцем, не соблюдает его арканы и адабы.
Он так "умён и светиться от учёности" , что сам себя "освободил" от всех обязательств перед Аллахом, сунной пророка с.а.с.
такой "учёный" считает себе столь опередившим ислам и ему западло , опускаться в Средневековые представления о мире и исламе. Один такой философ нами правит сегодня и многие довольны его "философическими тетрадями"...
Почему же эти люди так уверены, что они познали ислам и что Коран и Сунна открыли ими все свои тайны сокрытого, тайного, явного, сомнительного, запретного, дозволенного и Истинного?
Главное, как и кто их научил различению граней всех этих тонких миров?
Неужели человек так глуп, что может так безответственно предполагать, что Всевышний дал ученому Знаний больше, чем избранным Им для конкретно миссии пророку- мир им.
Где сказано в Коране, что один ислам ниспослан для Хиджаза, другой для Византии, третий для Ирана, четвертый для Рима и Европы, пятый для Китая, остров в океане, а шестой для двух Америк и остальных материков"?
Желание и пропаганда политика сближения с Ираном понятна и объяснима с точки современной точки зрения политики и геополитики, но какое отношение это имеет к религиозным понятиям и к исламу.
Мы имеем ввиду именно ислам, а не ШИА в исламе.

1

Оставить комментарий:

Наверх