24 октября
10 августа 2016 3419 2

Турецкий визит в северную столицу

О встрече в Путина и Эрдогана в Санкт-Петербурге
Фото: 1news.az
Фото: 1news.az

usahlkaro Надана Фридрихсон международный обозреватель

В интервью КАВПОЛИТу специальный корреспондент «Комсомольской правды», эксперт по Ближнему Востоку Аббас Джума проанализировал встречу президентов России и Турции.

 — На ваш взгляд, встреча Путина и Эрдогана приведет к каким-то результатам? Или встреча для камер, а на деле прорыва не будет?

— Вокруг этой встречи было много информационной шумихи. В частности, сам Эрдоган буквально накануне встречи с Путиным дал большое интервью Гусману, из которого мы узнали гораздо больше, чем мы видели из протокольных мероприятий под камеры.

Конечно, они к чему-то  придут. Как минимум к каким-то соглашениям, касательно двустороннего взаимодействия в торговой плоскости, энергетической… А как максимум – выйдут на геополитические решения, которые отразятся на Сирии, например. Т.е. принесенные Эрдоганом извинения не должны пройти даром. Он теперь выжмет из этого максимум.

А максимум – это, конечно же, АЭС Аккую. Турецкий поток – это менее значимый вопрос. Но то, что одно из этих направлений будет осуществлено в ходе этой встречи (недаром она прозвана специалистами исторической) – в этом я уверен.

Другое дело, что объявленные договоренности могут так и остаться на уровне деклараций. А возможно, что за ними последуют реальные действия. Но здесь пока трудно прогнозировать.

— Если стороны будут декларировать достигнутые договоренности, можно считать это в т.ч. информационной игрой на поле Европы и США?

— Одно из самых любопытных замечаний, которые я сделал: накануне встречи в Санкт-Петербурге никакой бурной реакции США по этому поводу не наблюдалось. Были какие-то аналитические материалы – мол, зачем, к чему приведет? Но ярко выраженной негативной реакции не было. С другой стороны, резко критиковать они тоже не могли. Турция, несмотря на членство в НАТО, все-таки не страна на побегушках. Но если Москва и Анкара начнут реализовывать достигнутые договоренности, я уверен – Вашингтон начнет активно работать на недопущение этого. 

Но если вдруг Путин и Эрдоган придут к договоренностям и начнут их реализовывать, а Штаты не вмешаются, это будет значить только одно – они теряют контроль над ситуацией. Как сказал Дугин недавно – дракон на последнем издыхании. Правда, я не разделяю такую оценку, но сказано хорошо.

Америка, может быть, так бурно и не прореагирует, но то, что будет вестись подрывная деятельность – поддержки курдов, не только сирийских курдов, но и турецких, поддержка Гюлленовского движения, всевозможные провокации и т.д – в этом я не сомневаюсь.

Мало кто знает в российском пространстве (я изучаю турецкое информационное поле): гюленовцы уже анонсировали в своих узких кругах готовящиеся провокации. Это серьезно обсуждалось, и вообще мэр Анкары уже заявил, что ему тоже поступала информация, что гюленовцы планируют свет выключить в городе, но якобы спецслужбы мониторят эту информацию, и враг не пройдет. Но не пройдет, только если ему Америка не поможет…


Аббас Джума. Фото: svpressa.ru

Гюленовцы уже заявили в узких кругах, что готовятся к провокациям. Позже эту информацию подтвердил мэр Анкары

— А этот враг существует на самом деле, или турецкие власти пеняют на гюленовцев ввиду тех задач, которые они поставили перед собой?

— Безусловно, он существует. Гюленовское движение вросло во все структуры Турции: во властные, судебные, силовые и так далее. У них очень разветвленная, серьезная и очень сильная система. Гюлен – это человек, который находится под влиянием ЦРУ. Тут и ребенку понятно, что когда такого уровня фигура скрывается в той или иной стране, то спецслужбы этой страны будут оказывать на него давление…

Турция просит выдать его, но Вашингтон отказывается. По какой причине не выдают? Потому что он им интересен. Собственно, по той же причине, по какой мы не выдаем Сноудена.

Поэтому я считаю, что если какое-то мало-мальски серьезное решение будет принято в ходе этого визита, то Соединенные Штаты могут сохранять внешнее спокойствие, но при этом они будут вести подрывную деятельность. Все рычаги, которые у них имеются (а у них имеются серьезные рычаги), они активизируют, чтобы помешать союзу России и Турции. 

— Так будет действовать нынешняя администрация, или активизация последует за президентскими выборами?

На мой взгляд, в данном направлении и лагерь демократов, и лагерь республиканцев, в принципе, солидарны. Тут, как говорится, хрен редьки не слаще. Выборы выборами, но работать во имя своих интересов Вашингтон будет вне зависимости от исхода выборов.

— Россия осудила попытку переворота в Турции. Путин мог предложить Эрдогану какую-то помощь в борьбе с пятой колонной, назовем это так…?

—  Не думаю, что Москве надо вмешиваться в это.  И не думаю, что об этом шла речь. У Эрдогана, в принципе, сейчас все схвачено и без России. А когда ему Гусман задал вопрос в ходе интервью – правда ли , что наши спецназовцы помогли вам? Эрдоган ответил: я от вас это первый раз слышу.

А как же сообщение, что российское Минобороны его предупреждало?

— Он это отрицает.

— Почему накануне встречи он отрицает?

— Думаю, это было согласовано с российской стороной. Мол, можно я не буду говорить о вашей помощи? Можно, какая нам разница…

Вполне возможно, что помощь была, но сейчас обстановка нормализовалась, и в данном случае, я думаю, российская помощь в ближайшие лет десять не пригодится, именно в контексте возможного переворота… 

— Понятно. А как они договорятся по Сирии, ведь у нас диаметрально разные точки зрения на происходящее там?

— На мой взгляд, эти противоречия будут оставаться и ничего по факту они не решат. Эрдоган никогда не откажется от «братьев-мусульман», потому что он концентрация всего, что декларируется ими. Он также никогда не откажется от тех группировок, которые сейчас ведут в Сирии свою деятельность, они тоже приближены к «Братьям-мусульманам».

А если он не откажется, то все переговоры впустую. Поэтому декларация какая-то будет, но по факту они ничего не решат. А то, что сейчас в Алеппо стало посвободней, лично я это связываю с тем, что Эрдоган не ослабил свою хватку, а отозвал своих военных, в силу того, что он у себя в стране пересажал всех, и личного состава уже не хватает. И он просто отозвал тех, кто сейчас работает за рубежом.

Без турецких специалистов стало легче работать в Сирии, и нашим ВКС, и сирийской армии и так далее. То есть Эрдоган по сути отвлекся от Сирии, но как только у них в стране все стабилизируется он опять вернется в Сирию.

Конечно, сейчас он зависит от России, и в этой связи он не будет действовать нахрапом, как раньше, например, помогать террористам, как он это делал, вообще не соблюдая никаких правил…

Сейчас он будет действовать тоньше, хитрее…  Но суть от этого не меняется опять же. То есть изменится методика, но не изменится суть. 

Эрдоган не ослабил свою хватку в Сирии, Он отозвал своих военных, потому что пересажал всех в стране

— Получается, что, несмотря на встречу, Россия и Турция по-прежнему антагонисты?

— Я считаю так. Я скептически отношусь к этой встрече, и считаю, что Эрдогану верить нельзя. По каким-то направлениям он, конечно же, сейчас пойдет навстречу. Возможно, будут восстановлены какие-то экономические, энергетические проекты, но по каким-то серьезным вопросам, как Сирия, например, прорыва не будет.

У России были доказательства, что Эрдоган имел темные дела с ИГ (террористическая группировка, запрещена в РФ) . Эта тема поднималась на встрече Путина и Эрдогана? Путин в кулуарах напомнил ему про документы?

— Между собой они вполне могли обсудить эту тему. Но не публично. Может быть, они что-то выяснят…

— У Москвы есть какие-то механизмы сдерживания Турции на будущее? Ты сам говоришь, что аккуратно он будет гнуть свою линию по Сирии? У нас есть какие-то механизмы контролировать это?

— У нас нет никаких механизмов, кроме объективной реальности, которая сложилась сейчас  не в пользу Эрдогана. Похолодание отношений по ряду направлений: с американцами, Анкару игнорируют персидские монархии. Плюс проблемы экономического порядка. Геополитические разные неудачи и прочее.

Все это играет сейчас нам на руку. Но это нельзя назвать нашими рычагами, поскольку сложившаяся ситуация нестабильна.

Другое дело, что они могут появиться. Каким образом: например, как американцы сейчас вкладывают в курдов – вот это их поводок. Они за этот поводок дернут, и Эрдогану придется учитывать их интересы. Условно говоря, если мы пойдем тем же путем (что вполне возможно), у нас этот рычаг появится.

— Недавно в Германии был протест турков, которые выступили с поддержкой Эрдогана. Это явно показывает, что у турецкого лидера есть механизм давления на Германию. И у России с Германией отношения усложнились после санкций. Возможно ли, что сейчас переговоры Путина и Эрдогана, пусть и на уровне декларации, но смогут как-то повлиять на отношения Германии с Турцией и  Россией?

—  Естественно, все сейчас смотрят на эти договоры, причем с негодованием, всех все не устраивает. Ты же видишь, как только наметилась встреча и как только обозначилось обсуждение Турецкого потока, Евросоюз сразу снял запрет на переговоры по Южному потоку.

Мы видим, что реакция есть на это. Реакция очень острая и оперативная. Поэтому, я думаю, что и со стороны Германии стоит ожидать какой-то реакции. Дружественной по отношению к нам.

Путин славится тем, что все важные вопросы международной повестки решает пакетно.

Вообще эти переговоры с точки зрения геополитики  ставят нас в вольготное положение. Мы сейчас можем выбирать – Южный поток или Турецкий поток…

И Германия может начать процесс потепления отношений с Турцией, чтобы не дай  Бог мы сейчас с турками как-то не завязали отношения, ведь это очень опасно для Европы в целом и для Германии в частности. 

— Если будет новая эскалация на карабахском направлении, это станет поводом для нового витка конфронтации России и Турции?

— Такой сценарий возможен, но обратите внимание на последовательность последних встреч Путина. 8 августа трехсторонняя встреча с главами Азербайджана и Ирана. 9 августа – встреча с главой Турции, а 10 августа в Москву прилетает Саргсян. Думаю, такая последовательность неслучайна.

Эта «многоходовка» Путина и нужна для того, чтобы на фоне нормализации отношений с Турцией не прогремел Карабах. Т.е. регион сейчас под контролем. Поэтому я думаю, что риск новой эскалации в Карабахе сведен сейчас к минимуму.

Но если эскалация все же начнется, тогда да, можно будет забыть о нормализации отношений Москвы и Анкары.

— Но если эскалация начнется, тогда это будет явный знак, что каким-то игрокам такая ситуация не по нраву?

— Это, возвращаясь к началу нашей беседы, если Россия и Турция приступят к реализации договоренностей – Штаты отреагируют.

Конечно, надо этого опасаться. Этого и опасаются. И Путин опасается, поэтому повторяю: он и начал встречи – сначала с Алиевым и Роухани, потом с Эроганом и затем с Саргсяном, т.е. со всеми ключевыми фигурами, чтобы не допустить атлантического влияния.

Путин и славится тем, что все важные вопросы международной повестки решает пакетно. Это фактически его визитная карточка. 


0 Распечатать

Tarlan 10 августа 2016, 17:25

"Эксперт по Ближнему Востоку Аббас Джума"- курд. Этим всё сказано. Любое сближение России и Турции они рассматривали и будут расценивать с точки зрения интересов Курдистана. Их главный посыл, что курды от воины от Бога и вооруженная борьба смысл их существования. Как они сами считают этой исторической традиции более 6 тыс лет и политические лидеры некоторой части курдов не намерены отказываться от вооружённой борьбы. В этой связи они выражают своё недоумение возращением сотрудничества между Россией и Турцией в цивилизованное русло международного права. Они убеждены, что Россия однозначно должна поддерживать движения курдов против Турции и любых других стран, в частности Ирака и Сирии, которые борются с этнонациональным терроризмом курдов, которые борются за создание государства свободного Курдистана.....
Так что уважаемый автор, не всё так просто, как пытается изобразить общую ситуацию этот "эксперт" со своей колокольни...
Повсеместно все нормальные люди земли осуждают террор.
Но военно политическое и теократическое крыло курдов с этим не согласны и не намерены отказываться от террора в своей деятельности в ближайшей перспективе...
Они с удовольствием будут рассуждать о "серых волках", "братьях мусульманах", чтобы не заговорить о своих "львах- воинах от Бога"...
Курды действительно отменные воины. Но ни одна война не бывает вечной, если только это не война со своим эго. Даже такая война имеет своё начало и свой конец, но только не для политики курдов, ибо оно базируется на национальной гордыне и историческом превосходстве над всеми творениями Всевышнего.

2
Рамазан Салманов 12 августа 2016, 18:18

Исключительно трезвое мышление,от довольно молодого Абасса Джумы. Кстати говоря он единственный на ток-шоу у Владимира Соловьева на канале Россия-1,который внятно и реалистично, может обосновать свою позицию,в отличии от всех остальных приглашенных,которые всю передачу "борятся с собственным языком", не могут выплюнуть все лишнее из рта и сформулировать свою мысль(что он этим хочет сказать и к чему он это говорит).А что касается собственно визита Эрдогана в Россию и его интервью перед визитом,я повторю лишь то, что говорил: "Реджеп Тайип Эрдоган: в отношениях России и Турции будет открыта новая страница"-К сожалению это ни так,а скорее будет педалироваться "старая заезженная пластинка"-когда будут петься дифирамбы типа "мой лучший друг Владимир"давайте дружить,мы вам памадуры и хурма,вы к нам на моря,но при этом,турецкие связи с ИГИЛ(запрещенного на территории РФ) не будут прекращены,а напротив активированы, продвижение вредных панатюркистских идей на территории РФ будут продолжены,что собственно подтвердил Реждеп в интервью Гусману("гусманату"),где заявил,что:"у нас имеются расхождения по крымско-татарскому вопросу",тогда как, таких расхождений быть не может,это внутренний вопрос РФ и всякое вмешательство из вне туда, просто недопустимо".

0

Оставить комментарий:

Наверх