27 ноября
21 февраля 2015 2345 3

Углы и грани

Фото:  Руслана Алибекова
Фото: Руслана Алибекова

Современный Дагестан является полем для беспрецедентного по своим масштабам и оформлению эксперимента не только по выводу экономики на новый уровень, но и радикальному изменению общественного сознания.

Что из этого получится, мы узнаем не позднее чем через год, однако уже пройденный этап позволяет понять, что как минимум политического равновесия в республике пока достичь не удаётся. Обострение целого ряда локальных, муниципальных (отчасти ещё латентных) конфликтов серьёзно подрывает и без того хрупкую систему безопасности.

К примеру, Дербент, в чьей административной цепочке на этой неделе появилось ещё одно, по мнению республиканского центра, связующее звено, а как убеждён немалый пласт населения Юждага – разрушающее. После полугодового томительного ожидания Азади Рагимов сел в кресло главы администрации города.

Теперь уже очевидно, что следствием всех последних дербентских изменений станет как минимум оттеснение на периферию действующей администрации города, максимум – её полное вытеснение за орбиту региональной политики. Но если в первом случае у главы Дербента Имама Яралиева и его ближайшего окружения останутся шансы вырулить в мейнстрим, во втором может пойти речь о том, как бы не потерять абсолютный минимум, а возможно, даже свободу. Вот на такой, мягко говоря, невесёлой ноте Дербент вступает в новый виток политического процесса. 

Последней соломинкой, переломившей хребет до недавнего времени, казалось бы, прочнейшего союза: Имам Яралиев, его ближайшее окружение и в целом городское собрание, стало заявление замглавы городаТатжадина Султанова о добровольном сложении полномочий. Сразу после этого Азади Рагимов назначается на это вакантное место. Но ненадолго. Уход исполняющего обязанности главы администрации ДербентаМавсума Рагимова в месячный отпуск тут же открывает перед его тёзкой новый оперативный простор и возможность сесть уже в его кресло.  

Белый дом может помочь, но может и усложнить проблемы

Дожали

Не совсем верно будет сказать, что руководство Дагестана делегировало Азади Рагимова в Дербент. Оно его буквально торпедировало туда. В предыдущих публикациях мы достаточно детально описывали ситуацию в южном городе и ход её развития. Напомним только, что неоднократные попытки Белого дома положительно решить вопрос трудоустройства Рагимова наталкивались на противодействие Яралиева – он не поддался на требовательные уговоры  руководителя Администрации Главы и Правительства РД Рамазана Алиева и спустя неделю получил неприятный сюрприз в виде уголовного дела по ч. 2 ст. 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий»), согласно которому Яралиев якобы совершил незаконные действия с земельными участками.

Как человек весьма осведомлённый и тем более разбирающийся в тонкостях политики, Яралиев не мог не понимать, что после этого любое лишнее и резкое движение могло привести к не менее резкому форсажу следственной машины. На примирение никто идти не собирался. Поэтому в последний момент, оказавшись в крайне сложной ситуации, глава Дербента ослабил вожжи, проанализировал ситуацию и принял весьма трезвое решение – не идти на конфликт и, часто выезжая за пределы республики, в частности в Москву, пытался налаживать контакты на перспективу долгосрочной стратегии. А Азади Рагимову, и ещё больше тем, кто его продвигал, вероятно, только это и было нужно.

Однако удивительны и вместе с тем не совсем укладываются в привычную логику другие обстоятельства. Как мы ранее сообщали, полгода назад, когда по аналогичному вопросу бурлил Дербентский район, Рагимов был единственной величиной, кого Белый дом желал видеть на месте уже отстранённого главы района Курбана Курбанова.

Но чрезвычайно бурная реакция на давление извне части местного электората, весьма активное включение в игру прокурбановского состава депутатов райсобрания, а также истерика психологически сломленных представителей райадминистрации вынудили республиканские власти посмотреть на ситуацию другими глазами. В итоге было принято решение не раздувать меха, а оставить на должности и. о. главы Дербентского района Али Хазбулатова, которого через некоторое время сменил директор МУП «Татлярский»Яхья Гаджиев.

То, что ни тот ни другой не в состоянии надолго и всерьёз загрузиться районными делами, знали практически все. Впрочем, именно в тот момент что-то надломилось и в Махачкале. По всей видимости, Белый дом принял окончательное решение о дальнейшей профессиональной судьбе Азади Рагимова, и она уже была связана не с районом, а с городом. Фактически эта переигровка означает то, что не имело принципиального значения, куда именно устроить Рагимова, важно было просто устроить.

Впрочем, нет сомнений в том, что это не предел карьерных притязаний  нового назначенца, но, скорее всего, ближайшие полгода серьёзных сдвигов не произойдёт. Однако на предстоящих сентябрьских муниципальных выборах Азади Рагимов может использовать дополнительный козырь в виде новой системы формирований муниципальных органов власти. В частности, после того как представительный орган из своего числа выберет нового главу города (уже будет принципиально неважно, кто им станет), конкурсная комиссия, сформированная Белым домом, назначит сити-менеджера, фактическое первое лицо в Дербенте.

Впрочем, это время ещё нужно прожить, и, видимо, в самых невыгодных условиях придётся работать Имаму Яралиеву: с одной стороны, это присутствие рядом сильнейшего конкурента-оппонента, с другой – ещё тлеющее уголовное дело, которое в любой момент может вспыхнуть обжигающим огнём.

События сначала в Дербентском районе, а затем и в самом Дербенте оголили весьма серьёзный пласт проблем, причём в большей степени управленческой системы республики. Как тут не вспомнить один из основных тезисов главы республики Рамазана Абдулатипова, согласно которому он планирует в корне изменить принципы управляемости органов власти региона. Последние события создали прецедент и в какой-то степени смоделировали новый тренд взаимоотношений центра и муниципальных руководителей.

По сути, власти сегодня слишком-то и не скрывают, что любое неповиновение может обернуться реальными проблемами уголовно-процессуального характера. Это новая форма влияния на глав районов, и тонкость её заключается в том, что после определённого отрезка времени чиновник, попавший в немилость центру, практически остаётся один на один с силовыми структурами, как правило, теряет политические амбиции, возможно, и деньги, заботясь только о том, чтобы не потерять ещё и свободу. Такие демонстративные шаги можно считать опасными, но, на взгляд Белого дома, они необходимы.

Силовики-союзники и силовики-противники

Однако вряд ли такие уроки пойдут впрок. По большому счёту силовики от подобного участия в разработке высокопоставленных чиновников только в выигрыше. К примеру, руководитель Следственного управления СКР по РД Эдуард Кабурнеев (который, кстати, лично приложил перо к уголовному делу в отношении Яралиева) – человек, не очень-то осведомлённый о реалиях современного Дагестана, и, вероятно, срок его службы здесь исчисляется не более 3–5 годами. Но очевидно, чем больше будет возбуждённых и раскрученных уголовных дел, особенно в отношении влиятельных фигур, тем ярче и тяжелее будут его погоны. Арифметика, дающая необходимую статистику. Так было, есть и, возможно, будет. Подобным образом капитулировал не один дагестанский муниципал.

Впрочем, очевидно и то, что в республике чётко выстроена схема, по которой решается вопрос, кого удалить из союзников или посадить, а кого приблизить, несмотря ни на какие грехи. К примеру, год назад буквально был «размазан по стенкам» глава Каякентского района Ильмутдин Гамзаев, который, по мнению следствия, украл 1,3 млн рублей, предназначенных для приобретения жилья для сирот, а глава Ахтынского района, попавшийся на взятке такой же суммы, теперь депутат Народного собрания Дагестана. А глава Тарумовского района Сергей Чепурной с двумя возбуждёнными уголовными делами (кстати, они не закрыты до сих пор) вполне удачно пересел из муниципального кресла в кресло заместителя министра сельского хозяйства и продовольствия республики. Ещё более необъяснимые дела происходили с главой Табасаранского района (теперь, конечно, уже экс) Нурмагомедом Шихмагомедовым. После многолетнего противостояния с местным антикоррупционным комитетом, который выявил хищение свыше 200 млн бюджетных денег, за него вроде бы взялись и правоохранительные органы.

Принципиальный шеф отдела УФСБ РД по Южному  Дагестану Игорь Шатохин на одном из оперативных совещаний разложил по полочкам всю коррупционную схему в Табасаранском районе, причём прямо увязывая руководство МО с местным диверсионно-террористическим подпольем: «Общая численность боевиков в районе достигает 20 человек. Люди не доверяют власти из-за коррупционных явлений. Только в этом году по материалам отдела в Табасаранском районе возбуждено пять уголовных дел экономической и коррупционной направленности. По данным делам проходят 120 млн рублей похищенных денег. Только по выявленным фактам при численности населения Табасаранского района 70 тысяч человек у каждого табасаранца похищено восемь с половиной тысяч рублей. Газовые службы района похитили у людей более 100 млн рублей». 

Казалось бы, после таких откровений расследуй и сажай, однако через некоторое время Шатохин плюнул на всё и предпочёл уехать из республики (по нашим данным, ему устроили подставу, в том числе по делам, связанным с руководством Табасаранского района). А Шихмагомедов процветает. По сей день…

Самые взрывоопасные – земельные конфликты. Но их решение никто не может предложить

Дальше – глубже

Уже существующие в республике проблемы, на наш взгляд, не идут ни в какое сравнение с теми конфликтными точками, которые в любой момент готовы вспыхнуть и поставить в тупик руководство Дагестана. Рамазан Абдулатипов при всей своей подчёркнутой энергичности и импульсивности должен понимать, что наиболее оптимальная стратегия выживания в данных условиях – это чёткое распознание первоочередных задач и их незамедлительное решение.

Однако именно в этих вопросах пока происходят откровенные промахи. Несомненно, главнейшими проблемами сейчас являются, во-первых, своевременное и правильное решение вопроса переселения лакского населения Новолакского района на новое место жительства, во-вторых, решение крайне сложной проблемы земель отгонного животноводства. И в том и в другом случае сейчас есть только чрезвычайное обострение и нет ни одного прагматичного и, самое главное, устраивающего все стороны предложения. Напротив, заявления Абдулатипова незамедлительно завершить переселение лакцев и «перестать издеваться над жителями кутанов на отгонных землях» вызвали обратную реакцию. Уже более десяти дней, как несколько десятков жителей села Шушия, включая и женщин, объявили голодовку в знак протеста против переселения в непригодные дома.

А глава Новолакского района Гаджи Айдиев, практически зажатый между угрожающими требованиями Абдулатипова и не менее грозными предупреждениями электората, просто мечется из угла в угол, не находя правильного решения.

Практически еженедельно в Каякентском районе проходят сходы жителей, резко выступающих против акционирования местных виноградарческих ГУПов, а теперь и против придания официального статуса двум сравнительно небольшим населённым пунктам, бывшим кутанам. А теперь представим, скажем, Бабаюртовский или Хасавюртовский районы, где в последние десятилетия с позволения властей выросли целые сёла и посёлки с многотысячным населением. Несколько этапов громкой программы «Горы» с участием федеральных денег развалились, даже не начавшись. Никакого развития горные территории, разумеется, не получили, деньги «съели», а население вершин хлынуло на равнину. Очевидно, что прямолинейное, неподготовленное решение проблемы в пользу придания статуса бывшим кутанам окончательно «убьёт» горы (туда просто незачем и некому будет вкладываться) и даст старт локальным конфликтам на равнине.

В этой ситуации Рамазан Абдулатипов всецело опирается на своего ближайшего соратника, спикера Народного собрания Хизри Шихсаидова, который, обладая куда большими сведениями и номенклатурными знаниями, является своего рода мозговым центром в Белом доме. В первую очередь глава республики рассчитывает на него в решении вопросов равнинной, кумыкской и, как уже получилось, самой взрывоопасной части Дагестана. Впрочем, никаких признаков цивилизованного, законного подхода к конфликтным точкам пока не наблюдается…

Шамиль Алиев

Источник chernovik.net

0 Распечатать

Ислам Гаджиев 22 февраля 2015, 11:28

Читаю и рыдаю. Как же все плохо. Как же мы все вообще живем, бедный Дагестан процветавший при левашинцах сегодня на грани погибели

-2
Ислам Гаджиев 22 февраля 2015, 11:31

Эта статья - джинса Яралиева и Курбанова. Которые привыкли себя чувствовать царями и править по 50-60 лет династиями. Если кто то и будет их защищать то прикормленные подхалимы, город в грязи город в нищите. А в районе экспансия Азербайджана. Это политика центра

-2
Абдулкерим Багиров 02 марта 2015, 16:46

Не нравится кому-то Абдулатипов сильно. Тот же курбанов спит и видит, как его подставить. И Гамидов наверное не прочь сесть в кресло повыше. И в Москве есть люди заинтересованные в снятии Рамазана.

0

Оставить комментарий:

Наверх