27 сентября
06 апреля 2015 2396 0

У нас уже было министерство по делам национальностей

Оно чуть было не привело к краху миграционной политики, потому что занималось производством бумаг. Его, слава Богу, закрыли. И мне кажется, что нужно совершенно другое...

usahlkaro Светлана Ганнушкина глава правозащитной организации комитет «Гражданское содействие»

Я считаю, что сейчас существует актуальность противодействия ксенофобии, в том числе и в межнациональных отношениях – это огромная проблема нашей страны. Также я считаю, что образование такой структуры, скорее всего, делу не поможет. Это будет некое ведомство, которое будет заниматься производством бумаг, весьма далекое от работы в поле и от реальной ситуации.

Эта проблема везде. Она в образовании, в медицине, она на местах, и ее невозможно решить с помощью какого-то агентства, которое будет писать бумаги и всевозможные инструкции. Как правило, такие министерства и ведомства в основном занимаются, так сказать, внутренней деятельностью. Возникает документопоток, ценность которого близка к нулю.

Это будет некое ведомство, которое будет заниматься производством бумаг, весьма далекое от работы в поле

Это политика государства, и у нее есть какая-то концепция. В обсуждении этой концепции я даже участвовала, но она была абсолютно теоретическая, не имеющая отношения к тому, что происходит сегодня. А должна проводиться работа на местах, надо спрашивать с каждого министерства, с каждого ведомства, с каждого субъекта федерации.

Если говорить о самом Баринове, то я теперь очень осторожно высказываюсь по поводу происхождения конкретных лиц. Потому что у нас работает полковник КГБ в отставке и делает свое дело очень хорошо. Человек, крайне заинтересованный в судьбах людей, которыми он занимается. И начался его интерес, потому что он был воспитателем в учреждении, где занимались афганцами.

Работа была поручена КГБ, но этот конкретный человек испытывал совершенно отеческие чувства к этим ребятам. И когда он понял, что с развалом СССР судьбы этих ребят оказались всем безразличны, он начал ими заниматься — сначала просто как частное лицо, потом включился в нашу сеть. И очень хорошо и эффективно работает.

Говорить о Баринове пока нечего, но когда человек говорит, что в Чечне все хорошо, это, конечно, показывает, что он абсолютно не владеет ситуацией.

У меня сейчас лежит жалоба русской женщины: ее муж-чеченец умер, а семья по традиции отнимает детей. Она вынуждена искать защиты, и где только она ее ни ищет. Вот вам пример межнациональных отношений, потому что там так принято, там совершеннейшее единовластие.

Но на самом деле вопрос не только в национальных отношениях, но и в положении женщин. Это тоже должно входить в систему противодействия дискриминации, межконфессиональные отношения. Это гораздо более широкая проблема, на мой взгляд. У меня вообще в семье все предки женились и выходили замуж за людей другой национальности, но никаких межнациональных конфликтов у нас не было.

Нельзя забывать, что у нас уже было министерство по делам национальностей

Нельзя забывать, что у нас уже было министерство по делам национальностей, которое потом через какое-то время слили в федеральную миграционную службу. Оно чуть было не привело к краху миграционной политики, потому что именно это министерство по делам национальностей занималось производством бумаг. Его, слава Богу, закрыли, и вернули федеральной миграционной службе ее функции. Даже когда она была в МВД — и то было лучше.

Вот это меня и беспокоит. Потому что я просто помню, как оно работало. И мне кажется, что это абсолютно ненужная структура, а нужно совершенно другое — определенные политические установки и, может быть, разрабатывать свою концепцию для каждого региона.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции "Кавполита"

0 Распечатать

Наверх