26 февраля 2014 2388 3

«У нас просто такой район. Здесь люди добрые…»

Как потомственной терской казачке на самом деле живется в Чечне?
Фото: gipanis.ru
Фото: gipanis.ru

usahlkaro Анзор Абуезидов Автор статьи

Предлагаем вниманию читателей интервью с потомственной терской казачкой, которая все свои 58 лет живет в станице Наурская Чеченской республики. Сейчас Раиса Ивановна Кулинич является руководителем Русского культурного центра.

Расскажите, как вам живется в Чечне? Ведь вы одна из немногих, кто решился не покидать свой отчий дом во время чеченской военной кампании?

Вы знаете, я абсолютно не жалуюсь. Есть возможность у меня и уезжать, и приезжать. И раньше была. Мне здесь хорошо, легко, если честно. Я вижу отношение друг к другу в других городах и регионах, в Краснодарском Крае и в Осетии, например, да и в других местах. Но, если честно, трудно сравнить. То, как здесь относятся к людям, что делают для них, – конечно же, этого не хватает в других местах.

А ваших детей устраивает жизнь в Чечне?

К великому сожалению, моя дочка живет в Георгиевске. И она не может увидеть того отношения, которое царит здесь между людьми разных национальностей, такой заботы о жителях своей республики со стороны руководства. Я сама занимаюсь детьми, у меня 25 русских детей в культурном центре занимаются, и я вижу все это своими глазами.

Можете привести более подробные примеры?

Дети из нашего центра побывали во многих святых православных местах. Руководство республики для наших детей устраивает грандиозные праздничные вечера, утренники в святые для православных дни и туры по святым местам.

В частности, огромная благодарность министру Шаиду Жамалдаеву. Он часто приглашает наш культурный центр к себе.

Так, к примеру, на Новый год он приглашал нас с детьми. Были накрыты новогодние столы, а министр сам лично водил с нами новогодний хоровод, и, конечно же, дети были в восторге. А также нам организовали поездку в наш местный Наурский православный Храм Рождества Христова, где Отец Амвросий очень тепло нас принял.

А много прихожан бывает в церквях Чечни?

В праздники бывает особенно людно. Вот у нас недавно был праздник, и пришло аж 250 человек.

На большие торжества много прихожан. На крещении у нас очень людно, съезжаются православные со всего региона, даже иногда с соседних.

Интересно, а как проходит крещение в Чечне?

Это такое масштабное мероприятие, которое проводится на реке Терек, куда съезжаются очень много верующих. Я сама тоже участвовала в этом обряде. Хотя и очень холодно бывает, но, знаете, когда с молитвой купаешься, и когда проводится очищение, то это согревает, и о холоде уже не думаешь. В общем, в этом плане все очень даже хорошо.

Вы с такой гордостью и радостью рассказывали о том, как вместе с воспитанниками вашего культурного центра посетили святые православные места.

У нас очень часто проводятся различные конкурсы на православные темы. Обычно такие конкурсы организовываются силами Грозненского духовенства, а также Наурского и Шелковского.

На фото Раиса Ивановна Кулинич 

Мои воспитанники заняли призовые места в одном из таких конкурсов, который назывался «Мир глазами христианина». Среди подарков и ценных призов самым приятным стало то, что нас наградили поездкой по святым православным местам Северного Кавказа.

Мы побывали в высокогорном мужском храме в Осетии, были в женском монастыре города Алагир, где дети смогли прикоснуться к святыням, послушать рассказы монашек о своей жизни, побывали в городе Прохладный Кабардино-Балкарии, в Свято-Никольском монастыре.

Там такой старенький настоятель, он с каждым из детей поговорил, а у меня мальчишки очень баловные, и он прям с каждым так душевно говорил, как будто знает каждого много лет.

Ребятишки были в восторге от этой поездки. Вернулись уже в 12 часов ночи, но никто из детей не жаловался на усталость. Столько впечатлений осталось.

Часто удается совершать такие поездки? Кто в этом вам помогает?

Раз в год бывает. Насколько мне известно, в Ставропольском крае подобных поездок по православным местам Северного Кавказа не организовывают.

В Чечне же, напротив, для нас создаются очень хорошие условия, православных русских не отделяют от остальных. Мы не ощущаем себя чужими.

Недавно наши дети ездили в Москву, чтобы прикоснуться к Дарам Волхвов. Я, к сожалению, попасть не смогла. Люди ехали 13 часов ради того, чтобы на несколько секунд прикоснуться к святыне.

Сами бы мы не смогли поехать в Москву. Ни времени, ни средств не хватило бы. Все это для нас организовывает руководство и духовенство республики. Для детей построены два спортивных комплекса с футбольными полями и тренажерными залами. Можно сказать, что для молодежи организованы все досуговые мероприятия.

В районном доме культуры ежемесячно проводятся по 5-6 мероприятий. Мы участвуем во всех межрегиональных фестивалях. Нас приглашают в другие города и регионы.

Очень помогает наш Глава Администрации Владимир Кашлюнов. По какому бы вопросу к нему ни обратились, ни разу не отказывал ни в чем как детям, так и всем жителям нашего района. Все эти поездки проводятся не без его помощи тоже.

Нам известно, что вам с ребятами посчастливилось принять активное участие в эстафете Олимпийского огня, которая проходила в нашей республике. Вы были факелонеосцем?

Нет, этот статус я, к сожалению, не получила. Но мы встречали Огонь в Грозном, видели его своими глазами. Три тысячи жителей Наура вывезли, чтобы могли увидеть символ Олимпиады. Мы, как муравьи, ездили с 6 часов утра. Столько позитива и энергии было в тот день. Побывали и на концерте, который прошел на стадионе в Грозном.

Скажите, лично у вас были трудности на национальной почве? Не тяжело ли русской среди чеченцев жить?

Мне не трудно. Я здесь выросла. У меня директор чеченец. Коллектив у нас многонациональный. У нас даже никто и не задумывается над тем, кто какой национальности.

В нашем Русском культурном центре мы возрождаем старые обычаи. Вот, к примеру, под Новый год мы проводим колядки. Собираемся, наряжаемся, красимся и выходим колядовать. Нам в Администрации в этот день накрывают праздничные столы, все поддерживают наши традиции и обычаи.

 А чем занимается основная часть русского населения Наурского района?

 В основном — сельским хозяйством, а также немало среди русских работают учителями, государственными служащими. В администрации района, например. Работа есть, кто хочет, тот работает. Главное, чтобы желание было.

Много в станице людей, уровень жизни которых ниже среднего?

Слава Богу, сейчас у нас как-то бедных нет. Потому что у всех есть какой-то доход от работы.

Вообще нет бедных?

Их нельзя назвать бедными. Есть, конечно же, бабушки, которые, как бы сказать, безродные, инвалиды. Но они все состоят на учете в кассационном центре. Им предоставляется бесплатное лечение и проживание. К ним прикреплены с этого центра люди, которые им помогают, пенсию носят, продукты. Да и мы не оставляем никого в беде.

Я знаю, что даже в период военной кампании вы не уехали. Расскажите, как вы здесь выживали?

Наши районы война не так сильно коснулась. Но приходилось все равно выживать. Не было ни электричества, ни газа. Мы с Зарой, Вахой и другими соседями сложили из кирпича печку, снесли у кого что есть в одну кучу, пекли лепешки на улице. Да и жили в основном на улице, в дома, у кого целые остались, ходили только ночевать.

Помню, у моего соеседа Сергея Желудева было радио, он кое-как без электричества его подключил, и мы у него часто собирались, слушали новости по вечерам. Днем у Зары, вечером у Сережи. Так и жили.

А много русских уехало тогда?

Много. И не только русских, но и чеченцев, и людей других национальностей, которые тут жили до войны.

Вы не уехали, потому что не смогли или по собственному желанию остались? Разве не страшно было?

Страшно было, конечно. Я же детей и мужа отправила. А сама здесь осталась. Не могла я работу оставить. Я тогда работала главным бухгалтером Санитарно-эпидемиологической станции. Нужно было следить за обстановкой, которая здесь была, чтобы не было вспышек инфекционных заболеваний.

И потом, я же не одна осталась здесь. Эпидемиолог Варя Лобырева тоже со мной тут была. Ну, слава Богу, нас как-то война не коснулась. В стороне Грозного бомбили все, тут таких страшных боев не было, ни боевиков, ни войск.

Раиса Ивановна, если бы вам предложили дом или квартиру за пределами Чеченской Республики, где-нибудь в другом месте России, вы бы уехали?

Предлагали. Ведь в Георгиевске живут мои дети. Они не то, чтобы предлагают, они вообще настаивают и говорят: «Давай мы тебя заберем, хватит уже работать, ты уже на пенсии». Но я не хочу.

Что же вас так держит здесь?

Здесь мои могилы. У меня здесь муж, брат, отец, бабушка, дедушка – это все у нас родовое. И я за ними ухаживаю, и мне помогают за ними ухаживать. И потом, у нас такие люди дружелюбные. Я вот иду на работу, и все мне улыбаются, я всех знаю тут. Тут все родное. У нас просто такой район. Здесь люди добрые.

Может это просто потому, что вы сами такой жизнерадостный человек?

Да нет. У нас все дружелюбные. Вот вы сейчас спросите у кого-нибудь у нас, кто какой национальности, — удивятся такому вопросу. Здесь все друг другу улыбаются, не озлобленные ничем, открытые сердцем и душою, ничего такого негативного нет. Вот бы здоровья еще. Моя самая большая проблема —  это здоровье.

Дай Бог вам еще стольких же лет здоровой и счастливой жизни!

1 Распечатать

Aleks 26 февраля 2014, 20:27

Еще один лубок из жизни русских резерваций в Чечне.

0
Малинка Piemaker 26 февраля 2014, 21:46

бедная женщина ... как придут чеченские журналисты... ей там еще жить, среди таких вот "журналистов"

0

Оставить комментарий:

Наверх