24 января
25 июня 2016 4428 0

Туристический кластер может сбросить балласт

Эксперты считают разумным решением сокращение числа площадок туркластера в СКФО
Фото: pravitelstvo.kbr.ru
Фото: pravitelstvo.kbr.ru

usahlkaro Николай Проценко журналист

Проект туристического кластера Северного Кавказа может быть существенно сокращен в рамках заявленных правительством РФ планов по ликвидации неэффективных особых экономических зон (ОЭЗ).

Из девяти ОЭЗ туристско-рекреационного типа, созданных на Северном Кавказе, признаки жизни подают два с половиной – действующие курорты в Архызе и Приэльбрусье, а также проектируемый чеченский курорт Ведучи.

Остальные оказываются в зоне риска, если главным критерием неэффективности ОЭЗ станет отсутствие действующих резидентов. Ряд экспертов полагают, что сокращение числа площадок туристического кластера на Северном Кавказе было бы разумным решением.

Ключевые показатели неэффективности

Вопрос о результатах деятельности ОЭЗ впервые был поставлен ребром в конце прошлого года, когда президент Владимир Путин поручил контролирующим органам проверить эффективность расходования средств, выделенных на их создание. Результаты оказались неутешительными.

В опубликованном некоторое время назад отчете Счетной палаты РФ говорится, что «за десять лет своего существования особые экономические зоны так и не стали действенным инструментом поддержки национальной экономики».
За последние шесть лет на реализацию проекта туркластера было направлено 21,9 млрд государственных рублей

«Анализ основных показателей функционирования и развития существующих особых экономических зон показал, что им не удалось выйти на те уровни привлечения инвестиций, которые планировались изначально. Реальный экономический эффект отреализации механизма в виде особых экономических зон не достигнут», – указано в отчете СП.

В начале июня Путин поручил правительству приостановить создание новых ОЭЗ и прекратить работу неэффективных зон. Минэкономразвития, в ведении которого находятся зоны, первоначально заявил о наличии списка из 10 ОЭЗ, которые могут быть закрыты.

В ходе недавнего Петербургского экономического форума (ПМЭФ) замминистра Александр Цыбульский уточнил, что «в максимальной зоне риска находятся зоны туристско-рекреационные, потому что они пока, за исключением, может быть, зоны "Завидово" [в Тверской области] – самой молодой, но самой перспективной, – конечно, развиваются недостаточно эффективно».

Поименно «кандидатов на вылет» Цыбульский не назвал, однако в контексте упомянутого отчета Счетной палаты можно с высокой вероятностью предположить, что речь идет именно о Северном Кавказе. Созданные в этом регионе в рамках туристического кластера ОЭЗ Счетная палата отдельно привела в качестве примера неэффективных зон с точки зрения соотношения объемов вложенных федеральных средств и привлеченных инвестиций.
За два года в рамках туркластера создано лишь 230 рабочих мест – самый низкий показатель среди всех ОЭЗ в стране

За последние шесть лет на реализацию проекта туркластера было направлено 21,9 млрд государственных рублей, а объем привлеченных частных инвестиций на начало этого года составил всего лишь 2,5% от этой суммы – 553 млн рублей.

На территории СКФО на сегодняшний день самая большая концентрация ОЭЗ туристско-рекреационного типа – 7 из 15 зон. Это «Мамисон» (Северная Осетия), «Архыз» (Карачаево-Черкесия), «Матлас» (Дагестан), «Армхи-Цори» (Ингушетия), «Эльбрус-Безенги» (Кабардино-Балкария), «Ведучи» (Чечня), а также пока не получившая отдельного названия ОЭЗ на Кавминводах, по которой еще не заключено соглашение об управлении.

Для остальных зон управляющей компанией является государственное АО «Курорты Северного Кавказа».

Кроме того, на Северном Кавказе (но уже в пределах ЮФО) расположено еще две туристско-рекреационные ОЭЗ – «Лагонаки» на территории Майкопского района Адыгеи и зона в Апшеронском районе Краснодарского края. Они были созданы постановлением правительства РФ еще в 2010 году, но управляющие компании по ним до сих пор не определены в связи с неурегулированностью земельных вопросов.

В качестве основных задач создания ОЭЗ декларировалось решение хронических проблем экономики Северного Кавказа – создание рабочих мест, снижение дотационности местных бюджетов и т.д. Судя по результатам проверки Счетной палаты, вклад ОЭЗ в решение этих задач оказался микроскопическим.
В прошлом году общий объем внебюджетных инвестиций в СКФО составил только 62,5% от плана
Объем налогов, уплаченных резидентами туристического кластера, составил всего 20,9 млн рублей, при этом резиденты получили 29 млн рублей налоговых льгот. За последние два года в рамках туркластера было создано лишь 230 рабочих мест, или 0,02% от трудоспособного населения на его территории – это самый низкий показатель среди всех ОЭЗ в России.

Наследство товарища Билалова

Аудиторы Счетной палаты напомнили и о ряде серьезных финансовых нарушений в ходе реализации проекта туркластера – в частности, о размещении значительной части уставного капитала АО «Курорты Северного Кавказа» (КСК) на счетах Нацбизнесбанка. Одним из бенефициаров этого учреждения считался Ахмед Билалов – до начала 2013 года председатель совета директоров КСК.

По оценке Счетной палаты, размещение средств КСК в Нацбизнесбанке носило высокорискованный и коррупционный характер.  А после того как апреле 2014 года у банка была отозвана лицензия ЦБ РФ, эти деньги «зависли», и по итогам года у компании образовался непокрытый убыток в размере 2,561 млрд рублей.

Эти данные полностью совпадали с теми сигналами со стороны Общероссийского народного фронта (ОНФ), благодаря которым президентом и была инициирована проверка ОЭЗ.

На встрече с активистами ОНФ Владимир Путин констатировал, что выделяемые на создание ОЭЗ «деньги просто сидят на счетах и в банках крутятся для получения соответствующих прибылей, непонятно куда идущих».

Туристический кластер – это проект на десятилетия, и выводы о неэффективности пока делать рано

По данным «СПАРК-Интерфакс», с момента создания КСК доходы компании по графе «проценты к получению» неуклонно росли, многократно превышая основную выручку. В частности, в 2015 году процентные доходы составили 1,475 млрд рублей, а выручка – лишь 106 млн рублей.

Кроме того, в системе «СПАРК» впервые приведен объем управленческих расходов компании за 2015 год – 478 млн 89 тысяч рублей, то есть почти в пять раз выше выручки.

До официального утверждения отчетности компании за прошлый год эти цифры в КСК не комментируют.

Однако известно, что вскоре после публикации нашумевшего отчета Счетной палаты по ОЭЗ тема неэффективности государственных инвестиций в СКФО получила продолжение. По результатам проверки исполнения федерального бюджета Министерством по делам Северного Кавказа Счетная палата обнаружила нарушения законодательства на 86,3 млн рублей.
В прошлом году действующие объекты кластера – Архыз и Приэльбрусье – посетили 260 тысяч человек

В сообщении Счетной палаты также сказано, что министерство не обеспечило эффективность реализации госпрограммы развития СКФО до 2025 года.

В прошлом году общий объем внебюджетных инвестиций в СКФО составил только 62,5% от плана, а объем инвестиций в рамках ОЭЗ – всего 1,2% от запланированного объема. Резиденты туристического кластера заплатили налогов на смехотворную сумму – 14 млн рублей, или 0,4% от того, что планировалось.

По итогам проверки Счетной палаты было принято решение направить представление в Минкавказа России и обращение в Следственный комитет РФ.

Доживем до 2025 года

В «Курортах Северного Кавказа» к калькуляциям, проделанным Счетной палатой, отнеслись явно скептически. В ответ на запрос КАВПОЛИТа пресс-служба госкомпании сообщила, что общий объем заявленных инвестиций резидентов ОЭЗ в составе туристического кластера, чьи бизнес-планы были одобрены Минэкономразвития России, составляет 17,7 млрд рублей.

«Учитывая, что с момента создания компании в уставной капитал АО КСК было перечислено порядка 20 млрд рублей, соотношение государственных и внебюджетных инвестиций уже достигло уровня 1:0,8. То есть мы приближаемся к соотношению 1:1 и не намерены сбавлять темпы», – сообщают в компании.

Несколько дней назад гендиректор КСК Олег Горчев заявил, что в 2016 году от резидентов ОЭХ планируется привлечь 2,2 млрд рублей инвестиций – или на 16% больше, чем в прошлом году.

Понятно, что заявленные и фактически сделанные инвестиции – это весьма разноплановые  явления, однако в КСК апеллируют к тому, что туристический кластер – это проект на десятилетия, и выводы о неэффективности пока делать рано.
Основная часть резидентов туристического кластера на данный момент относится к курорту Архыз

«Европейский опыт развития горнолыжных курортов составляет порядка 50 лет. Динамика реализации нашего проекта говорит о том, что мы имеем все возможности пройти этот путь быстрее, но это все равно остается вопросом не шести лет – срока существования АО КСК», – заявляет пресс-служба компании.

В ней считают, что содержательно говорить о результатахтуристического кластера можно будет только в 2025 году, поскольку реализация проекта ведется в рамках госпрограммы развития СКФО, рассчитанной именно до этого периода.

В частности, предполагается, что к этому времени резидентами ОЭЗ на территории кластера будет создано 5,8 тысячи рабочих мест, то есть в 25 раз больше, чем на данный момент, а общее количество туристов www.turcentr.by/avt.php превысит 5,5 млн человек.

Для сравнения: в прошлом году действующие объекты кластера – Архыз и Приэльбрусье – посетили 260 тысяч человек. По оценке КСК, это примерно 20% туристов, побывавших в Карачаево-Черкесии, и 70% турпотока в Кабардино-Балкарии.

Естественный отбор

Отвечая на вопрос КАВПОЛИТа о перспективах ОЭЗ на Северном Кавказе, в пресс-службе КСК ссылаются на заявление замминистра экономического развития Александра Цыбульского, сделанное на ПМЭФ: неэффективные туристско-рекреационные ОЭЗ будут закрыты, но ни одна зона, где есть действующие резиденты, закрыта не будет.
Туризм в Дагестане пока – это идея фикс и большая фикция, скорее всего – для разного рода громких заявлений

В составе туристического кластера сейчас насчитывается 18 действующих резидентов, 7 резидентов, защитивших свои проекты в Минэнономразвития и ожидающих получения сертификатов, и 4 заявки, готовящиеся к подаче.

Основная часть резидентов туристического кластера на данный момент относится к курорту Архыз. В Приэльбрусье, по сообщению КСК, идет выход на стадию проработки градостроительной документации, которая определит порядок размещения объектов капитального строительства, инженерных и дорожных сетей и т.д.
Третьим приоритетным курортом в рамках туристического кластера является чеченский Ведучи. Первоначальные планы по срокам его открытия – 2015 год – давно сорваны; как сообщают в КСК, предполагается, что в текущем и следующем году здесь лишь будет создана «инфраструктура, позволяющая организовать полноценный отдых первых туристов уже в ближайшие годы».
Финансовые и организационные ресурсы КСК были размыты, и после громкого старта проект начал постепенно захлебываться

Что же касается остальных созданных на Северном Кавказе ОЭЗ, то их перспективы выглядят весьма туманно – особенно тех, где дело не пошло дальше красивых картинок на бумаге.

Например, в Дагестане только в марте этого года был решен вопрос о передаче в управление КСК земель, на которых планировалось построить курорт Матлас. Два года назад на его месте был заложен первый камень, говорилось о планах группы «Сумма» Зиявудина Магомедова вложить в развитие Матласа 12,5 млрд рублей, но курорта на этом месте так и не появилось.

«С момента создания туристической ОЭЗ в Дагестане с 2012 года не сделано ничего, зона не состоялась – не зарегистрированы резиденты, не реализованы проекты, – констатирует известный дагестанский экономист Маир Пашаев. – Туризм в Дагестане пока – это идея фикс и большая фикция, скорее всего – для разного рода громких заявлений и распила бюджетных денег. Никто туризмом и туристами всерьез не занимается, чиновники в этом деле похожи на детей в песочнице».

По мнению управляющего партнера компании «ФОК (Финансовый и организационный консалтинг)» Моисея Фурщика, в целом идея создания горнолыжного кластера на Северном Кавказе – разумная и актуальная, но начинать надо было с одной-двух наиболее простых площадок, имеющих лучшую транспортную доступность, наименьшие земельные проблемы и т.д, а потом уже включать в проект новые территории.

Кроме того, эксперт полагает, что КСК совершили стратегическую ошибку, когда стали понятны сложности с привлечением крупных инвесторов:

«В такой ситуации нужно было разбить масштабные проекты на ряд более мелких взаимосвязанных объектов, которые могли бы создаваться и обслуживаться местным малым и средним бизнесом при общей организационной роли самой КСК. Например, в Японии почти все крупные горнолыжные курорты являются совокупностью десятков относительно небольших бизнесов, но отдыхающие этого совершенно не ощущают. Сходным образом устроены и многие ведущие европейские горнолыжные курорты».
​Такая схема гораздо сложнее, чем передача проекта целиком одному крупному инвестору, но она и более реальна в текущей ситуации, полагает Моисей Фурщик. А вместо этого КСК продолжила масштабное строительство инфраструктуры, которая пока остается не очень востребованной. Поэтому, по мнению эксперта, планирующееся сокращение числа площадок в рамках проекта КСК было бы в сегодняшней ситуации разумным решением.

0 Распечатать

Наверх