20 июля
12 мая 2016 3650 0

«У нас нет противостояния православных и мусульман»

Митрополит Казанский и Татарстанский Феофан – о новых храмах в регионах со значительной долей мусульман
Митрополит Казанский и Татарстанский Феофан. Фото: tatarstan-mitropolia.ru
Митрополит Казанский и Татарстанский Феофан. Фото: tatarstan-mitropolia.ru

usahlkaro Светлана Болотникова Автор статьи

Многие православные храмы в мусульманских республиках Северного Кавказа, открытие которых мы наблюдаем в последнее время, задумывались еще во времена существования единой Ставропольской и Владикавказской епархии. Ее возглавлял епископ Феофан (Ашурков), ныне митрополит Казанский и Татарстанский. На новом месте службы он продолжает свою миссию: в столице республики начато восстановление собора Казанской иконы Божией Матери, взорванного в 1932 году.

– Ваше Высокопреосвященство, вы с прошлого года руководите митрополией и буквально с первых шагов озаботились вопросом воссоздания собора Казанской иконы Божией Матери. Насколько это важно для православных в Татарстане?

– Это важно не только для православных в Татарстане, а для всех верующих людей России, потому что с иконой Казанской Божией Матери связана судьба России. Патриарх Московский и Всея Руси Гермоген, еще будучи священником, принял в свои руки эту икону, которую нашла девица Матрона по указанию самой Божией Матери. Ей было такое явление.

Перед этой иконой он постоянно молился за Россию. Этой иконой благословлялись Минин и Пожарский. Перед нею молился Кутузов, и солдаты с образом Казанской Божией Матери шли освобождать Россию от наполеоновского нашествия.

Мы можем с позиции веры отстаивать религиозные нравственные ценности. У нас - и у православных, и у мусульман, общая задача

Есть легенда (и она похожа на правду), что даже Сталин во время Великой Отечественной войны распорядился, чтобы Москву и Ленинград облетели с иконой Казанской Божией Матери.

В каждой области России и почти в каждом районе есть храмы, посвященные Казанской иконе Божией Матери. Зайдите в любой православный дом, посмотрите на святой уголок, и там будет висеть ее образ. Я много поездил за рубежом – и там немало храмов, посвященных Казанской Божией Матери.

Поэтому воссоздание собора – поруганного, разрушенного – на месте обретения иконы – это важная общероссийская задача.

– Что уже сделано для этого?

- Только вчера мы с бывшим президентом Татарстана Минтимером Шаймиевым, с мэром Казани и многими членами правительства провели большое выездное совещание на месте, где стояла святыня. Там полным ходом идут работы по воссозданию собора. Ведутся археологические раскопки, открывается фундамент и «пещерный» храм, который был внутри большого собора. То, о чем я говорил, молитвами Божией Матери воплощаем в жизнь.

Археологические раскопки на месте собора Казанской иконы Божией Матери. Фото: tatarstan-mitropolia.ru

Много было разговоров, где и как строить, потому что на бывшей территории Богородицкого монастыря уже есть новые здания. Но вчера я еще раз настоял, чтобы воссоздание велось именно на том месте, где была обретена икона, именно на том месте, где стоял собор. В его закладке участвовали император Павел I и цесаревич, будущий император Александр I.

Было бы очень хорошо, если бы все откликнулись и внесли свою лепту в это богоугодное дело.

– Старый фундамент выдержит новое здание?

– Нет, к сожалению. Собор был взорван, и фундамент был поврежден, как обычно бывает с разрушенными в советские годы храмами. На этом месте была построена табачная фабрика. Но мы решили фундамент оставить за стеклом, как в Вифлееме. Там, когда вы заходите в храм Рождества Христова, под стеклом видны старые фундаменты.

Фундамент собора Казанской иконы Божией Матери. Фото: tatarstan-mitropolia.ru

– Некоторое время назад говорили еще и о восстановлении Казанской духовной академии, которая была одним из самых авторитетных духовных учебных заведений в стране…

– Вы знаете, этот вопрос стоит, и мы надеемся, что она будет воссоздана. Но академия – это же не только здание. Нужен научный потенциал. Должны быть готовы педагоги, профессорско-преподавательский состав, чтобы академия стала головным высшим учебным заведением. Сейчас у нас семинария – высшее учебное заведение, и мы работаем над кадрами.

Баланс интересов очень важен и для развития республик, и для цементирования межнациональных отношений

– Вы служите в преимущественно мусульманской республике. Есть ли там общественное противодействие воссозданию собора, академии?

– Что значит в «преимущественно мусульманском регионе»? В Татарстане 50% славянского, скажем, населения и 50%, имеющих татарские корни. Поэтому вопрос сформулирован неправильно.

Я бы сказал, что Татарстан является довольно хорошим образцом, как можно жить в мире и согласии. Я часто езжу по районам и замечаю, что и в быту нет никакого противостояния. Я это говорю не для пиетета. Я вернулся недавно из Бейрута, где у меня была встреча с духовными лидерами.

Татарстан является довольно хорошим образцом, как можно жить в мире и согласии. В быту нет никакого противостояния

Взаимоотношения людей разных конфессий – это очень острый вопрос на Ближнем Востоке. Я пригласил их приехать и посмотреть, как мы живем. Татарстан подает хороший пример. Какие-то отдельные случаи недопонимания не являются закономерностью.

– На Северном Кавказе тоже открываются новые храмы, и тут уж я не ошибусь, сказав «в преимущественно мусульманских республиках»: в Кабардино-Балкарии, в Чечне, в Дагестане. Как вы относитесь к этим новостям?

– То, что открывается, было намечено еще мной, в мою бытность епископом Ставропольским и Владикавказским. Были достигнуты такие договоренности с руководителями республик. Был заложен, в частности, Наурский храм, открытый в этом году. Относиться к этому можно только позитивно. Очень хорошо, что руководство республик уделяет внимание христианским святыням. Дай Бог, чтобы эта тенденция сохранилась.

Но кроме открытия храмов, я бы очень хотел, чтобы русские люди не покидали Кавказ. Хотел бы обратиться и к мусульманам: баланс интересов очень важен и для развития республик, и для цементирования межнациональных отношений.

Я люблю Кавказ. У меня за почти десять лет там никогда не было проблем с мусульманами. Мы умели находить общий язык. Все народы хорошие, и нам нечего делить. Рознь – это беда для всех, а взаимоуважение народов, отдельных личностей – это путь к настоящему спокойному мирному бытию.

Митрополит Феофан на конференции «Межрелигиозные отношения и внутриконфессиональный диалог на Северном Кавказе»

– Недавно патриарх всея Руси Кирилл сказал: «И пусть умолкнут все, кто сопротивляется строительству храмов, потому что храмы нужны москвичам». Должны ли на ваш взгляд умолкнуть противники строительства мечетей в России?

– Это вопрос не мой.

– В Татарстане таких вопросов не возникает?

– У нас не возникает. Я думаю, что и везде все постепенно придет в норму.

Мы можем с позиции веры отстаивать религиозные нравственные ценности. У нас, и у православных, и у мусульман, общая задача. 

Нам надо понять одно – у нас самая большая проблема – это секуляризация общества. И она разрушает как православный, так и мусульманский мир. Несмотря на крушение идеологии атеизма, он еще в большей мере проникает в жизнь нашего общества. Посмотрите, какие ценности стали главными: богатство, свобода, которая является не свободой, а произволом, свобода в грехе…

0 Распечатать

Наверх